Приглашаем посетить сайт

Cлово "СТАТЬ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СТАЛ, СТАЛО, СТАЛА, СТАЛИ

Входимость: 75. Размер: 190кб.
Входимость: 39. Размер: 83кб.
Входимость: 35. Размер: 191кб.
Входимость: 34. Размер: 86кб.
Входимость: 32. Размер: 116кб.
Входимость: 32. Размер: 118кб.
Входимость: 32. Размер: 126кб.
Входимость: 31. Размер: 102кб.
Входимость: 29. Размер: 79кб.
Входимость: 28. Размер: 148кб.
Входимость: 28. Размер: 152кб.
Входимость: 28. Размер: 61кб.
Входимость: 27. Размер: 96кб.
Входимость: 27. Размер: 97кб.
Входимость: 27. Размер: 138кб.
Входимость: 27. Размер: 116кб.
Входимость: 27. Размер: 98кб.
Входимость: 26. Размер: 64кб.
Входимость: 26. Размер: 83кб.
Входимость: 26. Размер: 147кб.
Входимость: 25. Размер: 49кб.
Входимость: 25. Размер: 120кб.
Входимость: 25. Размер: 132кб.
Входимость: 25. Размер: 112кб.
Входимость: 25. Размер: 107кб.
Входимость: 24. Размер: 56кб.
Входимость: 24. Размер: 42кб.
Входимость: 24. Размер: 64кб.
Входимость: 24. Размер: 77кб.
Входимость: 24. Размер: 92кб.
Входимость: 24. Размер: 58кб.
Входимость: 24. Размер: 127кб.
Входимость: 24. Размер: 118кб.
Входимость: 24. Размер: 102кб.
Входимость: 24. Размер: 143кб.
Входимость: 23. Размер: 121кб.
Входимость: 23. Размер: 96кб.
Входимость: 23. Размер: 49кб.
Входимость: 23. Размер: 125кб.
Входимость: 22. Размер: 111кб.
Входимость: 22. Размер: 102кб.
Входимость: 22. Размер: 78кб.
Входимость: 22. Размер: 73кб.
Входимость: 22. Размер: 65кб.
Входимость: 21. Размер: 72кб.
Входимость: 21. Размер: 164кб.
Входимость: 21. Размер: 91кб.
Входимость: 21. Размер: 55кб.
Входимость: 21. Размер: 48кб.
Входимость: 21. Размер: 180кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 75. Размер: 190кб.
Часть текста: Как явствует из многочисленных приведенных в книге цитат, такой взгляд вполне обычен для английского восприятия и мышления. Город может оказаться местом твоей погибели — но от него не уйти. Более того, сама искусственность города — искусственная яркость его рекламы, искусственная мгла его пропитанного дымом тумана — порой становится источником энергии и воодушевления. Извращенность? Да, если хотите. Но эта “извращенность”, по Акройду, органически присуща природе человека и, соответственно, города, созданного человеком. Рискну предположить, что такой уравновешенный в своем роде взгляд на город и природу как на равноправные, хоть и во многом противостоящие друг другу силы нелегко принять в России, где традиционно природе отдается предпочтение, где велик культурный соблазн отвергнуть искусственное, чужеродное, то, что “от лукавого”. Тому есть великие примеры — взять хотя бы революционный порыв Льва Толстого, противника городской цивилизации. В книге Акройда город, как природа, свиреп и ласков, уродлив и прекрасен, требователен и щедр. Он в равной мере проникнут памятью и забвением. “Город потому красивей сельской местности, что он богат человеческой историей. <...> Он — натуральная среда для тех, кто испытывает потребность оглядывать землю в поисках современников и сотоварищей”. Акройд произносит эти слова в скромной главе о лондонской погоде. Страсть книги, ее пафос — удержать историческую память, сострадательную память обо всем малом, обо всем человеческом и соразмерном человеку. “Из городов мира Лондон, кажется, наиболее тесно населен своими умершими и громче всех отзывается на шаги минувших поколений”. И еще одно, может быть, самое важное для Акройда слово: continuity — преемственность. Он с восхищением показывает, как крохотный участок города из века в век сохраняет свое лицо — скажем, остается верным одному виду...
Входимость: 39. Размер: 83кб.
Часть текста: В день своего двадцатитрехлетия молодой журналист “Морнинг кроникл” Чарльз Диккенс созвал в Фернивалз-инн, где снимал квартиру, гостей. У него был прекрасный повод устроить праздник: зарисовки из лондонской жизни, которые он публиковал в “Кроникл” и “Мансли мэгэзин” под псевдонимом Боз, читали все. Незадолго до того его бросила Мария Биднел, женщина, в которую он был влюблен до безумия, — она не верила, что из Диккенса “выйдет толк”. И хотя молодой Диккенс не воспользовался растущей славой и признанием, которые принесли ему “Очерки Боза”, чтобы вновь добиваться ее благосклонности, он мог позволить себе маленькую месть. В субботу вечером устроил праздник. С танцами. Ему помогали мать и сестры, и одна из них, прелестная, талантливая Фанни Диккенс, радовала гостей своим пением. В числе приглашенных были еще один журналист из “Морнинг кроникл” Джордж Хогарт и кое-кто из его семьи. Диккенс испытывал к старшему...
