Приглашаем посетить сайт

Cлово "РЕМБО"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
Входимость: 301.
Входимость: 166.
Входимость: 157.
Входимость: 149.
Входимость: 111.
Входимость: 106.
Входимость: 102.
Входимость: 80.
Входимость: 79.
Входимость: 78.
Входимость: 74.
Входимость: 71.
Входимость: 71.
Входимость: 67.
Входимость: 66.
Входимость: 53.
Входимость: 52.
Входимость: 49.
Входимость: 49.
Входимость: 47.
Входимость: 39.
Входимость: 37.
Входимость: 37.
Входимость: 36.
Входимость: 35.
Входимость: 34.
Входимость: 34.
Входимость: 34.
Входимость: 33.
Входимость: 33.
Входимость: 32.
Входимость: 31.
Входимость: 30.
Входимость: 29.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 16.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 301. Размер: 97кб.
Часть текста: ноября 1891 года, а в этом уж есть нечто поистине необычное: последнее, как можно предполагать, произведение - "Пора в аду" - было завершено летом 1873 года, когда Рембо было девятнадцать лет. Следовательно, Артюр Рембо, поэт по призванию, сумел 18 лет прожить, исключив поэзию из своей жизни совершенно! Писать прозой, а затем стихами Рембо начал, когда ему было лет семь-восемь. Это тоже можно считать достаточно редким явлением. Особенно если учесть еще более важное обстоятельство: у Рембо-поэта не было детства, не было юности. Рембо-подросток поражал своей необычайной, феноменальной зрелостью. Родился Рембо в Шарлевиле, небольшом городишке в Арденнах, на северо-востоке Франции, совсем неподалеку от Бельгии. Отец Артюра был офицером, покинувшим жену и четырех малолетних детей, мать - из состоятельной крестьянской семьи. Школьное образование он получил там же, в Шарлевиле. Тотчас обратил на себя внимание учителей своей исключительной одаренностью; учеником Артюр Рембо был выдающимся. Вскоре обнаружилось в его поведении то, что могло оказаться странностями. В августе 1870 года (ему не было шестнадцати лет) он покинул Шарлевиль, добрался до Парижа, где его задержала полиция как лицо "бездомное и лишенное средств к существованию". Месяца через полтора Рембо направился в Бельгию; в Шарлеруа он пытался заняться журналистикой, наведывался в Брюссель. С помощью полиции мать вернула блудного сына к родному очагу. В конце февраля строптивый юноша снова оставляет Шарлевиль, блуждает по Парижу; на этот раз сам пешком (денег не было) возвращается домой в...
Входимость: 166. Размер: 40кб.
Часть текста: в 1870 году, последнее, как предполагают, его произведение — «Сезон в аду» — было завершено в 1873 году, то есть когда Рембо еще не исполнилось девятнадцати. При этом за три года поэт Артюр Рембо прошел путь, вместивший в себя три века французской поэзии — от классических «александринов» до верлибра и «стихотворений в прозе», предвосхищавших эксперименты сюрреалистов. Жизнь Артюра Рембо и две его смерти — смерть поэта в двадцатилетнем возрасте и физическая смерть в 37 лет — породили множество легенд и предположений. Р. Этьембль, пожалуй, самый авторитетный знаток проблемы, автор фундаментального труда на эту тему под названием «Миф о Рембо» 1 , исследует несколько таких «мифов». В их числе — Рембо — «мистик и визионер», Рембо — «проклятый поэт», Рембо — «поэт-дитя», Рембо — «коммунар и коммунист», Рембо — «сюрреалист», Рембо — «богоборец и ересиарх», Рембо — «истинный католик», Рембо — «гомосексуалист», Рембо — «африканский миссионер, политик и дипломат», Рембо — «торговец и буржуа» и проч. Загадка Рембо, над которой уже полтора столетия трудятся многочисленные интерпретаторы, связана с неким очевидным и в то же время трудноопределимым зазором между созданными им текстами и его биографией, то есть между «жизнью» и «литературой». Характерно, что текст при этом рассматривается как «свидетельство», своего рода документ, а зазор между этим...
Входимость: 157. Размер: 63кб.
