Приглашаем посетить сайт

История немецкой литературы.
Средние века.

СРЕДНИЕ ВЕКА

Древние германцы (франки, готы, лангобарды и др.) в I в. нашей эры представляли собой одну из самых сильных этнических групп Европы. Они кочевали на огромном пространстве между Эльбой и Рейном, Скандинавским полуостровом и Дунаем, совершая набеги на Римскую империю и подвластные ей земли. Германские племена находились в это время в своем развитии на стадии родового строя. Основной формой хозяйства у них было скотоводство, но они знали и земледелие. Жили они большими родовыми общинами, во главе которых стоял старейшина. Важнейшие вопросы общественной и хозяйственной деятельности решались на народном собрании.

Постоянные военные походы привели к тому, что жизнь племени постепенно стала приобретать черты военной организации. Все большую роль начал играть князь, стоявший во главе дружинников. Ему и его приближенным доставалась большая часть военной добычи. Так в недрах родового строя рождалась племенная аристократия, прямой предшественник средневековой дворянской знати.

О культуре и художественном творчестве германских народов сохранилось мало достоверных свидетельств. Римский историк Тацит рассказывает о том, что германцы имели свою мифологию, у них была своя космогония — предания о сотворении мира и всего сущего. В своих песнях они прославляли бога Туиско, его сына Манна, родоначальника германских племен.

Известно, что древние германцы имели зачатки письменности. Они пользовались так называемым руническим письмом. Рунами, напоминавшими буквы древнегреческого и латинского алфавита, они делали краткие записи на деревьях, камнях, домашней утвари, на оружии и т. п.; эти записи, по-видимому, носили магический характер. Никаких деловых документов и художественных произведений, записанных рунами, не сохранилось.

Германцы, как и другие народы мира, на заре своего исторического развития, безусловно, имели свое устное творчество. У них были песни, воспевавшие их боевую походную жизнь, подвиги, мужество отдельных героев. Эти произведения германского фольклора были записаны позднее, в эпоху средневековья, учеными монахами, но в них запечатлены более ранние периоды германской истории.

Все известные памятники немецкой письменной литературы связаны так или иначе с эпохой великого переселения народов. В V в. н. э. Европа подверглась нашествию гуннов, предводительствуемых Аттилой. Они разбили в Причерноморье остготов и двинулись дальше на запад, вторгшись в пределы Римской империи. На пути в глубь европейского континента гунны в 437 г. разгромили бургундов (народ германского происхождения), разрушили на Рейне столицу их королевства город Вормс. Это событие получило свое воплощение в эпических сказаниях скандинавов и древних германцев и, в частности, в «Песни о Нибелунгах», где как раз отражена трагическая участь бургундского королевского рода. Аттила тут выступает под именем Этцеля, является мужем Кримхильды, сестры бургундского короля Гунтера. В 451 г. гунны потерпели поражение от римлян на полях Франции и их могуществу был нанесен серьезный удар. После смерти Аттилы (453 г.) созданный им племенной союз постепенно распадается. Однако Римская империя в V в. также переживает тяжелый кризис. Ее некогда несокрушимая сила тает в непрерывных сражениях с тюркскими и германскими племенами. В 476 г. предводитель германцев Одоакр сверг последнего римского императора и захватил верховную власть в стране.

С этого момента Рим прекратил свое существование как самостоятельное государство.

Царствование Одоакра было непродолжительным. В 493 г. он потерпел поражение от короля остготов Теодориха и лишился трона. Это историческое событие также получило отражение в германском эпосе. Теодорих здесь выступает под именем Дитриха Бернского и пользуется симпатиями Аттилы, который помогает ему в борьбе за завоевание власти.

