Приглашаем посетить сайт

История немецкой литературы.
Ульрих фон Гуттеп (Ulrich von Hutten, 1488—1523)

Ульрих фон Гуттеп (Ulrich von Hutten, 1488—1523)

Ульрих фон Гуттен — самый талантливый публицист немецкого Возрождения. Весь пафос своего незаурядного красноречия он обрушивает на папский Рим, на князей, борясь за сильную, независимую от римской курии Германию, сплоченную под эгидой императора. Гуттен был прежде всего общественным борцом, и все произведения его имеют политическую окраску. Они отличаются агитационной направленностью, зовут активной борьбе против папства и княжеского деспотизма.

Гуттен был выходцем из старинного, но обедневшего дворянского рода. Родился он во Франконии, на юге Германии. В 11 лет, из-за слабого здоровья, Гуттен был отдан в бенедектинский монастырь для подготовки к духовному званию. Здесь молодой послушник основательно изучил латынь, но проникся чувством глубокого отвращения к монашеской жизни. Когда настал срок пострижения, Гуттен бежал из монастырского заточения. Начинается период его странствования по Германии. Гуттен сближается с гуманистом Кротом Рубеаном, учится в Эрфуртском и в других университетах. В разгоревшейся борьбе между Рейхлином и Пфефферкорном он всецело был на стороне первого.

Гуттен сам пробует свои силы как поэт. В 1511 г. появляется на латинском языке его поэма «Об искусстве стихосложения», доставившая ему популярность в литературных кругах. В 1512 г. Гуттен едет в Италию, где по настоянию отца штудирует юриспруденцию в Болонском университете и основательно знакомится с творчеством древнегреческих писателей, особенно сатириков Лукиана и Аристофана. В Риме Гуттен имел возможность наблюдать жизнь католического духовенства, чья алчность и нравственная нечистоплотность произвели на него удручающее впечатление и одновременно дали богатейший материал для творчества.

По складу своего писательского дарования Гуттен тяготеет к сатире и памфлету. В 1515 г. правитель герцогства Вюртембергского Ульрих предательски убил двоюродного брата Гуттена Ганса, чтобы склонить к сожительству его молодую жену. Факт неслыханного произвола вызвал негодование дворянских кругов. Гуттен берется за перо. К борьбе его призывали не только родственные чувства, но и оскорбленная честь рыцарского сословия. Он пишет обвинительную речь против Ульриха Вюртембергского. Распространенная родственниками Гуттеиа, она стала известна даже за пределами Германии. Подражая ораторским приемам Цицерона из его речи против Каталины, Гуттен уничтожил убийцу, представил его извергом, превзошедшим жестокостью самого сатану.

Сатира произвела огромное впечатление на немецкую общественность. Ободренный успехом, Гуттен выступает еще с четырьмя речами против Ульриха, развенчивая его как подлого тирана. Он призывает своих соотечественников с оружием в руках покарать злодея, отомстить за пролитую кровь. «Восстаньте, швабы, — обращается Гуттен к рыцарству, — добудьте себе свободу. Не позволяйте убийце и разбойнику властвовать над теми, перед которыми некогда склонялись короли. Сбросьте с престола это кровавое чудовище и освободитесь от вечного страха и унижения» (речь вторая).

Обличая Ульриха Вюртембергского, Гуттен имел в виду не только его одного. Он метил в княжеский деспотизм вообще. Его сатира заключала в себе большое социально-политическое обобщение. Отсюда ее сильное воздействие на умы.

Гуттен, как уже отмечалось, был одним из активных авторов второй части «Писем темных людей», но все же лучшие страницы его публицистики связаны с его борьбой против католической церкви. Своими выступлениями против Рима он, как никто из современных ему писателей, подрывал авторитет папской власти и тем самым способствовал делу Реформации. Правда, позиция в реформационном движении была у Гуттена несколько особая. Его почти совершенно не интересовал религиозный аспект проблемы. Он и в этом вопросе оставался прежде всего политиком. Выступая против папы и католического духовенства, он стремился главным образом освободить Германию от экономического и политического гнета. Католическая церковь, будучи крупным землевладельцем, жестоко эксплуатировала немецкий народ, истощала его нескончаемыми поборами. В своей борьбе с папской курией Гуттен выступал как патриот и гуманист.

Наиболее яркую антипапскую направленность имеют знаменитые «Диалоги» (Dialogi) Гуттена («Лихорадка», «Вадиск, или Римская Троица», «Наблюдатели», «Булла, или Крушибулл», «Разбойники»), представляющие лучшую часть его художественного наследия. Они вышли в свет на латинском языке двумя выпусками, в 1520 и 1521 гг.

В «Лихорадке» (Febris) разговор развертывается между поэтом и изнуряющей его лихорадкой. Гуттен советует болезни оставить его — ведь есть куда более интересные объекты для ее вселения. Он, в частности, указывает ей на папского посла Каэтано, который прибыл в Германию для сбора денег на войну с Турцией, а в действительности на удовлетворение прихотей разжиревших прелатов. «Если ты сбавишь жиру с этих грабителей, многие тебя будут благодарить».

