Приглашаем посетить сайт

История немецкой литературы.
Томас Манн (до 1918 г.) (Thomas Mann, 1875—1955)

Томас Манн (до 1918 г.)

(Thomas Mann, 1875—1955)

Томас Манн — один из крупнейших мастеров критического реализма XX в. Его творчество, насыщенное богатейшим идейно-философским содержанием, занимает особое место в современной немецкой литературе.

Он выходец из той же среды патрицианской буржуазии Любека, что и его старший брат Генрих. В жизненной и писательской судьбе братьев, двух выдающихся реалистов, есть черты сходства, но вместе с тем и немало различий. К критическому отношению к буржуазной цивилизации они пришли во многом разными путями. Путь Томаса Манна был более сложен, извилист и противоречив. Непримиримое отношение к милитаризму и пруссачеству у Генриха Манна определилось значительно раньше.

Детство и юность Т. Манна прошли в Любеке, в обстановке, так любовно и живо описанной им в романе «Будденброки». В 1891 г. после смерти отца его торговая фирма была ликвидирована, и семья перебралась в Мюнхен. Так как состояние, оставшееся от отца, было незначительным, Томас вынужден был поступить на службу в страховую компанию.

Весь свой досуг он посвящает литературе. В Любеке он пробует сочинять стихи, в Мюнхене больше занимается прозой и пишет новеллы. В 1894 г. ему удается напечатать свой первый рассказ «Падшая» (Gefallene). Т. Манн оставляет службу, решает посвятить себя журналистике, писательской деятельности.

В 1898 г. выходит первый сборник его новелл «Маленький господин Фридемаи» (Der kleine Herr Friedemann), который не привлек к себе внимания. Но в ранних новеллах довольно ясно наметились некоторые особенности и позднего творчества Т. Манна. В них звучит тревожная мысль о неустроенности, каком-то неблагополучии современного мира. К более глубокому осознанию этой мысли он придет позднее. Внимание молодого писателя привлекают психологические проблемы, в особенности тема души больного, ущербного человека.

В эти годы Т. Манн испытал большое влияние реакционной философии Ницше и Шопенгауэра, так усложнившей идейную эволюцию писателя. Философия Ницше, порожденная кризисом буржуазной мысли, была глубоко индивидуалистической и антидемократической. Она проникнута ненавистью к революции, к народу, уделом которого считается рабский труд. Ницше проповедовал культ сильной личности, «сверхчеловека», которому все позволено. Ради утверждения своего господства «сверхчеловек» может попирать все нормы права и морали, он может совершать любое насилие, жестокость и даже убийство. Ницше проповедовал войну, считая ее нормальным состоянием человечества.

Т. Манн не разделял крайностей философии Ницше, но он воспринял его аристократизм мысли, неверие в народ, в революцию, рассматриваемую им как разгул слепых инстинктов.

Известное воздействие на писателя оказали идеи Шопенгауэра о господстве над миром слепой и неразумной воли, о бессмысленности и хаотичности окружающего мира. Его же философией навеяна столь частая в творчестве Т. Манна тема болезненности, вырождения и распада.

В дальнейшем писатель медленно и с трудом освобождается от влияния буржуазной философии — от иррационализма, от неверия в революцию и народ. Художник должен был пройти большой и сложный путь, для того чтобы на склоне жизни проникнуться симпатией к идеалам социализма и осудить антикоммунистическую политику буржуазных правительств.

Постепенному преодолению наиболее реакционных тенденций буржуазной философии содействовало и то, что Т. Манн воспринял традиции гуманистической культуры прошлого, идею всесторонне развитой гармонической личности, гуманизм великих немецких писателей XVIII и начала XIX в. — Лессинга, Гете, Шиллера, а также своих ближайших предшественников — Шторма, Раабе, Фонтане.

Писатель не замыкался в рамки национальной культуры, хотя он и был прочно связан с ней. Он высоко ценил французскую и английскую литературу, скандинавских писателей.

Особое значение в его жизни имела русская классическая литература XIX в. — Гоголь, Тургенев, Гончаров, Достоевский, Чехов и прежде всего Л. Толстой. Русской литературе он посвятил ряд статей и речей — «Гете и Толстой», «Анна Каренина», «Толстой», «О Достоевском — с чувством меры» и др. Весьма красноречивую оценку роли и значения русской литературы в его собственном творчестве Т. Манн дал в письме к Г. Ланге: «Ты прав в своем предположении, что я с давних времен многим обязан и во многом признателен русской литературе, которую я еще в юношеской новелле «Тонио Крегер» назвал «святой русской литературой». Я не справился бы в возрасте 23—25 лет с работой над «Будденброками», если бы не укреплял и не ободрял себя повторным чтением Толстого. Русская литература конца XVIII и XIX века действительно — одно из чудес духовной культуры» 1.

