Приглашаем посетить сайт

Cлово "ГОД"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГОДУ, ГОДОВ, ГОДЫ, ГОДА

Входимость: 173.
Входимость: 169.
Входимость: 149.
Входимость: 132.
Входимость: 129.
Входимость: 113.
Входимость: 112.
Входимость: 101.
Входимость: 98.
Входимость: 97.
Входимость: 94.
Входимость: 92.
Входимость: 91.
Входимость: 91.
Входимость: 88.
Входимость: 86.
Входимость: 85.
Входимость: 81.
Входимость: 80.
Входимость: 79.
Входимость: 78.
Входимость: 77.
Входимость: 72.
Входимость: 72.
Входимость: 71.
Входимость: 70.
Входимость: 69.
Входимость: 69.
Входимость: 69.
Входимость: 68.
Входимость: 67.
Входимость: 66.
Входимость: 64.
Входимость: 63.
Входимость: 63.
Входимость: 62.
Входимость: 61.
Входимость: 61.
Входимость: 61.
Входимость: 61.
Входимость: 61.
Входимость: 60.
Входимость: 60.
Входимость: 59.
Входимость: 59.
Входимость: 58.
Входимость: 57.
Входимость: 57.
Входимость: 57.
Входимость: 57.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 173. Размер: 98кб.
Часть текста: образом, - рассказывает она в "Мемуарах". - Выезжала я редко, а если это все же случалось, меня заменяла матушка, так что мой салон оставался открыт ежевечерне. Иные завсегдатаи бывали у меня каждый день, и, когда кончалось время визитов, наступал час бесед, продолжавшихся нередко до поздней ночи. Порой я приглашала гостей на вечера, которые довольно скоро вошли в моду. Приглашала я устно и, по видимости, первых встречных. Однако я очень старалась, чтобы в число первых встречных попадали только те люди, которых я хотела видеть у себя и которые, как я знала, нравились дpyr другу. Таким образом я избегала столпотворения и необходимости принимать у себя нескончаемый ряд докучных посетителей, которых приглашаешь исключительно ради соблюдения приличий, но которые всегда являются немедленно, только помани. Чтобы они не переполняли мою гостиную, я принимала их по очереди, мелкими порциями, в течение всей зимы. Надежда быть приглашенным, сбывавшаяся далеко не всегда, сообщала моим вечерам некоторую цену и больше, чем что бы то ни было, увеличивала желание на них попасть. У меня бывали люди самых разных убеждений. На званых вечерах преобладали...
Входимость: 169. Размер: 126кб.
Часть текста: века" М. В. Толмачёв о Викторе Гюго "Свидетель века" http://www.tverlib.ru/gugo/tolmachev.htm Личность Гюго поражает своей разносторонностью. Один из самых читаемых в мире французских прозаиков, для своих соотечественников он прежде всего великий национальный поэт, реформатор французского стиха, драматургии, а также публицист-патриот, политик-демократ. Знатокам он известен как незаурядный мастер графики, неутомимый рисовальщик фантазий на темы собственных произведений, в которых он соперничает с Тернером и предвосхищает Одилона Редона. Но есть основное, что определяет эту многогранную личность и одушевляет ее деятельность, - это любовь к человеку, сострадание к обездоленным, призыв к милосердию и братству. В памяти благодарного человечества Гюго стоит рядом с великими человеколюбцами XIX века Диккенсом, Достоевским, Толстым, достойно представляя свою родину в великом походе литературы прошлого века за права “униженных и оскорбленных”. Некоторые стороны творческого наследия Гюго уже принадлежат прошлому: сегодня кажутся старомодными его ораторско-декламационный пафос, многословное велеречие, склонность к эффектным антитезам мысли и образов. Однако Гюго - демократ, враг тирании и насилия над личностью, благородный защитник жертв общественной и политической несправедливости, - наш современник и будет вызывать отклик в сердцах еще многих и многих поколений читателей. Человечество не забудет того, кто перед смертью, подводя итог своей деятельности, с полным основанием сказал: “Я в своих книгах, драмах, прозе и стихах заступался за малых и несчастных, умолял могучих и неумолимых. Я восстановил в правах человека шута, лакея, каторжника и проститутку”. Путь Гюго к проповеди активного гуманизма был непростым. Ему пришлось преодолеть многие предрассудки и заблуждения, порожденные...
Входимость: 149. Размер: 138кб.
