Приглашаем посетить сайт

Cлово "ЛЮДИ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЛЮДЯМ, ЛЮДЬМИ, ЛЮДЯХ, ЛЮДЕЙ

Входимость: 66.
Входимость: 63.
Входимость: 60.
Входимость: 60.
Входимость: 53.
Входимость: 53.
Входимость: 51.
Входимость: 50.
Входимость: 47.
Входимость: 47.
Входимость: 43.
Входимость: 41.
Входимость: 40.
Входимость: 39.
Входимость: 39.
Входимость: 38.
Входимость: 37.
Входимость: 37.
Входимость: 36.
Входимость: 35.
Входимость: 35.
Входимость: 33.
Входимость: 32.
Входимость: 30.
Входимость: 29.
Входимость: 29.
Входимость: 29.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 23.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 66. Размер: 102кб.
Часть текста: еще пѣснями", которыя для скальда "всегда самыя сладкія". -- Скуле находитъ противорѣчіе между этимъ отказомъ и той готовностью "охотно пасть первымъ" за мятежнаго короля, которую скальдъ только что обнаружилъ при извѣстіи объ опасности. Скальдъ отвѣчаетъ: "Человѣкъ можетъ пасть изъ-за жизненной задачи другого; но, если онъ остается живъ,онъ долженъ жить ради своей собственной". Смерть скальда въ первомъ же сраженіи разрѣшила по своему вопросъ о "несложившихся пѣсняхъ", но все-таки отказаться отъ нихъ, этихъ "самыхъ сладкихъ" пѣсенъ, скальдъ Ибсена не хотѣлъ и не могъ... Жить можно только для своей собственной и при томъ свободно избранной "жизненной задачи". Это -- основной мотивъ въ творчествѣ Ибсена. Для Шекспира "задача жизни" составляла только частную тему, разработанную въ "Гамлетѣ". Для Ибсена это -- универсальная тема. Изъ "задачи жизни" онъ сдѣлалъ солнце, вокругъ котораго, какъ центра психологическаго...
Входимость: 63. Размер: 136кб.
Часть текста: со свойствами, характерами, поступками — со всевозможными формами обобщенного поведения человека. А там, где речь идет о поведении, любые жизненные ценности оказываются в то же время ценностями этическими. Тем самым между литературой и этикой существует нерасторжимая связь. Художественное созидание образа человека есть в то же время его оценка, строящая образ изнутри. От своих оценочных функций никогда никакая литература не могла уйти — ни провозглашавшая высокое бесстрастие писателя (школа Флобера, например), ни перетасовывавшая критерии добра и зла (например, декадентство конца XIX — начала XX века). В смещенном, парадоксальном виде этические критерии действительны были и для позднейшего литературного «имморализма» — поскольку все эти направления предлагали свою модель поведения. Для декадентства категория зла — одна из самых основных и структурных. Декадентство могло прославлять зло, но не могло быть этически безразличным. Оно не могло даже обойтись без понятия греха, и потому декадентство так легко вступало в контакт с догматической религией, казалось бы, ему противопоказанной. Литература сопряжена с этикой, но литература нового времени 1 не воспроизводила однозначно нормы и догмы господствующей этической системы или одной из господствующих систем. Искусство для этого чересчур динамично. В этом отношении особенно показателен классицизм; именно потому, что над ним как будто всецело властвовали...
Входимость: 60. Размер: 79кб.
Часть текста: начинает зарабатывать деньги, поступив на фабрику ваксы. Образование, полученное им в детстве, не было сколько-нибудь систематическим. Работа в конторе адвоката, деятельность судебного и парламентского репортера способствовали обогащению жизненного опыта будущего писателя. Годы своего тяжелого детства и юности Диккенс описал впоследствии в романах «Давид Копперфильд» и «Крошка Доррит». Мировоззрение и эстетические взгляды Диккенса формировались в 30-е годы. Это был бурный и напряженный период в истории Англии. Борьба за избирательную реформу (1832), выступления чартистов определяли собой накаленную атмосферу тех лет. Диккенс не был сторонником чартистского движения; он не разделял взглядов и программы его участников. Но ему были близки и понятны настроения трудовых масс; его возмущала существующая несправедливость и тяжелое положение народа. В творчестве Диккенса нашли выражение его демократические симпатии и протест против социальной несправедливости. Общественный подъем в стране, усиливающееся рабочее движение способствовали расцвету творчества писателя. Романы Диккенса служили делу борьбы, которую вел английский народ против порядков и законов буржуазного общества. Одним из первых в английской литературе Диккенс показал, как тяжело последствия буржуазной цивилизации сказываются на условиях жизни простых людей. Он раскрыл в своих романах вопиющие противоречия между бедностью и богатством и выступил как «защитник низших против высших, каратель лжи и лицемерия» (Чернышевский). Пафос творчества Диккенса заключается в страстном обличении социальной несправедливости, в утверждении и прославлении красоты, человеческого достоинства и трудолюбия...
