Приглашаем посетить сайт

Cлово "ИБСЕН"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ИБСЕНА, ИБСЕНУ, ИБСЕНОМ, ИБСЕНЕ

Входимость: 203.
Входимость: 191.
Входимость: 167.
Входимость: 92.
Входимость: 83.
Входимость: 82.
Входимость: 59.
Входимость: 57.
Входимость: 49.
Входимость: 46.
Входимость: 44.
Входимость: 41.
Входимость: 36.
Входимость: 35.
Входимость: 35.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 23.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 13.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 7.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 203. Размер: 95кб.
Часть текста: нужным поддерживать, все иллюзии, которыми тешился и обманывал этот мир. Философская правда в драмах Ибсе­на соединялась с бытовой правдой, с умением показать бур­жуазную цивилизацию в точном ее повседневном облике, и в этом соединении — великая сила Ибсена. Конечно, и великие романтические драматурги первой половины века, будь то Клейст или Виктор Гюго, по-своему открыли XIX столетию, его страстям и думам, путь через драматическую сцену. Но они нуждались в исторических костюмах, они, как Виктор Гюго и другие французские ро­мантики, изображали противоречия и страсти своего времени в их довольно отдаленной предыстории. У Виктора Гюго это почти всегда Ренессанс — французский, испанский или ита­льянский, в котором уже завязались все конфликты, свойст­венные новой истории европейского Запада, и в котором уже сложились характеры новых людей. Не нужно думать, что романтики просто переодевали своих современников в пла­тья времен Тициана или Веласкеса и что так получались романтические драмы. Романтики еще верили, что прямая дорога ведет от их современности к делам и дням Возрожде­ния, и эта вера облегчала им театральную задачу. Куда красивее, куда театральнее были дерзкие и откровенные деятели времен императора Карла V — с их кинжалами, малиновыми плащами, с их красноречием, нежели современный делови­тый люд, едва разжимающий уста, чтобы проговорить самое необходимое, скупой, убогий в жестах, одетый темно, невы­разительно, трудно уследимый в своих поступках. Герцен пи­сал в «Концах и началах»: «Но и искусство имеет свой пре­дел. Есть камень преткновения, который решительно не бе­рет ни смычок, ни кисть, ни резец; искусство, чтоб скрыть свою немоготу, издевается над ним, делает карикатуры. Этот камень преткновения — мещанство... Художник, который пре­восходно набрасывает человека совершенно ...
Входимость: 191. Размер: 132кб.
Часть текста: тому или другому современнику роль вождя в умственной жизни и поклонялся ему как первому и величайшему из современных писателей. В прошлом столетии этим вождем всех культурных народов был Вольтер, в первой трети текущего – Гёте. После его смерти престол оставался вакантным около двадцати лет, а затем на него вступил при восторженных криках романских и славянских народов и при слабом протесте германских Виктор Гюго, занимавший его до конца своих дней. Теперь вот уже несколько лет, как во всех странах раздаются голоса, требующие, чтобы эта почетная роль была предоставлена Генрику Ибсену. Норвежского драматурга хотят на старости лет признать мировым поэтом истекающего столетия. Правда, только часть толпы и ее адвокатов в критике рукоплещет ему. Но уже ввиду обстоятельства, что вообще могла возникнуть мысль о предоставлении ему такой почетной роли, мы должны подробно проанализировать его права на нее. Никто не станет отрицать, что Ибсен – вдохновенный и сильный поэт. Он чрезвычайно восприимчив и обладает даром давать своим чувствам очень наглядное и удачное выражение. Его способность придумывать положения, наиболее пригодные для выяснения внутренней сущности того или другого характера, воплощать отвлеченные мысли в действиях естественно делает из него драматического писателя. Подобно Рихарду Вагнеру, он умеет соединять те или другие события в живые фрески, обладающие прелестью значительных картин, но с той разницей, что Ибсен пользуется для этого не чуждыми костюмами и обстановкой, архитектурными украшениями, декоративными эффектами, богами и чудовищами, а глубоким изображением душевных настроений и условий, окружающих человека. Сказочного элемента и у Ибсена много, но он не занимает фантазии зрителя одними грандиозными зрелищами; он заставляет его переживать своими картинами то или...
Входимость: 167. Размер: 47кб.