Антипапские настроения Гуттена ярче всего проявились в диалоге «Вадиск, или Римская Троица» (Vadiscus, vel trias Romana). Это по своему духу настоящая революционная прокламация, зовущая немцев к открытому мятежу против Рима. Беседу ведут двое — Гуттен и его друг Эрнгольд. В разговоре упоминается некий Вадиск, который только что вернулся из Италии и горит негодованием против нечестивого поведения церковных сановников. Римские впечатления Вадиска и составляют содержание сатиры.

Гуттена возмущает ненасытная алчность попов. Пользуясь Долготерпением немецкого народа, они «почти совсем перестали таиться и хитрить и грабят теперь в открытую, без всякого удержу». Награбленное золото идет на оплату пьяной, распутной жизни католических прелатов. Обращаясь к их нечистой совести, Гуттен заявляет: «... Вы запятнали пороком самое непорочность, растлили деву-церковь, обратили в разбойничий притон дом молитвы».

Вадиск разделяет по триадам все гнездящиеся в папской курии мерзости. Три вещи, по его мнению, больше всего ценимы в католическом Риме: авторитет папы, мощи святых и индульгенции. И бедные и богатые закусывают здесь тремя «вещами»: первые — зеленью, луком и чесноком, а вторые — потом трудящихся, процентами и добычей, награбленной у христианского люда. Такое перечисление пороков идет непрерывно на протяжении 60 страниц. Гуттен часто повторяется, но его сатира воспламеняла сердца, звала немцев к восстанию против римских грабителей и насильников, которые долгие годы сосали их кровь, а теперь «добрались до костей — крушат их и высасывают мозг». «И таких волков, — патетически восклицает Гуттен, — мы должны еще гладить по шерсти и не то, чтобы пырнуть кинжалом или спустить шкуру — пальцем их тронуть не смеем. Когда же мы, наконец, очнемся и отомстим за наш позор, за ущерб, который наносят Германии?»

Главной силой в борьбе с папством Гуттеи считал рыцарство. Он был его идеологом и мечтал о создании сплоченного немецкого государства, в котором бы правил император, послушный воле рыцарей. В этом заключалась сущность задуманной им реформы политического управления. Гуттен стремился упразднить власть князей, мешавших объединению страны, его программа предусматривала также секуляризацию церковных земель. Ему искренне казалось, что он действительно борется за демократические порядки. Объективно же, независимо от своей воли, Гуттен защищал интересы мелкого дворянства, обреченного историей на умирание. В этом заключалась его трагедия. Он много писал о свободе, о демократическом строе жизни, о единстве страны, но за всеми этими широковещательными лозунгами скрывалась, как говорит К. Маркс в письме к Ф. Лассалю от 19 апреля 1859 г., — «мечта о старой империи и кулачном праве»1.

«Диалоги» Гуттена накаляли и без того напряженную атмосферу в Германии, усиливали антипапские настроения в стране. Вести о них дошли и до папского двора. Обеспокоенный папа разослал письма ко всем духовным и светским немецким князьям, в которых призывал схватить Гуттена, заковать в кандалы и отправить в Рим. Над Гуттеном сгущались тучи. Однако в минуту смертельной опасности он не дрогнул. Гуттен обратился с воззванием к немецкому народу, ко всем его сословиям, заклиная их объединиться и оказать сопротивление врагу. «Проснитесь, немцы, — пишет Гуттен, — если ничего нельзя добиться смирением, то у нас достанет оружия. Не медлите, за нас сам бог».

Характерно, что некоторые свои публицистические произведения и стихотворения Гуттен в 20-е гг. пишет по-немецки. Он также переводит на немецкий язык свои диалоги. Тем самым его творчество нашло более широкую аудиторию, возросла сила его воздействия. Но Гуттен не ограничивался одной словесной пропагандой. Он мечтает о вооруженной схватке с врагом. В 1519 г. он знакомится с рыцарем Францем фон Зикингеном, полководцем Швабского союза, человеком весьма деятельным. У них обнаружились общие общественно-политические интересы. Зикинген также лелеял мечту о возрождении былой мощи рыцарства. В 1522 г. он поднял восстание против архиепископа Трирского. Однако рыцари были совершенно изолированы от парода, от крестьянских масс и бюргерства, резонно видевших в них своих угнетателей. Поэтому военный поход Зикингена был заранее обречен на неудачу. Восставшие потерпели полное поражение. Зикинген получил в бою смертельную рану, Гуттену пришлось бежать. Вначале он скрывается в Германии, переезжая из одного замка в другой, а затем эмигрирует в Швейцарию, рассчитывая найти приют у Эразма Роттердамского, жившего в Базеле. Но надеждам его не суждено было сбыться. Осторожный Эразм, хорошо осведомленный о размахе деятельности Гуттена, не принял его. Смертельно больной, без всяких средств к существованию, Гуттен умер на одном из островов Цюрихского озера в августе 1523 г.

Примечания.

1 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Изд. 2, т. 29, с. 484.

© 2000- NIV