Бурная эпоха великого переселения народов, когда быстро менялась карта населения Европы, когда исчезали с лица земли некогда могущественные племена (вандалы, остготы и др.), послужила материалом для различных эпических сказаний древних германцев. Они бытовали в устной традиции, и лишь очень немногие из них были записаны в более позднее время. Так дошла до нас «Песнь о Хильдебранте» — единственный крупный памятник германской эпической поэзии раннего средневековья. Она была записана двумя клириками монастыря в Фульде в конце VIII или начале IX в. на страницах богословского трактата. В основе ее лежит историческое событие, но значительно трансформированное в народной памяти. В «Песни», в противоречии с историческими фактами, говорится о том, что Хильдебрант — начальник дружины и советник короля остготов Деотриха (Теодориха) —вместе со своим повелителем бежал из Италии от гнева Отахра (Одоакра), оставив на родине молодую жену с младенцем — сыном Хадубрантом. Изгнанники находят пристанище при дворе Аттилы. Проходит тридцать лет. Во главе войска Хильдебрант идет походом против Отахра. На границе ему преграждает путь Хадубрант со своей дружиной. По воинским обычаям тех времен витязи перед поединком спрашивают друг друга об имени и роде-племени. Хильдебрант узнает в противнике своего сына и хочет предотвратить кровопролитие. Однако Хадубрант усматривает в признании Хильдебранта лишь «гуннскую хитрость». Он слышал, что его отец давно погиб, и слова старого Хильдебранта принимает только за маневр, рассчитанный на то, чтобы усыпить его бдительность и внезапно нанести удар. Хадубрант обвиняет Хильдебранта в коварстве и трусости. После такого оскорбления столкновение неизбежно. На этом рукопись обрывается. Конфликт остается нерешенным. В аналогичных ситуациях в эпических произведениях других народов (русские былины, «Шахнаме» Фирдоуси и др.) победителем, как правило, оказывается отец. Возможно, такое окончание было и в «Песни о Хильдебранте». Правда, в более поздних ее редакциях трагическая коллизия разрешалась примирительным концом.

«Песнь» сосредоточивает внимание на героических деяниях. Автора ее интересует только героический план повествования, он не отвлекается от основной линии, в результате чего произведение отличается единством и простотой действия.

Герои «Песни» изображаются прежде всего как воины. В них не выделены какие-то иные черты. Правда, в Хильдебранте на какой-то момент заговорила отцовская любовь, но ее быстро заглушил воинский долг. В связи с этим герои психологически однолинейны и слабо индивидуализированы, им не свойственны глубокие внутренние переживания.

Ранняя германская эпическая поэзия не знала рифмы, которая была «занесена» в Германию позднее из литератур романоязычных народов. «Песнь о Хильдебранте» написана аллитерирующим стихом, состоящим из двух полустиший. В каждом из них по два ударения. Слова, несущие его, имеют обычно согласование в ударных слогах, называемое аллитерацией.

Her furlaet in lante luttila sitten
Сам в стране оставил скорбной и сирой.

Германские эпические песни создавались непосредственно в дружинной среде. Создателем их был дружинный певец, скоп, принимавший участие в военных походах, обладавший, кроме того, даром поэтического творчества. Он был также исполнителем этих песен. Их исполняли речитативом в сопровождении арфы во время победных пиров, празднеств и т. д. В более позднюю историческую эпоху, с укреплением христианства, функции скопа перешли к шпильманам, которые были не только песенниками, но и потешниками, акробатами, музыкантами, авторами всяких анекдотов и пр. Их искусство находилось под церковным запретом и носило по существу нелегальный характер. Отвергая поэзию скопов, не свободную от языческих элементов, церковь не принимала и творчества шпильманов, ибо оно не было связано с пропагандой религиозных идей.

В противовес героическому народному эпосу в эпоху средневековья церковники насаждают свою литературу, написанную по латыни и проповедующую любовь к богу, отвращение к мирским радостям. Примером могут служить произведения монахини Хротсвиты, писавшей во второй половине X в. Ее стихи, песни, жития святых совершенно оторваны от жизни, они прославляют деяния Христа. Широкое распространение в средневековом обществе имели всевозможные легенды (о деве Марии и др.) и видения, где герой в результате путешествия в загробный мир приобщался к его божественным тайнам, очищался от пороков и укреплялся в христианской вере («Видение Тнугдала» и др.).

