Приглашаем посетить сайт

Cлово "ГЕТЕ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
Входимость: 254.
Входимость: 93.
Входимость: 60.
Входимость: 54.
Входимость: 51.
Входимость: 46.
Входимость: 39.
Входимость: 27.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 23.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 254. Размер: 96кб.
Часть текста: Просвещения. В 70-е гг., в первый период творчества, Гете становится активным участником движения «Бури и натиска». В эти годы он создает множество замечательных лирических стихотворений, драму «Гец фон Берлихинген», роман «Страдания молодого Вертера», в которых отразил мятежные настроения, чувства и мысли своих современников. Однако в последующий период Гете отказывается от мятежных выступлений против современного ему общества, видя в литературе и искусстве, а затем в труде решающий фактор общественного прогресса. Но было бы ошибочным считать, что поздний Гете примиряется с порабощающими человека условиями жизни. И на втором этапе своего развития в своих лучших произведениях он остается борцом за светлое будущее родины и всего человечества. Идейные колебания Гете отражают слабость немецкого освободительного движения XVIII — первой трети XIX в. В Германии в то время не было подлинно революционного класса. Немецкое бюргерство, с которым Гете был связан по своему рождению, было экономически немощным, политически трусливым. Испытывая недовольство феодальным гнетом, оно вместе с тем не отваживалось на открытую борьбу со своими угнетателями. Народные массы также не представляли в этом отношении исключения. Гете на себе испытал влияние убогой немецкой действительности. В его сознании и творчестве переплетаются самые различные тенденции. «Гете в своих произведениях,— пишет Энгельс, — двояко относится к немецкому обществу своего времени. То он враждебен ему; оно противно ему, и он пытается бежать от него, как в «Ифигении» и вообще во время путешествия по Италии; он восстает против него, как Гец, Прометей и Фауст, осыпает его горькими насмешками Мефистофеля. То он, напротив, сближается с ним, «приноравливается» к нему...». В Гете «постоянно происходит борьба между...
Входимость: 93. Размер: 43кб.
Часть текста: цель настоящего исследования. Обратимся к одной из программных теоретических работ Гёте — статье «Классики и романтики в Италии в ожесточенной борьбе» (1820). Она построена на соотнесении развития немецкой и итальянской литератур в первые десятилетия XIX столетия и может рассматриваться в качестве этюда, выполненного поэтом в русле сравнительного литературоведения; ею Гёте откликается на имевший место в различных европейских странах спор классиков и романтиков. Понятно, что поэт, сам активно участвовавший в развернувшейся тогда в Германии полемике вокруг понятий классического и романтического (их генезис он возводил к своим теоретическим контроверзам с Шиллером в середине 1790-х годов), мог заинтересоваться ситуацией, складывавшейся в этой области в Италии, а впоследствии и в других странах, прежде всего во Франции. Оценивая положение в итальянской литературе, Гёте отмечает: «Публика разделилась на две партии, и они воинственно противостоят друг другу. Если мы, немцы, вполне спокойно используем в нужном случае прилагательное „романтический" , то в Италии определения „романтизм" и „классицизм" обозначают две непримиримо враждебные секты. Ввиду того, что у нас этот спор — если есть вообще какой-то спор — ведется больше на практике, чем в теории, ввиду того, что наших романтических поэтов и беллетристов поддерживает их окружение и у них нет недостатка ни в издателях, ни в читателях, ввиду того, что мы уже давно оставили позади первые столкновения противоречий и обе стороны уже начинают достигать соглашений, мы можем спокойно наблюдать, как тот огонь, который мы зажгли, теперь полыхает за Альпами» [6, с. 441 ] (ср. [7, с. 99]). Итак, по мнению Гёте, немецкая литература, возбудившая спор классиков и романтиков в Италии (здесь поэт явно...
Входимость: 60. Размер: 191кб.