Т. Манн вошел в литературу в тот момент, когда в ней возобладали всевозможные модернистские, декадентские течения. Он не примыкает ни к одному из этих новомодных направлений, выступая писателем-реалистом уже в своих первых новеллах, хотя кое в чем модернистские, натуралистические влияния в них проявились.

Своим первым большим произведением, романом «Будденброки» (Buddenbroocks. Verfall einer Familie, 1901), Т. Манн сразу же занял почетное место в немецкой литературе. В этой книге он задумал описать историю своей семьи, свое детство, создать своеобразную семейную хронику хорошо знакомой ему среды. Но по мере работы писателя замысел его расширялся. Роман перерастал рамки семейной хроники. Он все больше приобретал обобщающий характер: из истории упадка одной буржуазной семьи он превращался в повествование об упадке и вырождении бюргерства, буржуазной цивилизации в целом. Понимание такого широкого, обобщающего смысла нарисованной им картины пришло к писателю не сразу. В речи «Любек как форма духовной жизни», произнесенной им в 1926 г., он признавался: «У меня не возникало и мысли, что ценность книги выходит за пределы чистой художественности, что мой роман нечто большее, чем автобиография, что он дает картину ганзейской жизни девятнадцатого века и приобретает, таким образом, значение культурно-исторического документа. Не возникало и мысли, что эта его ценность может быть еще и в воссоздании определенного эпизода духовной истории немецкого бюргерства вообще... Все это я узнал много позже».

История семьи Будденброков прослежена на четырех поколениях. Автор показал, как от периода процветания эта семья неуклонно движется к упадку и вырождению. Недаром у романа подзаголовок «Упадок одной семьи».

Представитель первого поколения этой семьи — Иоганн Будденброк-старший, крупный торговец зерном. Он живет в пору процветания буржуазного общества и сам является олицетворением физического и духовного здоровья. Это энергичный, жизнелюбивый человек, удачливый коммерсант, при котором фирма богатела и расширялась. Весьма характерно его вольнодумство в духе просветителей XVIII в. Он противник ханжества и суеверия, в его манере говорить чувствуется простонародная грубоватость.

Второе поколение семьи представлено его сыном, консулом, тоже Иоганном (младшим). Он унаследовал дело отца, и оно в его руках процветает. Он трезвый делец, но это другой человек. Он уже отказался от вольнодумных идей отца, он религиозен, осторожен. У него больше образованности, лоска. Его характер и взгляды формировались в другое время, в эпоху реакции, когда в Европе установилось господство Священного союза. У него уже нет смелости, энергии Иоганна-старшего. Под стать ему и жена, оказавшаяся под влиянием церковников.

Черты упадка, лишь наметившиеся во втором поколении, с большой силой ощущаются в третьем поколении, изображенном в романе с наибольшей полнотой. Оно представлено детьми Иоганна-младшего — Томасом и Христианом и их сестрами — Тони и Кларой.

Томас — способный и умный делец, он достигает на первых порах успеха, свидетельством чего явилось избрание его в сенат вольного города. Но затем успех сменяется неудачами, его фирма оказывается на грани разорения. Он все сильнее ощущает усталость, силы его иссякают, и он лишь усилием воли заставляет себя вести дела. Чувство бессмысленности своего существования все чаще овладевает им. Томас погибает странной для этого аккуратного человека смертью —он падает на улице в грязь и умирает.

Еще более наглядно черты вырождения и упадка проявляются в характере его брата Христиана, человека болезненного, неврастеничного, вечно жалующегося на головные боли. Он неудачник и бездельник, своеобразный домашний шут и насмешник, для которого нет ничего святого. Христиан отказывается от торговой деятельности и ведет праздный образ жизни. Он смеется над вековыми традициями бюргеров, над их гордостью и порядочностью. «Собственно говоря, каждый коммерсант— мошенник»,— заявил он однажды купцам. Христиан одно время увлекался театром, в нем есть артистическая жилка, но и это увлечение оказалось бесплодным. Он во всем никчемный, неприкаянный человек, один из «блудных сыновей» бюргерского сословия. Он стоит как бы на перепутье: с бюргерством он во многом порвал, но ничего другого не нашел.

Жизнь его нелепа и несуразна. Он женится на легкомысленной женщине, но и она постаралась избавиться от него, добившись помещения Христиана в дом для умалишенных.

Черты упадка Будденброков проявляются и в нарушении некогда прочных семейных связей. В этом плане весьма драматична судьба сестры Томаса — Тони, красивой, сердечной и непосредственной натуры. Она дорожит честью семьи, благополучием фирмы. Ради этого она отказалась от личного счастья, от любви к студенту Мортену, дважды неудачно вышла замуж без любви, по соображениям выгоды.