Однако в письменную, латиноязычную литературу средневековья просачивались и иные тенденции, не связанные с пропагандой религиозных идей. В нее проникали мотивы, являющиеся отголоском эпохи великого переселения народов. Такова поэма «Вальтари, мощный дланью» (Waltarius manu fortis), сочиненная в X в. монахом Сантгалленского монастыря Эккехартом. По своему содержанию она примыкает к «Песни о Хильдебранте». К XII в. в немецком обществе происходят значительные социально-экономические сдвиги. Все большую силу набирает феодальный строй. Огромным влиянием в Германии начинают пользоваться рыцари. В связи с этим рыцарство оказывает серьезное воздействие на характер литературы. Искусство, до той поры находившееся почти под безраздельным контролем церкви, приобретает более светский характер. Развивается лирическая поэзия, воспевающая любовь, все менее популярной становится тема аскетического самоограничения личности, зарождается рыцарский роман, где большое место занимают любовные похождения героя. Рыцарство властно вторгается во все сферы литературной жизни, оспаривая у церкви первенство в культурном руководстве обществом.

Интересным явлением светской литературы XII—XIII вв. была лирика вагантов1, иначе называемых голиардами2, бродивших по городам и селам всех стран феодальной Европы и громко распевавших свои озорные, веселые песни, в которых прославлялись радости жизни и выражалось презрение к схоластической учености и религиозному аскетизму. Ваганты зло издевались над лицемерием прелатов, смело обличали все пороки современного им общества.

Наибольшее число стихотворений вагантов (свыше 300) содержится в рукописи, хранящейся в одном из монастырей в Баварии. Встречаются они и в других памятниках средневековой письменности.

В XII—XIII вв. во многих городах Европы возникают университеты, в которые стекается молодежь из разных стран. Стремясь к знанию, студенты часто кочуют из одного учебного заведения в другое, высмеивая учителей-схоластов, оторванных от жизни. В своих песнях они с восторгом встречают наступление каникул:

Радость, радость велия!
День настал веселия.
Песнями и пляскою
Встретим залихватскою
День освобождения
От цепей учения.
(Пер. О. Румера)

Ваганты, большинство которых было бродячими студентами, славят любовь, вино, молодость. Им, праздным гулякам, питейное заведение милее университетской аудитории. В «Исповеди» такой служитель Бахуса признается:

В кабаке возьми меня, смерть, а не на ложе!
Быть к вину поблизости мне всего дороже.
(Пер. О. Румера)

Ваганты лишены каких-либо национальных, социальных и религиозных предрассудков. Они принимают в свою корпорацию людей самых различных званий. В песне «Орден вагантов» говорится:

Знаешь ли ты Христа, —
Это нам не важно,
Лишь была б душа чиста,
Сердце не продажно.
Все желанны, все равны,
К нам вступая в братство,
Невзирая на чины,
Титулы, богатство.
(Пер. Л. Гинзбурга)

Идеалом вагантов является жизнь свободная, не сковывающая природных влечений и склонностей личности. Они протестуют против каких бы то пи было ограничений человека:

От монарха самого
До бездомной голи —
Люди мы и оттого
Все достойны воли.

В поэзии вагантов сильно звучит осуждение современного общества, погрязшего в пороках. Они не делают исключения и для церкви, которую разъедает торгашеская мораль.

От аббата до прелата
Духовенство алчет злата,
Под прикрытием сутан
Обирая христиан.
(«Против симонии». Пер. Л. Гинзбурга)

Ваганты существенно раздвинули рамки современной им поэзии. Они не только внесли в нее новое содержание, но и обогатили ее форму. Стихи их отличаются большой выразительностью, изощренной рифмовкой, какой не знало до них средневековое поэтическое искусство. Большая искренность и лирическая задушевность перемежаются в них с гневными инвективами против моральной скверны современного мира. Героем лирики странствующих школяров впервые стала живая, конкретная человеческая личность, и это было большим завоеванием поэзии.

В последней трети XII в. в Германии развивается рыцарский, или куртуазный 3 роман. Его первые образцы незадолго до того появились во Франции. Немецкие романисты, продолжая наметившуюся традицию, тем не менее идут в своем творчестве самостоятельным путем. Это особенно характерно для Вольфрама фон Эшенбаха и Готфрида Страсбургского.

Рыцарская литература, как уже отмечалось, явилась ответом на эстетические запросы рыцарства. Рыцарь хотел видеть себя в искусстве воплощением не только физической силы, но также носителем нравственного благородства. Положительный герой в рыцарском романе выступал, как правило, сгустком всевозможных добродетелей. Тем самым утверждалась мысль об исключительности рыцарского сословия.

