Приглашаем посетить сайт

Cлово "СКАЗАТЬ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СКАЗАЛ, СКАЗАЛА, СКАЖЕМ, СКАЗАНО

Входимость: 56.
Входимость: 52.
Входимость: 50.
Входимость: 47.
Входимость: 43.
Входимость: 43.
Входимость: 40.
Входимость: 39.
Входимость: 39.
Входимость: 38.
Входимость: 37.
Входимость: 36.
Входимость: 35.
Входимость: 34.
Входимость: 33.
Входимость: 33.
Входимость: 33.
Входимость: 32.
Входимость: 31.
Входимость: 30.
Входимость: 30.
Входимость: 29.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 23.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 56. Размер: 128кб.
Часть текста: их жестов, поступков, которые должен аналитически истолковать подготовленный автором читатель. Среди всех этих средств анализа особое место принадлежит внешней и внутренней речи персонажей. Их поведение, переживания писатель переводит на язык слов, тогда как, изображая речь человека, он пользуется той же системой знаков, и средства изображения тождественны тогда изображаемому объекту. В прямой речи действующих лиц таятся поэтому особые возможности непосредственного и как бы особенно достоверного свидетельства их психологических состояний. Слово персонажа может стать до предела сжатым отражением его характера, переживаний, побуждений, своего рода фокусом художественной трактовки образа. Но потребовалось длительное развитие, работа многих великих художников для того, чтобы эти возможности слова могли осуществиться. Литературные формы и функции прямой речи претерпели глубочайшие изменения — от недифференцированной, лишь формально выделенной из повествования речи персонажей средневековых памятников до умышленно бессвязного, исполненного подводных течений диалога в прозе XX века. Стилистическое и интонационное единообразие, неотделенность от...
Входимость: 52. Размер: 89кб.
Часть текста: на безбрачие. Впрочем, Чарлз Лютвидж Доджсон никогда особенно и не стремился к семейной жизни. Его размеренная холостяцкая жизнь протекала изо дня в день по одному и тому же графику. Сперва - лекции по математике, которые доктор Доджсон читал скучным монотонным голосом, затем - скромный ланч, состоявший из стопки хереса и печенья (чтоб не расслаблять мозги), затем - занятия, опять-таки, по математике. После занятий - длительные 17-мильные моционы по окрестностям, вечерняя трапеза за преподавательским столом и снова... занятия по математике! Естественно, такой человек не мог не быть консерватором (как по политическим убеждениям, так и по жизни). В поведении Ч. Л. Доджсон был почти безупречен, правда, в обществе вел себя довольно робко и замкнуто. К тому же, он был глуховат на одно ухо и от волнения сильно заикался. Как и многие в те времена, Доджсон страстно увлекался театром. Он даже намеревался издать "специального" Шекспира для юных девиц, очистив классика от всякого рода "непристойностей" и "грубостей". 1 Главной целью в воспитании молодежи наш герой...
Входимость: 50. Размер: 164кб.
Часть текста: (1852-1853). Лекции по зарубежной литературе / Пер. с англ. под редакцией Харитонова В. А; предисловие к русскому изданию Битова А. Г. — М.: Издательство Независимая Газета, 1998. http://www.twirpx.com/file/57919/ Мы готовы теперь приняться за Диккенса. Мы готовы теперь воспринять Диккенса. Мы готовы наслаждаться Диккенсом. Читая Джейн Остен, мы должны были сделать некоторое усилие, чтобы составить компанию ее героиням в гостиной. Имея же дело с Диккенсом, мы остаемся за столом, потягивая портвейн. К Джейн Остен и ее «Мэнсфилд-парку» нужно было найти подход. Думаю, что мы его нашли и получили некоторое удовольствие, созерцая ее тонко выписанные узоры, ее коллекцию изящных безделушек, сберегаемых в хлопковой вате, — удовольствие, впрочем, вынужденное. Мы должны были проникнуться определенным настроением, определенным образом сфокусировать взгляд. Лично я не люблю ни фарфор, ни прикладное искусство, но я часто принуждаю себя взглянуть на драгоценный полупрозрачный фарфор глазами специалиста и испытываю при этом восторг. Не будем забывать, что есть люди, посвятившие Джейн всю свою жизнь — свою повитую плющом жизнь. Уверен, что иные читатели лучше меня слышат мисс Остен. Однако я пытался быть совершенно объективным. Мой объективный метод, мой подход состоял, в частности, в том, что я всматривался через призму культуры, которую ее молодые леди и джентльмены почерпнули из хладного источника XVIII и начала XIX столетия. Мы также вникали в композицию ее романа,...
Входимость: 47. Размер: 38кб.
Часть текста: кинжала и бронзовую чернильницу, похожую на подкову счастья. Все остальное со страшной быстротой мелькнуло в его глазах сплошным красочным пятном и исчезло. Зная, что он сейчас упадет и всеми силами противясь этому, Байрон до боли заломил руки за спиной, стиснул зубы и остался так неподвижным. - Раз, два, три, - считал он, - три, четыре, - дыхание его пересекалось и рот был полон вязкой сладкой слюной, - пять. Припадка не повторилось. Тогда, все еще дрожа от легкого головокружения, он задвинул плохо повинующимися руками тяжелое кресло и сел за стол. Перед ним опять была неразобранная почта, нож в виде кинжала, чернильница в виде подковы. Почту надо было разобрать, на письма надо было ответить. - Письма, письма, - он вскрывал их и, посмотрев, откладывал в сторону. Их было очень много: из Испании, из Греции, из Италии. Дальше пошли счета: счет от типографии, счет от техника земляных работ, счет от английского портного за обмундирование пятидесяти человек его свиты. Он посмотрел и отодвинул их к прочитанным письмам. За счетами пошли сметы ...
Входимость: 43. Размер: 127кб.
Часть текста: дело с такими книгами, которые нужно перечитывать несколько раз. Экземпляр Новалиса, взятый Ж. -Полем из публичной библиотеки с такой охотой, даже с радостью, и принадлежавший, вероятно, первому изданию, оказался неразрезанным и запыленным. С тех пор времена, очевидно, сильно изменились. В самом деле, если мы станем судить о немецких читателях по тому изданию сочинений Новалиса, которое находится перед нами (Novalis. Schriften. Herausgegeben von Ludwig Tieck und Friedrich Schlegel. 2 vol. Berlin. 1826), мы должны будем вывести совсем иное заключение. Это уже четвертое издание, следовательно, быть может, десятитысячный экземпляр книги, которая, по заслугам или нет, читается чаще, чем какая-нибудь другая из попадавшихся нам для просмотра. Не входя вовсе в оценку заслуг Новалиса, заметим только, что нам казалось бы благоприятным признаком для литературы, если бы во всех странах входило в обычай такое серьезное чтение. Совершенно вопреки мнениям, высказываемым интеллигентными людьми за чашкой чая, можно утверждать, что ни одна хорошая книга, да и ничто вообще хорошее не показывает своей лицевой стороны сразу. Напротив, истинно художественному произведению, если оно полно глубокого значения, свойственно при первом взгляде производить некоторое разочарование, быть может, даже при всей его несомненной красоте, вызывать своего рода чувство антипатии. Мы не думаем ...

© 2000- NIV