Тони могла бы быть счастлива, порви она с кастовыми предрассудками, отдайся велению сердца, но она не решилась нарушить бюргерские традиции.

Полное вырождение Буддеиброков наступает в четвертом поколении, представленном мальчиком Ганно. С самого рождения он отмечен слабостью и болезненностью. Запас жизненных сил в нем ничтожен. Он чуждается реальной жизни, боится ее, ко всему равнодушен. Он умирает рано, еще в детстве. В самый последний момент два голоса зовут его к себе — голос жизни и смерти. Последний оказался более властным. Смерть Ганно во многом случайна, по неизбежна: жизненные силы иссякли в нем. Образ болезненного и в то же время талантливого Ганно (он страстно любит музыку и пытается творить) является излюбленным в творчестве Т. Манна. Те или иные разновидности «художника» будут встречаться и в дальнейшем его творчестве.

Нетрудно убедиться в том, что изображенная в романе среда хорошо знакома писателю, она родная, близкая ему, и он любовно относится к ней. Автор подчеркивает порядочность, коммерческую честность Будденброков. И все-таки критическое отношение Т. Манна к бюргерскому миру несомненно. Писатель отмечает угасание гуманистических традиций в среде бюргерства. На смену старинному бюргерству приходят новые дельцы— эгоистические, черствые и жестокие. В романе появляются эпизодические образы подобных дельцов —Хагенштремы, Кистенмакеры. На эту буржуазию нового склада Т. Манн смотрит со страхом и неприязнью.

Причины, вызвавшие угасание семьи Будденброков, представлены в романе недостаточно четко. Ясно одно, что автор не затрагивает социально-экономических факторов, вызвавших кризис буржуазного уклада. О них в пору создания романа он и не подозревал. Он склонен был частично объяснить этот процесс биологическими факторами.

Но, как отмечают исследователи, биологическая трактовка этой проблемы тоже проводится непоследовательно2. В подобных случаях писатели-натуралисты, дававшие биологическую трактовку общественных явлений, выдвигали такие факторы, как наследственность, алкоголизм, голод, нищета. В романе Т. Манна такие причины не выдвигаются. Частично элемент наследственности отмечается, когда речь идет о матери Ганно Герде, внесшей в четвертое поколение Будденброков «сомнительную» кровь. Но не это явилось решающей причиной постепенного угасания рода Будденброков. Истолкование судьбы бюргерской семьи тесно связано с философией Шопенгауэра, которым увлекался молодой писатель. Следы этого увлечения видны на страницах романа. Так, Томас Будденброк под старость делается восторженным почитателем Шопенгауэра. При освещении судеб своих героев писатель исходил из шопенгауэровского тезиса о том, что жизнь бессмысленна и жестока, что существование человека сводится к бесконечным страданиям и разочарованиям, что только в смерти жизнь обретает настоящий смысл. Таким образом, в конечном итоге причины гибели семьи Будденброков не просто биологические. Этот процесс не обусловлен никакими причинами. Для Т. Мапна в самом существовании Будденброков заложена необходимость их гибели.

Поэтому явления общественной жизни проходят мимо внимания писателя, не оказывая влияния на судьбы его героев. И даже такое важное событие, как революция 1848 г., изображается фактом незначительным, лишенным большого смысла.

«Будденброки» — широкое эпическое полотно, в котором, однако, изображен очень узкий участок действительности — бюргерская семья. В нем нет единого главного героя, вокруг которого концентрировалось бы повествование. Героями попеременно становятся то Томас, то Тони, то Ганно, реже — другие персонажи. Бюргерский род изображен обстоятельно, неторопливо, с большим количеством деталей. Там, где тот или иной герой выдвигается на первый план, дается и его углубленная психологическая характеристика.

На создание романа, по признанию самого автора, большое влияние оказала иностранная литература и прежде всего Л. Н. Толстой, который покорил его беспощадным и правдивым обличением собственнической морали, искусством психологического анализа, глубоким показом сложной диалектики человеческой души.

После «Будденброков» Т. Манн пишет ряд новел, посвященных проблеме взаимоотношения искусства и жизни, художника и буржуазной действительности. «Тристан» (Tristan, 1902) — одно из характерных его произведений в этом плане. Новелла интересна и еще в одном отношении: она свидетельствовала об отрицательном отношении художника к декадентству.

Герой ее — Шпинель, писатель модернистского склада, существо странное и смешное. Он парит в мире вычурных образов и с презрением смотрит на окружающий мир. В санатории он встретил больную женщину, жену дельца Габриэлу Клетерьян, которая кажется ему натурой художественной, не имеющей ничего общего с пошлостью жизни. Она в самом деле глубоко чувствует музыку. Вопреки запрету врачей она играет Шопена, «Тристана» Вагнера, но волнение, вызванное музыкой, ухудшает состояние ее здоровья.