Создателем немецкого куртуазного романа считается Генрих фон Фельдеке (Hêr Heinrich von Veldeke, вторая половина XII в.), написавший роман «Роман об Энее» (Roman d'Eneas, ок 1160). Античный сюжет разработан им в типично куртуазном духе. Главное внимание Фельдеке уделил любви Дидоны к Энею и Энея к Лавинии. В таком же направлении развивается творчество Гартмана фон Ауэ (Hêr Hartmann von Ouwe, ок. 1170— 1215). Он известен романами «Эрек» (Егек, ок. 1190) и «Ивейн» (Iwein, ок. 1200), которые представляют собой переделку одноименных произведений французского писателя Кретьена де Труа.

Романы фон Ауэ ярко расцвечены романтической фантастикой. Их герои действуют не в реальном, а в вымышленном мире, населенном великанами, карликами, с волшебными дворцами, поражающими своей роскошью, изысканностью убранства. Рыцари являют собой пример великодушия, верности своей даме. Они должны, по замыслу автора, вызывать чувство восхищения своей отвагой, своим благородством и тем самым содействовать укреплению позиций рыцарства в средневековом обществе.

Большой известностью пользуется стихотворная повесть фон Ауэ «Бедный Генрих» (Der arme Heinrich, ок. 1195). В ней осуждается человеческая гордыня и утверждается милосердие бога к тем, кто верой и смирением очищается от нравственных пороков. По своей идейной направленности, по своеобразию сюжетной линии повесть близка к жанру житий святых. Фон Ауэ совершенно в духе церковной идеологии отрицает право человека на самостоятельность. Иначе думает его герой рыцарь Генрих. Наделенный умом и талантом, он считает, что всеми своими достоинствами и успехами в поэзии он обязан самому себе, а не богу. За это Генрих жестоко наказан: его поражает проказа, от него отворачивается великосветское общество. Участие в судьбе Генриха принял лишь его крепостной крестьянин, дочь которого, проникнувшись чувством сострадания, а затем и любви к больному, решила во что бы то ни стало вернуть его к жизни. Она готова ради него кровью своего сердца омыть его тело, так как это принесет Генриху исцеление. Герой повести сумел подавить в себе желание обрести счастье ценой гибели Другого человека, добровольно идущего на мученическую смерть, и за это получил прощение от бога. Генрих чудесным образом исцеляется и женится на своей юной спасительнице. В повести ощущаются демократические тенденции. Характерно, что урок христианской нравственности Генриху преподает простая крестьянская девушка, в которой и заключено подлинно героическое начало. Она идет на жертву во имя любви и гуманности, воздействием ее примера нравственно преображается и Генрих. Демократический пафос повести привлек к ней внимание многих писателей. Ее перевел на русский язык поэт «Искры» Д. Минаев. На ее материале Г. Гауптман написал одноименную драму.

Оригинальным путем шло в своем развитии творчество Вольфрама фон Эшенбаха (Hêr Wolfram von Eschenbach, ок. 1170—1220). В его романе «Парцифаль» (Parzival), написанном в 10-е гг. XIII в., создан образ идеального героя, воплощающего в себе все возможные черты рыцарственности: благородство, глубокую религиозность, безграничную отвагу, человечность, тонкость чувств, верность в любви. Парцифаль, сын короля Гамурета, воспитывается матерью в лесном уединении. Особенно ей хочется уберечь сына от увлечения романтикой рыцарских приключений. Отец Парцифаля погиб во время крестового похода. Однако голос крови берет свое. Став взрослым, Парцифаль отправляется ко двору короля Артура. Не имея боевого опыта и даже рыцарских доспехов, он тем не менее одерживает по дороге ряд замечательных побед. В дальнейшем Парцифаль приобретает славу непобедимого рыцаря, точно соблюдающего все нормы рыцарского поведения. Он скромен, набожен, его заветной мечтой является овладение святым Граалем. Грааль, хранящийся в замке Мунсальвеш, выполняет все желания своего владельца. Однажды Парцифаль был уже близок к достижению цели. Судьба занесла его в Мунсальвеш, он увидел его сказочную роскошь и страдающего короля Анфортаса, мучимого- страшной болезнью. Но Парцифаль в это время не готов к тому, чтобы стать обладателем Грааля. Он недостаточно внимателен к человеческому горю. Это выразилось в том, что Парцифаль не проявил участия к Анфортасу, не поинтересовался причиной его страданий. В результате Мунсальвеш исчез, подобно волшебному видению, а в сердце Парцифаля осталась неизгладимая скорбь. Рыцарю, по мысли Эшенбаха, необходимо пройти большую школу нравственного воспитания, чтобы быть достойным Грааля. Парцифаль путем жертвенного самоограничения своих желаний, ревностного служения богу вырабатывает в себе в дальнейшем все необходимые качества, делающие его достойным Грааля. Эшенбах утверждает в своем творчестве высокий гуманистический идеал, не свободный, однако, в связи с особенностями эпохи,от черт религиозности. Отсюда внимание к Эшенбаху многих критиков и писателей. На основе его романа Р. Вагнером написана опера «Парцифаль».