Входимость: 60. Размер: 96кб.
Часть текста: реализма XIX века, французский писатель Ги де Мопассан (1850 - 1893), принадлежит к числу любимых советской читательской аудиторией мастеров художественного слова. Впервые с ним познакомил русских читателей И. С. Тургенев, оценивший в нем крупнейший талант французской литературы начала 80-х годов. Горячо полюбил Мопассана и Лев Толстой, написавший о нем большую статью. Чехов, Горький, Бунин, Куприн в разной мере и в разных отношениях являлись почитателями французского писателя, высоко ставившими его художественную честность и исключительное мастерство. 1 «Я вошел в литературу, как метеор», - шутливо говорил Мопассан. Действительно, он стал знаменитостью на другой день после опубликования «Пышки». Но чудо остается чудом только до тех пор, пока неизвестен его механизм: мгновенной славе Мопассана предшествовала долгая и упорная учеба литературному искусству. Жизненные обстоятельства складывались необыкновенно благоприятно для того, чтобы он мог сделаться писателем. Семья его тяготела к искусству. Мать Мопассана горячо любила литературу и умела тонко ценить ее; сестра поэта-романтика Альфреда Ле Пуатвена (1816 - 1848), друга юности знаменитого французского писателя Гюстава Флобера, она тоже была знакома с Флобером и преклонялась перед его талантом. Стараясь углубить пробуждающееся влечение сына к литературе (Мопассан начал писать стихи с тринадцати лет), она руководила чтением мальчика и бережно сохраняла тетради с его первыми стихотворениями. А в дальнейшем, когда ее сын сделался писателем, она осталась его литературным советчиком, критиком и помощником и дала ему многие сюжеты для рассказов. Когда Мопассан обучался в Руанском лицее, одним из его преподавателей был поэт-парнасец Луи Буйле (1822 - 1869). Почуяв в поэтических опытах Мопассана искру дарования, Буйле...
Входимость: 53. Размер: 95кб.
Часть текста: облике, и в этом соединении — великая сила Ибсена. Конечно, и великие романтические драматурги первой половины века, будь то Клейст или Виктор Гюго, по-своему открыли XIX столетию, его страстям и думам, путь через драматическую сцену. Но они нуждались в исторических костюмах, они, как Виктор Гюго и другие французские ро­мантики, изображали противоречия и страсти своего времени в их довольно отдаленной предыстории. У Виктора Гюго это почти всегда Ренессанс — французский, испанский или ита­льянский, в котором уже завязались все конфликты, свойст­венные новой истории европейского Запада, и в котором уже сложились характеры новых людей. Не нужно думать, что романтики просто переодевали своих современников в пла­тья времен Тициана или Веласкеса и что так получались романтические драмы. Романтики еще верили, что прямая дорога ведет от их современности к делам и дням Возрожде­ния, и эта вера облегчала им театральную задачу. Куда красивее, куда театральнее были дерзкие и откровенные деятели времен императора Карла V — с их кинжалами, малиновыми плащами, с их красноречием, нежели современный делови­тый люд, едва разжимающий уста, чтобы проговорить самое необходимое, скупой, убогий в жестах, одетый темно, невы­разительно, трудно уследимый в своих поступках. Герцен пи­сал в «Концах и началах»: «Но и искусство имеет свой пре­дел. Есть камень преткновения, который решительно не бе­рет ни смычок, ни кисть, ни резец; искусство, чтоб скрыть свою немоготу, издевается над ним, делает карикатуры. Этот камень преткновения — мещанство... Художник, который пре­восходно набрасывает человека совершенно голого, покрыто­го лохмотьями или до того совершенно одетого, что ничего не видать, кроме железа или монашеской рясы,...

© 2000- NIV