Часть текста: в журнале: «НЛО» 2005, №71 http://magazines.russ.ru/nlo/2005/71/nog11.html 16 января 1930 года Артюр Рембо стал членом Французской Академии — в это время, кажется, никто уже не помнил о “путнике в башмаках, подбитых ветром” 1 , ангелоподобном демоне, “ясновидце”, который в далеком 1872-м скандализовал тесный кружок французских поэтов. Даже Поль Валери, известный своим ученым педантством, в своем представлении новоизбранного академика, вспоминая его ранние произведения, ограничивается буквально парой фраз: Я отлично знаю, что вы вошли в литературу еще до появления вашего значительного сочинения [“Африканские ночи”]: ему предшествовали брошюрки, которые, между прочим, стоило бы когда-нибудь переиздать. Вы заявили тогда о себе в стихах и в прозе; из числа самых первых наших символистов вы были, наверное, не самым известным, но ваш рано созревший, беспокойный талант позволил вам увидеть многое прежде других. Так, еще до “тысячи и одной ночи”, проведенных вами в Африке, вам выпала на долю краткая “ночь в аду” 2 ; еще до того, как вы начали плавать на самых разных парусных и грузовых судах, вас уже захватила прекрасная греза о странствиях “Пьяного корабля”… Сейчас, по прошествии более чем полувека, литературные критики, похоже, по-прежнему страдают подобной амнезией — они всецело поглощены истолкованием “Черного евангелия” и “Взгляда вслепую”, начисто забыв о том, что этим шедеврам предшествовали “Сезон в аду” и “Озарения”. А ведь...
Входимость: 149. Размер: 53кб.
Часть текста: утонченность. Я совершенно забыла свой долг — и бросилась за ним. Ну разве это жизнь! Настоящей жизни нет и в помине. Мы не живем. Я иду туда, куда идет он, так надо. А он еще то и дело срывает на мне свою злобу — на мне-то, на бедняжке! Демон! — Точно вам говорю, Демон, а не человек!" Сезон в аду: Неразумная дева. Инфернальный супруг. 3 июля Верлен уехал из Лондона. 4 июля он уже находился в Брюсселе, где рассчитывал встретиться с женой. Рембо он отправил телеграфом письмо с борта корабля, с пометкой "на море": "Друг мой, не знаю, будешь ли ты еще в Лондоне, когда получишь это. Но хочу сказать тебе, что ты наконец должен понять, почему у меня не было другого выхода, кроме как уехать. Эта буйная жизнь и сцены, не имеющие другого повода, кроме твоей фантазии, уже сидят у меня в печенках. Но поскольку я любил тебя безмерно (пусть будет стыдно тому, кто плохо об этом подумает), хочу заверить тебя, что если через три дня не воссоединюсь с женой, то пущу себе пулю в лоб. Три дня в гостинице, револьвер, это все стоит денег — вот откуда мое скряжничество. Тебе следовало бы меня простить. И уж если мне придется совершить эту последнюю хреновину, то я уж сделаю ее как подобает порядочному хрену. Последняя же моя мысль будет о тебе, хоть ты и...
Входимость: 111. Размер: 102кб.
Часть текста: книга принадлежала. Внешностью, темпераментом и поведением она, как я выяснил позднее, настолько походила на Рембо, насколько это вообще можно себе представить. Хотя все разговоры между Тельмой и моей женой велись исключительно о Рембо, я, повторяю, и не пытался познакомиться с его сочинениями. Собственно, я прилагал дьявольские усилия, чтобы выбросить его из головы; мне казалось, что он и есть тот злой гений, который невольно вызывает все мои беды и несчастья. Я видел, что Тельма, которую я презирал, отождествляет себя с ним, подражает ему изо всех сил, причем не только в поведении, но и в стиле сочиняемых ею стихов. Все, как по заказу, сошлось, чтобы вынудить меня отринуть его имя, его влияние, даже факт его существования. Я находился тогда в самой нижней точке — ниже некуда — своей профессиональной жизни, мой моральный дух был совершенно подорван. Помню, как сидел я в холодном сыром подвале, царапая карандашом по бумаге при неверном свете свечи. Я пытался написать пьесу, отражающую мою собственную трагедию. Мне так и не удалось продвинуться дальше первого действия. В таком состоянии отчаяния и бесплодности я, естественно, крайне скептически отнесся к гениальности семнадцатилетнего поэта. Все, что я о нем слышал, казалось не более чем измышлением полоумной Тельмы. Тогда я был даже способен предположить, что она злой ворожбой вызывает у меня изощренные неотвязные мучения, поскольку она ненавидела меня ничуть не меньше, чем я ее. Жизнь, которую вели мы трое и которую я подробно описываю в «Благостном распятии», походила на эпизод из Достоевского. Теперь эта жизнь кажется мне невероятной, нереальной. Суть, однако, в том, что имя Рембо застряло в памяти. Хотя впервые прочитать его произведения мне предстояло лишь шесть или семь лет спустя, в доме Анаис Нин в Лувесьенне, я неизменно ощущал его присутствие рядом с собой. Причем присутствие это было весьма беспокойным. «Не миновать тебе однажды со мною сразиться», —...

© 2000- NIV