Ярким представителем рыцарской литературы был также Готфрид Страсбургский (Meister Gottfried von Strassburg, ум. ок. 1220). Его творчество носит чисто светский характер, свободно от религиозно-мистических элементов, направлено на утверждение духовных ценностей человеческой личности. Главное произведение Готфрида Страсбургского —роман «Тристан» (Tristan, ок. 1210), оставшийся незаконченным. Он написан по мотивам древнего сказания, неоднократно подвергавшегося эпической переработке. Готфрид усилил его гуманистическую направленность. Его роман — это настоящий гимн могучему естественному чувству, преодолевающему все преграды. Взаимная любовь Тристана и Изольды вспыхнула еще до того, как они выпили любовный напиток. Он только усилил их влечение, ставшее непреодолимым. Изольда вопреки своей воле становится женой короля Марка. Характерно, что ее неверность мужу и страсть к Тристану оправдываются богом, который помог Изольде выдержать испытание железом. Подлинно человеческое сливается у Готфрида с божественным. В этом он предвосхищает эстетическую мысль эпохи Возрождения. Писатель стоит на защите естественных стремлений личности, попираемых в феодальном обществе. Он за свободный брак, основанный на законах сердца. Таким оказался союз Тристана и Изольды, он преодолел все, даже смерть. На могиле влюбленных выросли куст розы и виноградная лоза, которые тесно переплелись между собой.

Поэтическое сказание о Тристане и Изольде неоднократно обрабатывали поэты нового времени. Роман Готфрида послужил Р. Вагнеру источником для написания оперы «Тристан и Изольда».

Другой ветвью рыцарской литературы, помимо романа, была рыцарская поэзия, так называемый миннезанг4. Лирическое творчество поэтов-рыцарей возникло в конце XII в. под непосредственным воздействием народных песен, а также лирики провансальских трубадуров и отчасти французских труверов, и развивалось в течение всего последующего столетия. Миннезингеры воспевали любовь как высокое облагораживающее чувство. Поэзия их была земной, противостояла церковному аскетизму и в этом смысле имела большое общественное значение.

В миннезанге обычно выделяют два направления — народное и придворное. Первое сложилось иод сильным влиянием фольклора, второе во многом опиралось на поэтический опыт поэтов Прованса. Народная ветвь в немецкой рыцарской лирике представлена именами Кюренберга, Дитмара фон Айста и др. В их песнях бьется живое человеческое сердце. Рыцарь и его возлюбленная здесь не играют в любовь, а действительно любят Друг друга. В стихах Кюренберга, Айста чаще всего слышится жалоба женщины, оставленной своим возлюбленным, который обычно, как в народном творчестве, сравнивается со свободным соколом.

Придворный (куртуазный) миннезанг значительно более условен. Любовь в нем теряет свою естественную непосредственность. Она трансформируется в служение даме, которая часто играет роль недоступной красавицы, диктующей кавалеру свою волю. Поэт куртуазного направления полон чувства благоговейного уважения к своей избраннице, он благодарит ее даже за недоступность. Такую форму рыцарская поэзия приняла в стихах Рейнмара фон Хагенау, Генриха фон Морунгена и др.