Часть текста: они должны быть выявлены, чтобы именно художественное достоинство этой длительности было подчеркнуто наиболее рельефно? Такой вопрос имеет не только этическую сторону, которая была известна еще Аристотелю (называя вещи чужими именами, мы теряем шанс их сущностного постижения), не только ценностный аспект (назвать вещь - значит оценить ее, отличить от других вещей). Он нацелен на то, что сам XIX в. сделал главной темой своего артистического интереса, - на всестороннее осмысление Субъективности в творчестве. Собственно, задумавшись об абсолютной свободе личного языка и неповторимой уникальности каждого творческого голоса, эта эпоха, в чем-то не исчерпавшая себя и по сей день, сформулировала неразрешимое противоречие, противоречие между «жизнью» и «творчеством», между заведомой иллюзорностью целого и априорной сверхреальностью части (личных слов и не отделимых от них личного времени, личного взгляда). По этой логике XIX в. не укладывается в рамки фиксированных политико-экономических дат, не сводится к теме столетия, внешней по отношению к поэту, а существует там, где даже в середине XX в. творит писатель, выражающий себя сквозь форму литературного сознания, сложившегося под знаком отчуждения...
Входимость: 54. Размер: 65кб.
Часть текста: ГОФМАН. ЭЙХЕНДОРФ. ШАМИССО. ГЕЙНЕ. ГРАББЕ. ПОЗДНИЙ ГЁТЕ Годы 1815—1830 в Германии, как и во всей Европе, — глухое время режима Священного союза. В немецком романтизме в этот период происходят сложные процессы, существенно меняющие его характер. В частности, усиливаются черты трагизма, свидетельством чему является прежде всего творчество Эрнста Теодора Амадея Гофмана (1776—1822). Относительно недолгий творческий путь писателя — 1808—1822 гг. — охватывает главным образом время посленаполеоновской реакции в Германии. Как художник и мыслитель Гофман преемственно связан с иенской школой. Он развивает многие идеи Ф. Шлегеля и Новалиса, например учение об универсальной поэзии, концепции романтической иронии и синтеза искусств. Музыкант и композитор, автор первой романтической оперы («Ундина», 1814), художник-декоратор и мастер графического рисунка, Гофман как никто другой был близок к тому, чтобы не только осмыслить, но и практически осуществить идею синтеза. При этом музыка оценивается как «самое романтическое из всех искусств». «Лира Орфея отворила врата ада», — писал Гофман в статье о Бетховене. Эта мысль связывает его с Вакенродером; даже его программный образ художника-энтузиаста восходит к Вакенродерову Иосифу Берглингеру. Вместе с тем творчество Гофмана в развитии немецкого романтизма представляет этап более обостренного и трагического осмысления действительности, отказа от многих иллюзий, свойственных иенским романтикам, кардинального пересмотра соотношения между идеалом и действительностью. Ирреальный план у Гофмана утрачивает свое самодовлеющее значение, рушится иллюзия, что можно подменить действительность сказочным миром. Гофмановский герой (в отличие, например, от героя Новалиса) понимает, что нет никакой возможности укрыться от тягостной повседневности в выдуманном царстве мечты....
Входимость: 51. Размер: 30кб.
Часть текста: от своего образца. Роман Тика, в свою очередь, оказал стилистическое влияние на роман Новалиса «Генрих фон Офтердинген». Новалис заметил о своем романе в пору работы над ним: у него будет «немало сходств со „Штернбальдом" — только не будет его легкости. Однако этот недостаток, быть может, не будет неблагоприятен для содержания романа» (в письме Тику от 23 февраля 1800 г.) 80 . Последовательный лирический тон «Офтердингена» действительно вобрал в себя стилистическую струю Вакенродера — «Штернбальда» Тика; благодаря этому и благодаря тому, что роман Новалиса оказывал постоянное воздействие иа немецкую литературу, — сначала на романтиков, так или иначе реагировавших на этот законченный стилистический образец, — и «Франц Штернбальд» обрел незримое бессмертие в немецкой литературе. Вот как читали роман Тика. Едва ли не первым взволнованным его читателем был Рунге, который, обращаясь к другу И. Г. Бессеру, писал 3 июня 1798 г.: «ДорогойІ Читал ли ты „Странствования Франца Штернбальда", изданные Тиком? Меня ничто не захватывало так до глубины души, как эта кпига, которую добрейший Тик верно по праву именует своим любимым отпрыском» 81 ...

© 2000- NIV