Входимость: 35. Размер: 191кб.
Часть текста: Такой вопрос имеет не только этическую сторону, которая была известна еще Аристотелю (называя вещи чужими именами, мы теряем шанс их сущностного постижения), не только ценностный аспект (назвать вещь - значит оценить ее, отличить от других вещей). Он нацелен на то, что сам XIX в. сделал главной темой своего артистического интереса, - на всестороннее осмысление Субъективности в творчестве. Собственно, задумавшись об абсолютной свободе личного языка и неповторимой уникальности каждого творческого голоса, эта эпоха, в чем-то не исчерпавшая себя и по сей день, сформулировала неразрешимое противоречие, противоречие между «жизнью» и «творчеством», между заведомой иллюзорностью целого и априорной сверхреальностью части (личных слов и не отделимых от них личного времени, личного взгляда). По этой логике XIX в. не укладывается в рамки фиксированных политико-экономических дат, не сводится к теме столетия, внешней по отношению к поэту, а существует там, где даже в середине XX в. творит писатель, выражающий себя сквозь форму литературного сознания, сложившегося под знаком отчуждения «я» от «другого». Иными словами, совпадают ли, совместимы ли в принципе гипотетическое большое пространство XIX в. и его личностное художественное время, определяемое через отрицание? Не наслаиваем ли мы на то, что по каким-то причинам полагаем литературным девятнадцатым веком, сетку понятий ему не только внеположную, но и иноприродную? И не отсылают ли эти понятия, если они все же частично согласуются со спецификой нериторического художественного слова, к смежным формам литературного времени, «до XIX века», «еще не вполне XIX века», «времени актуализации XIX века» в такой степени, что «настоящий, не календарный девятнадцатый век» до некоторой степени неизвестен - вытолкнут в такое...
Входимость: 34. Размер: 86кб.
Часть текста: и пустил в обращение новое слово для характеристики литературной школы, которая стара как мир. Но, должен заметить, вовсе не я выдумал это слово, оно было в ходу в литературе многих стран; я только применил его к нынешнему состоянию литературы во Франции, не больше того. Затем уверяют, что натурализм берет свое начало еще в те времена, когда появились первые письменные произведения; но разве кто когда-либо говорил обратное? Это лишь доказывает, что натурализм исходит, так сказать, из самых недр человечества. Далее замечают, что все литературные критики, начиная с Аристотеля и кончая Буало, утверждали, что всякое произведение искусства должно основываться на правде. Это напоминание приводит меня в восторг и вооружает новыми доводами. Стало быть, натуралистическая школа, — даже по признанию тех, кто ее высмеивает и подвергает нападкам, — покоится на незыблемых устоях. Она — не прихоть отдельного человека, не бредовое измышление группы людей: она родилась в силу извечной природы искусства, в силу потребности писателя обращаться к натуре как к первооснове творчества. Превосходно, так и условимся! Будем отправляться от этого. Но тогда, говорят мне, к чему весь шум, зачем вы становитесь в позу новатора, человека, на которого нашло наитие? Именно тут-то и начинается недоразумение. Ведь я — всего лишь наблюдатель, устанавливающий факты. Одни только шарлатаны предлагают рецепты на все случаи жизни. Ученые довольствуются тем, что, опираясь...
Входимость: 32. Размер: 116кб.
Часть текста: кусок хлеба». П. Б. Шелли (из письма Э. Хитчинер от 10. 03. 1812 г.) «Ветер веет, Искры летят, Весь город скоро тревогой наполнят... Делай, Енох, свое дело!..» «Енох» в данном случае - не библейский персонаж: этим именем луддиты нарекли своего верного помощника - большой молот, которым они громили усовершенствованные ткацкие станки. Революции бывают разные. Великая социальная революция конца XVIII века во Франции напоминала взрыв вулкана. Мгновенное высвобождение колоссальной энергии: восстания, митинги, страстные речи, «храмы разума» в закрытых церквах, песни, кокарды, патетика, кровь... Развернувшаяся в тот же период великая английская промышленная революция выглядела иначе - она была растянутой во времени и гораздо менее шумной: без патетических речей, без песен, без крови... Без крови? Если бы так!.. Голос из прошлого: «Ваши овцы, обычно такие кроткие, довольные очень немногим, теперь, говорят, стали такими прожорливыми и неукротимыми, что пожирают даже людей, разоряют и опустошают поля, дома и города». Это - Томас Мор. XVI век. Эпоха становления английской шерстяной...

© 2000- NIV