Крупнейшим немецким миннезингером был Вальтер фон дер Фогельвейде (Hêr Walther von der Vogelweide, ок. 1170—1230). В его творчестве гармонически слились обе линии миннезанга— народная и придворная. Будучи неимущим дворянином, Фогельвейде скитался, переходил от одного покровителя-мецената к другому. Он хорошо знал немецкую действительность, страдании и интересы народа. Фогельвейде начал свой творческий путь как ученик Хагенау. В его школе он овладел поэтическим мастерством. Однако успехи Фогельвейде связаны прежде всего с творческим освоением достижений народной поэзии. Его стихи предельно искренни, задушевны. Любовь в его песнях — это действительно земное, высокое поэтическое переживание. Характерным примером любовной лирики Фогельвейде может служить стихотворение «Под липой» (Under der linden...). Оно дышит здоровой чувственностью. Содержание его — воспоминание девушки о свидании с возлюбленным. В ее безыскусном рассказе нет и следов куртуазной манерности. Это исповедь простого сердца, не испорченного воспитанием.

Когда пришла я
На лужочек,
Уж и прием устроил мне —
Мать пресвятая! —
Мой дружочек.
Я и доселе как во сне.
Поцеловал? Да раз пятьсот —
Тандарадей!
Ведь красен до сих пор мой рот.
(Пер. О. Румера)

Свидание у Фогельвейде происходит не за стенами рыцарского замка, а под цветущей липой, любовное объяснение сопровождается пением соловья, природа радуется счастью молодых людей.

Фогельвейде живо откликался также на общественно-политические проблемы времени. Он писал не только любовные песни, но и шпрухи. Так назывались в средневековье небольшие по размеру стихотворения, пронизанные политической тенденцией, содержащие моральное назидание. В общественно-политической борьбе своей эпохи Фогельвейде занимал вполне определенные позиции. Он был врагом папской власти, вмешивающейся во внутреннюю жизнь Германии. Фогельвейде осуждает корыстолюбие пап, учреждающих нескончаемые поборы на ведение крестовых походов и прикарманивающих львиную долю пожертвований. Творчество Фогельвейде — вершина средневековой немецкой рыцарской лирики.

После его смерти миннезанг переживает кризис. Эти кризисные явления заметны в произведениях Нейдхарта фон Рейнталя (Hêr Nithart, ок. 1180—1237), яркого представителя так называемого сельского миннезанга. Героиня Нейдхарта — не знатная дама, а простая деревенская девушка. Не она является предметом поклонения, а, напротив, она сама увлечена рыцарем и жаждет с ним встречи. К направлению «сельского» миннезанга принадлежал Тангейзер (Der Tanhuser, вторая половина XIII в.), имя которого обросло целым рядом легенд. Его жизнь и облик странствующего певца любви дали материал Р. Вагнеру для оперы «Тангейзер».

Наиболее яркой страницей средневековой немецкой литературы является народный героический эпос, представленный такими литературными памятниками, как «ПесньоНибелунгах», «Кудруна», поэмы о Дитрихе Бернском. Созданные в эпоху расцвета рыцарства, они воскрешали события великого переселения народов. Героями их выступают люди большой отваги, мужества, нравственной стойкости (Зигфрид, Кудруна, Дитрих Бернский). В образах эпических героев получили воплощение идеалы народа о добре и справедливости. С другой стороны, народный героический эпос осуждает всякие проявления зла и коварства, с которыми его авторы столкнулись в условиях феодальной действительности. Они снимают с феодальных отношений романтический флёр, обнажая его прозаическую сущность.

Крупнейшее произведение немецкого героического эпоса — «Песнь о Нибелунгах» (Der Nibelungen Liet, ок. 1200). Написанная на средневерхненемецком диалекте в конце XII в., она сохранилась в 10 полных и 22 неполных списках и в трех основных редакциях. Это свидетельствует о любви немецкого народа к своему героическому прошлому, к литературе больших гуманистических идей и сильных чувств. Создателями и популяризаторами «Песни о Нибелунгах» были, очевидно, шпильманы, которые, опираясь на древние сказания, создали произведение, отразившее также черты нового времени. В содержании «Песни» тесно переплелись мифологические и исторические элементы. С мифами связана в основном линия Зигфрида. Предания о нем зафиксированы у многих германских народов. Особенно они были распространены на скандинавском севере («Старшая Эдда», саги), где Зигфрид выступает под именем Сигурда.