Часть текста: хотя бы внушительный, накопившийся за это время перечень литературоведческой и исследовательской литературы, посвященной как самому Ибсену, так и воздействию его на отдельных писателей, ныне причисляемых к мировой классике. В предлагаемой вниманию читателя книге предпринята попытка представить это влияние в его субъективном отражении — свидетельствах и суждениях об Ибсене людей творческих — писателей, драматургов, поэтов, театральных режиссеров, актеров, философов и даже ученых и политиков-идеологов — на протяжении без малого полутора столетий: в их статьях, очерках, стихотворениях, дневниках и письмах. Вполне возможно, что высказанные этими замечательными людьми иногда весьма спорные, но неизменно оригинальные суждения в совокупности еще яснее и отчетливее представят нам ибсеновскую традицию да и сам размах личности ее создателя тоже. Именно это явилось стимулом создания настоящей книги, составление которой вылилось по сути в выявление "ибсеновских мест" на воображаемой литературной карте Европы и Америки, или, учитывая место ее составления и степень подробности, России и Запада. Разнообразие точек зрения на Ибсена и представлений о нем воистину впечатляет и не поддается легкой схематизации. В немалой степени это объясняется тем, что любой художник, о ком бы или о чем бы он ни писал, всегда пишет прежде всего о самом себе в сопряжении со своим временем. Тем интереснее...
Входимость: 92. Размер: 102кб.
Часть текста: самыя сладкія". -- Скуле находитъ противорѣчіе между этимъ отказомъ и той готовностью "охотно пасть первымъ" за мятежнаго короля, которую скальдъ только что обнаружилъ при извѣстіи объ опасности. Скальдъ отвѣчаетъ: "Человѣкъ можетъ пасть изъ-за жизненной задачи другого; но, если онъ остается живъ,онъ долженъ жить ради своей собственной". Смерть скальда въ первомъ же сраженіи разрѣшила по своему вопросъ о "несложившихся пѣсняхъ", но все-таки отказаться отъ нихъ, этихъ "самыхъ сладкихъ" пѣсенъ, скальдъ Ибсена не хотѣлъ и не могъ... Жить можно только для своей собственной и при томъ свободно избранной "жизненной задачи". Это -- основной мотивъ въ творчествѣ Ибсена. Для Шекспира "задача жизни" составляла только частную тему, разработанную въ "Гамлетѣ". Для Ибсена это -- универсальная тема. Изъ "задачи жизни" онъ сдѣлалъ солнце, вокругъ котораго, какъ центра психологическаго притяженія, вращается человѣческая жизнь... Только безъ астрономическаго равновѣсія. Его замѣняетъ очень часто тяжелая борьба съ другими властными велѣніями человѣческой души. Должны быть удовлетворены и совѣсть, которая перестала быть "коренастою", какъ у древнихъ викинговъ, которые грабили, жгли, убивали, а затѣмъ "веселились какъ дѣти"; и чувство справедливости, которое у современнаго культурнаго человѣка можетъ превращаться порой въ "изнурительную лихорадку справедливости", и чувство невольной отвѣтственности за грѣхи предковъ; и, наконецъ, должны быть удовлетворены тѣ темные факторы, которые заложены въ человѣкѣ самой природой и фатально сказываются въ его наслѣдственной организаціи, физической и духовной... Ибсеновское солнце жизни -- центръ притяженія, но не центръ равновѣсія. Зачастую около него, для героевъ...
Входимость: 83. Размер: 43кб.
Часть текста: мест в мировой литературе своей эпохи, но и наметил многое в литературе нашего столетия. Творчество Ибсена связует века в буквальном смысле слова. Его истоки — в предреволюционном XVIII веке, в шиллеровском тираноборчестве и в руссоистском обращении к природе и к простым людям. А драматургия зрелого и позднего Ибсена при всей своей глубочайшей связи с современной ему жизнью предвосхищает многое в искусстве XX в. Генрик Ибсен родился в небольшом городке Шиене. Его отец, коммерсант, разорился, когда Генрику было восемь лет. С шестнадцати лет юноша работает учеником аптекаря. Он рано начинает писать стихи в сентиментально-романтическом духе. Революционные потрясения в Европе 1848 г. оказывают влияние и на него: он пишет свою первую бунтарско-романтическую пьесу «Катилина» (1849). В 1850 г. Ибсен переезжает в Кристианию и становится профессиональным литератором, много лет терпит нужду. В это время Ибсен пишет несколько пьес, преимущественно в национально-романтическом духе. С конца 1851 по 1857 г. он руководит первым норвежским национальным театром, основанным в Бергене. Затем его приглашают руководителем «Норвежского театра», возникшего в Кристиании. Здесь в первой половине 60-х годов создаются и ставятся его первые значительные произведения. Но жизнь Ибсена становится все тяжелее. Он бедствует. Спасением оказывается полученная с помощью Б. Бьёрнсона стипендия на поездку в Рим. Ибсен уезжает из Норвегии 5 апреля 1864 г. и проводит за границей с краткими перерывами 27 лет. Раннее творчество Ибсена отмечено влиянием национальной романтики, идеализировавшей самобытный уклад норвежского крестьянства с его демократическими традициями. Стремясь избегнуть фальшивой романтической приподнятости и найти более твердую почву для ...

© 2000- NIV