Приглашаем посетить сайт

История немецкой литературы.
Вильгельм Генрих Вакенродер (Wilhelm Heinrich Wackenroder, 1773—1798)

Вильгельм Генрих Вакенродер

(Wilhelm Heinrich Wackenroder, 1773—1798)

Значительный вклад в немецкую романтическую эстетику сделал Вакенродер, талантливый теоретик искусства, наиболее демократически настроенный член иенского кружка. Фанатическая преданность идеалам красоты, тонкость критических суждений обусловили его высокий авторитет в романтических кругах.

Вакенродер родился в Берлине в семье прусского министра. После окончания юридического факультета университета был мелким служащим. Подлинная его жизнь связана с художественным творчеством. Литературное наследие Вакенродера невелико. Ему принадлежит лишь одно произведение — «Сердечные излияния монаха, любителя искусства» (Herzensergießungen eines kunstliebenden Klosterbruders, 1797). Кроме того, известно, что он принял активное участие в создании романа «Странствования Франца Штернбальда» (1798), написанного в основном его другом Тиком.

«Сердечные излияния» — весьма своеобразный документ романтической критики. Это не сборник критических статей, не трактат, логически развивающий какую-нибудь тему. Вакенродер был противником «холодного» критического анализа. Он полагал, что разговаривать об искусстве можно только на эмоционально выразительном, образном языке. Каждое творение художника, по мысли Вакенродера, сугубо индивидуально, и его нельзя правильно оценить исходя из какой-то определенной эстетической системы. Всякая эстетическая нормативность пагубна. Задача критика заключается в том, чтобы дать почувствовать неповторимую прелесть художественного произведения, а для этого необходимо не знание правил, а наличие таланта, эстетического вкуса. «Сердечные излияния» посвящены в основном искусству. Автор их рассматривает творения европейских живописцев эпохи Возрождения. Особое его внимание своей гуманистической направленностью привлекают картины Альбрехта Дюрера — великого мастера немецкого Ренессанса. Вакенродер, как и многие другие немецкие романтики, отмечает благотворное влияние христианской религии на развитие архитектуры и живописи. Подлинная красота, по его мнению, создавалась не только в античности, но и в христианское время. «... Настоящее искусство,-—пишет Вакенродер, — может процветать не только под итальянским небом, под величественными куполами и коринфскими колоннами, но и под готическими сводами, под пестрыми украшениями зданий и под готическими башнями».

Поэтизируя прошлое, Вакенродер противопоставляет ему современную эпоху, неблагоприятную для развития художественного творчества. Критик имеет в виду феодальное общество с его духом светских условностей. Свое неприязненное отношение к современности Вакенродер с предельной откровенностью высказал во второй части «Сердечных излияний», носящей название «Достопримечательная музыкальная жизнь композитора Иосифа Берглингера». Она была опубликована после смерти автора Тиком с его дополнениями. Предвосхищая Гофмана, Вакенродер выводит здесь образ даровитого музыканта, живущего в разладе с окружающей его действительностью. Иосиф страдает, ибо его мечты прямо противоположны реальному содержанию жизни. В ней царит материальный расчет, а его влечет свобода, мир волшебных звуков, он влюблен в искусство. Одно время счастье, казалось бы, улыбнулось Иосифу. Ему предложили место придворного капельмейстера. Но вскоре иллюзии Берглингера рассеиваются. Он приходит к убеждению, что дворянская знать не испытывает настоящего влечения к музыке. Иосиф оказывается во власти трагических переживаний. Рушатся его сокровенные мечты. Прозаическая действительность одерживает победу над романтическим мечтателем. Иосиф приходит к горестному выводу о том, что «несмотря ни на какие усилия..., оторваться от земли невозможно», что она диктует художнику свою волю, ломает его планы.

Осуждая дворянское общество, Вакенродер выражает свои симпатии народу. Его сердце с простыми тружениками, отзывчивыми на все доброе и прекрасное на земле. Демократическая настроенность — одна из самых сильных черт Вакенродера. Его герой, разочаровавшись в великосветской среде, стремится обрести покой в кругу людей, еще не испорченных дворянской цивилизацией. «Мне хотелось бы, — говорит Берглингер, — покинуть всю эту культуру и бежать в горы к простому швейцарскому пастуху и наигрывать его альпийские песни, по которым он тоскует, где бы ни находился».

Иосиф Берглингер — образ сугубо романтический. В нем воплощены многие черты самого автора, страдавшего от несоответствия между своим эстетическим идеалом и жизнью. Вакенродер часто находился во власти тоски по прекрасному, что наложило печать на все его критические суждения.

© 2000- NIV