Мифологические сказания в «Песни» органично связаны историческими событиями — гибелью Бургундского королевства на Рейне в результате нашествия гуннов в 437 г. Жертвой шествия стала вся королевская семья. Эти факты, переосмысленные в народном художественном сознании, соединились с мифологическими «историями» о Зигфриде, создав в целом весьма оригинальный поэтический сплав.

«Песнь о Нибелунгах» состоит из 39 «авентюр» (приключений) и содержит около 10 000 стихов. Это большое эпическое полотно. Написана она так называемой «нибелунговой строфой» — размером, который до того встречался в стихотворениях миннезингера Кюренберга. Каждое четверостишие в «Песни» делится цезурой на два полустишия, причем первое имеет четыре ударных слога, а второе — три за исключением последнего стиха, который имеет и там и тут по четыре ударения:

В Бургундии девица презнатная росла,
Едва ли где другая красивей быть могла;
Ее Кримхильдой звали: нельзя милее быть,
За то пришлося многим бойцам живот свой положить.
(Пер. М. Кудряшова)

«Песнь о Нибелунгах» имеет трагический колорит. В ней активную роль играют люди сильных, «темных» страстей, губящие все доброе, подлинно прекрасное на земле.

Носителем светлого начала в эпосе выступает нидерландский королевич Зигфрид, становящийся жертвой подлого предательства. Наслышавшись о дивной красоте Кримхильды, сестры бургундского короля Гунтера, он отправляется в Вормс, чтобы завоевать сердце красавицы и жениться. Однако около года Зигфриду не удается повидать Кримхильду. Время проходит в воинских состязаниях, забавах и пиршествах. Вместе с Гунтером Зигфрид отправляется в далекую Исландию, где живет необыкновенная дева — воительница Брунхильда. Гунтер намерен взять ее в жены. Но Брунхильда обладает не только красотой, но и небывалой силой. Она согласна выйти замуж лишь за того, кто одолеет ее в трудных спортивных состязаниях. Только Зигфрид в состоянии одержать над ней победу. В юности, убив дракона и выкупавшись в его крови, он стал необыкновенно сильным. Кроме того, у него есть шапка-невидимка. Действуя вместо Гунтера, он побеждает Брунхильду в борьбе. Но на этом испытания не кончаются. В дальнейшем Зигфрид покоряет Брунхильду на брачном ложе. Сняв с нее пояс девственности и отобрав у нее перстень, он передает ее нетронутой Гунтеру. За оказанную услугу Гунтер отдает Зигфриду в жены Кримхильду. Проходит много лет. Счастье супружеской четы омрачается ссорой королев, которая имела трагические последствия. Однажды у входа в церковь Брунхильда и Кримхильда заспорили о достоинстве своих мужей и о праве первой войти в храм. Кримхильда в гневе раскрыла Брунхильде тайну ее первой брачной ночи и в доказательство показала пояс и перстень. Брунхильда затаила смертельную злобу. Смыть ее позор может только кровавая месть. Мстителем за честь бургундской королевы выступает вассал Гунтера, отважный и свирепый Хаген.

Войдя в доверие к Кримхильде, он узнает об уязвимости Зигфрида, на спине которого есть поражаемое место (во время купанья в крови дракона оно было закрыто упавшим липовым листом). На охоте Хаген предательски убивает Зигфрида, отнимает у его вдовы клад Нибелунгов, добытый в свое время Зигфридом, и погружает его в воды Рейна. Бургундские витязи, связавшие свою судьбу с сокровищами, стали называться Нибелунгами —жителями «страны туманов» (от нем. Nebel— туман).

Кримхильда в неутешном горе. В голове ее постепенно созревает план кровавого возмездия за смерть Зигфрида. Она выходит замуж за короля гуннов Этцеля. Притворившись смирившейся со своей утратой, она приглашает к себе в гости бургундов. Улучив удобный момент, ее сторонники, гуннские воины, устраивают кровавое побоище. В жестокой сече погибли все бургундские витязи. Кримхильда, пылая яростью, приказывает убить своего брата Гунтера и сама отрубает голову раненому Хагену, когда последний отказался открыть место нахождения клада Нибелунгов. Свирепость Кримхильды привела в ужас даже Этцеля. Хильдебрант, бывший свидетелем ее кровавой расправы, убивает ее, не в силах вынести гибель стольких славных мужей.