Шпинель пишет резкое письмо мужу Габриэлы, в котором говорит, что Габриэла создана не для пошлой прозаической жизни, а для искусства и что муж ее не понимает Однако в столкновении приехавшего в санаторий Клетерьяна, мужа Габриэлы, и Шпинеля последний показал себя не с лучшей стороны. Клетерьяп обвинил его, и не без оснований, в трусости, в наивности. Шпинель по существу обращен в бегство.

«Тонио Крегер» (Tonio Kröger, 1903)—одна из наиболее лиричных и психологических новелл Т. Манна. В ней также изображается конфликт художника с реальным миром, но делается это с иных позиций, чем в предыдущей новелле.

Тонио Крегер — молодой одаренный писатель, выходец из бюргерской среды. Он натура тонко чувствующая, поэтическая, но с жизнью тоже в разладе. Он видит лишь уродливые и смешные ее стороны. Тонио обречен на одиночество, так как его неохотно терпят в бюргерской среде, чувствуя, что он здесь чужой человек.

Хотя Тонио и отдает себе ясный отчет в ограниченности и примитивности бюргерского бытия, этот мир в то же время привлекает его к себе. Ему порой очень хочется жить здоровой, бездумной и беспечной жизнью, какой живут его школьный приятель Ганс Ганзен и девушка Ингеборг Хольм, но они явно сторонятся Тонио. Тонио не уверен, правильно ли он избрал литературу своим призванием. О своем душевном разладе он делится с русской художницей Лизаветой Ивановной, женщиной смелых взглядов, свободной от буржуазных предрассудков. Она нашла меткие слова, характеризующие Тонио. Она назвала его «бюргером, сбившимся с пути». В разговоре с ней Тонио говорит о своем глубоком преклонении перед русской литературой, покорившей его нравственным благородством своих идеалов.

Хотя в практической жизни Тонио не повезло и милая его сердцу Ингеборг отдает предпочтение другому, автор относится к герою совсем иначе, чем к Шпинелю. Если Шпинель смешон и жалок, то Тонио — натура возвышенная, талантливая, во многом трагическая. Занятия литературой внутренне обогащают его, делают человеком глубокой и тонкой души. Тонио, как и Ганно из «Будденброков», внутренне близок автору.

Новелла «Gladius Dei» («Меч божий», 1902) посвящена разоблачению пустоты и мишурного блеска буржуазного искусства, лишенного значительного идейного и нравственного содержания. В ней рассказывается, как в роскошный магазин, где собраны новомодные произведения искусства, является бледный юноша и требует, чтобы владелец магазина уничтожил новую картину с изображением мадонны, которая представлена чувственной и порочной женщиной. Юношу выгоняют из магазина. Но в туче, надвигающейся на город, ему видится карающий огненный меч, занесенный над растленным, пустым искусством.

Критика декадентского искусства всего сильнее звучит в новелле «Смерть в Венеции» (Der Tod in Venedig, 1911). Герой ее — прославленный писатель Густав Ашенбах, достигший вершин писательского мастерства. Его тяготит прозаичность и пошлость буржуазного бытия, но ему не удается избежать его тлетворного разлагающего влияния. Декадентские тенденции проникают в его творчество, оно приобретает черты внутренней опустошенности. Мучительно сознавая это, он тяготится жизнью и жаждет смерти, и она приходит к Ашенбаху.

Как справедливо отметила Т. Л. Мотылева, «кропотливый анализ иррациональных порочных чувств героя отчасти сближает новеллу Томаса Манна с литературой декаданса. Но основная направленность новеллы резко враждебна декадансу»3.

Во время первой мировой войны Т. Манн испытал влияние шовинистических настроений. Хотя он и не поддерживал официальной немецкой пропаганды, но его статьи и речи этого периода, вошедшие в книгу «Размышления аполитичного» (Веtrachtungen eines Unpolitischen, 1918), объективно явились оправданием войны, которая велась кайзеровской Германией. Писателю казалось, что это была война в защиту немецкой культуры против прогнившей буржуазной цивилизации.

Эти выступления были осуждены прогрессивной интеллигенцией и прежде всего Р. Ролланом, который заявил, что подобные идеи позорят человека и тем сильнее, чем этот человек значительнее. Позицию Томаса Манна осудил его брат Генрих, и на этой почве между братьями возникла длительная отчужденность.

Примечания

1 Цит. по статье: Мотылева Т. Л. Томас Манн (до 1918 г.). — В кн.: История немецкой литературы, т. 4, с. 479.

2 См.: Адмони В. Г., Сильман Т. И. Томас Манн. Л., 1960, с, 54.

3 Цит. по статье: Мотылева Т. Л. Томас Манн (до 1918 г.). — В кн.: История немецкой литературы, т. 4, с. 492.

© 2000- NIV