Часть текста: анализ буржуазной действительности в эпоху, когда все полнее обнаруживались ведущие противоречия буржуазного общества, необходимо должен был заключать в себе и критическое отношение к изображаемому миру. Правды не могло быть без критики. Именно так и рождался в 20-е годы XIX века критический реализм во Франции (Беранже, Стендаль, Бальзак, Мериме, Шарле и др.). Реалистический метод в искусстве и литературе таким образом порождается революционными тенденциями, осознанной людьми необходимостью «взглянуть трезвыми глазами на свое жизненное положение и свои взаимные отношения» 1. Реалистические же произведения искусства и литературы, правдиво и критически изображая буржуазный мир, учат ненавидеть его и тем, в свою очередь, порождают революционные тенденции. Именно поэтому буржуазия так яростно борется с реализмом. Творчество Бальзака явилось конденсацией и гениальным выражением ведущей реалистической тенденции во французской литературе 20-х -40-х годов, имевшей глубокие связи с общим революционным подъемом во Франции перед 1830 годом и затем перед революцией 1848 года. Эти живые и непосредственные связи реалистического метода Бальзака с социальной действительностью очень ярко обнаруживаются не только в гениальной «Человеческой комедии», но и в очерковом наследии Бальзака. Очерковое наследие Бальзака тесьма обширно (он написал всего 216 очерков и 91 фельетон), тем не менее оно по сей день остается вне поля зрения зарубежной критики. Если отдельные бальзаковеды упоминают вскользь об этой стороне бальзаковского творчества, то подавляющее большинство критиков не считает нужным делать и этого. Очерки Бальзака попросту замалчиваются буржуазной критикой. Их не переиздают; они вошли, и то далеко не все, лишь в два полных собрания сочинений Бальзака: в...
Входимость: 132. Размер: 126кб.
Часть текста: был связан жанром и его задачами, — прежде всего невозможностью говорить в статьях о себе (это как раз широко практиковал молодой Герцен в автобиографических набросках 30-х годов). Он был связан и цензурой, и журнальными требованиями, и установкой — особенно с конца 30-х годов — на восприятие широкого читательского круга. «... Пишу не для вас и не для себя, а для публики», — сообщает Белинский московским друзьям вскоре после переезда в Петербург (XI, 438). Работа в «Отечественных записках» уже с самого начала отмечена этим сознательным просветительством. Между тем в эти годы и в предшествующие Белинский прошел через психологические коллизии, необычайные по своей напряженности и осознанности. И вся эта огромная работа души ушла в его письма. Как критик и историк литературы Белинский — основоположник русского реализма. Его теория реализма (этим термином в применении к искусству Белинский, впрочем, еще не пользовался) соответствовала той стадии, которой при жизни Белинского достигла русская литература, то есть стадии гоголевской школы. Белинский одновременно отражал и формировал это направление, «Детством» и «Отрочеством» и «Севастопольскими рассказами» Толстого, «Рудиным» Тургенева русский реализм вскоре решительно вступил в новый, психологический период своего развития. Но это уже после смерти Белинского. Белинский остался теоретиком литературы социальной типичности и характерности. В его статьях, даже в статьях о «Кто...
Входимость: 129. Размер: 190кб.
Часть текста: “не на необходимости того или иного рода, а на прибыли и спекуляции”, город становится такой же данностью, такой же первичной средой обитания, такой же родиной всех жестоких и добрых побуждений, какой для иных мыслителей была природа. Как явствует из многочисленных приведенных в книге цитат, такой взгляд вполне обычен для английского восприятия и мышления. Город может оказаться местом твоей погибели — но от него не уйти. Более того, сама искусственность города — искусственная яркость его рекламы, искусственная мгла его пропитанного дымом тумана — порой становится источником энергии и воодушевления. Извращенность? Да, если хотите. Но эта “извращенность”, по Акройду, органически присуща природе человека и, соответственно, города, созданного человеком. Рискну предположить, что такой уравновешенный в своем роде взгляд на город и природу как на равноправные, хоть и во многом противостоящие друг другу силы нелегко принять в России, где традиционно природе отдается предпочтение, где велик культурный соблазн отвергнуть искусственное, чужеродное, то, что “от лукавого”. Тому есть великие примеры — взять хотя бы революционный порыв Льва Толстого, противника городской цивилизации. В книге Акройда город, как природа, свиреп и...

© 2000- NIV