В «Песни о Нибелунгах», в отличие от рыцарского романа, нет идеализации феодальных отношений. Средневековая действительность выступает в ней без всяких прикрас, как мир злобного коварства, кровавой мести, непомерного честолюбия и хищничества. Жертвой его становятся и доверчивый Зигфрид, и поначалу доверчивая Кримхильда. Причиной распрей и кровавых смут оказываются пороки феодального общества.

Воплощением жестокости феодальных нравов выступает в «Песни» Хаген фон Тронье. В своем поведении он, как вассал Гунтера, исходит только из династических интересов бургундского двора. Ему абсолютно чуждо чувство простого человеческого сострадания. Он не жалеет ни себя, ни других, когда дело касается судеб королевства. Не останавливаясь перед предательством, прибегая к подлому обману, Хаген убивает Зигфрида, чтобы защитить честь Брунхильды и королевского дома. Боясь усиления влияния Кримхильды после смерти Зигфрида, Хаген захватывает принадлежащий ей клад Нибелунгов и в конце «Песни», жертвуя жизнью, отказывается выдать тайму его местонахождения. Сословно-монархические чувства всегда одерживают в нем верх над чисто человеческими побуждениями. Хаген и привлекателен и страшен в своем феодальном героизме. Он не только губит Зигфрида, но и ожесточает Кримхильду, которая вступила в жизнь девушкой, полной доверия к людям.

Связанная по своему содержанию с героическим эпосом периода разложения родового строя, «Песнь о Нибелунгах» испытала заметное влияние рыцарской культуры и литературы. Зигфрид наделен некоторыми чертами рыцаря — известной изысканностью манер и чувств, которые совершенно не были свойственны воинам времени великого переселения народов. При дворе Гунтера жизнь во многом протекает по нормам рыцарского быта (воинские состязания и пр.).

По своему поэтическому стилю «Песнь о Нибелуигах» значительно отличается от поэтических памятников дофеодальной эпохи. Аллитерация заменена в ней рифмованным стихом, получившим в XIII в. широкое распространение в рыцарском романе и рыцарской поэзии. Тем не менее «Песнь» сохраняет многие особенности, присущие произведениям народного эпического творчества. Ее герои, подобно Хильдебранту, наделены могучими страстями и в то же время сдержанностью в их выражении. Описывая героев, автор использует постоянные эпитеты, подчеркивающие ведущую черту героя (силу, храбрость и т. д.).

Выдающимся произведением немецкого героического эпоса является также поэма «Кудруна» (Kudrun, или Gudrun), сложенная, по-видимому, в первой трети XIII в. и сохранившаяся в списке XVI столетия. В центре ее — героиня, наделенная необыкновенной нравственной стойкостью и постоянством в любви. Кудруна — дочь Хильды и короля Хетеля. Ее сватают королевичи разных стран — Зигфрид из Мавритании, Хервиг из Зеландии, Хартмут из Скандинавии, но все они получают отказ. Хетель страшно упрям и несговорчив. Тогда Хервиг, наиболее пылкий искатель руки Кудруны, прибегает к силе, нападая на владения Хетеля. Кудруна прониклась симпатией к красивому и храброму Хервигу и становится его невестой. Но радость обрученных омрачена вестью о вторжении Зигфрида в земли Хервига. Последний в сопровождении Хетеля спешит в Зеландию. В это время Хартмут, пользуясь беззащитностью Кудруны, похищает ее и увозит в свои края. Кудруиа томится в норманнском плену. Все попытки ее освобождения кончаются неудачей. Хартмут и его мать, злобная Герлинда, стремятся принудить Кудруну к замужеству. Но она, стойко вынося все издевательства, живя на положении рабыни, сохраняет верность Хервигу. Ничто не в силах поколебать ее любовь. Лишь через 13 лет приходят свобода и счастье. Хервиг освобождает Кудруну, и влюбленные соединяются.

Обладателем высоких моральных качеств выступает в немецком героическом эпосе также Дитрих Бернский, герой целого цикла поэм («Бегство Дитриха», «Равенская битва» и др.), созданных в XIII в. За его именем скрывается остготский король Теодорих, свергший с престола Одоакра и правивший в Италии в 493—526 гг. Но в народном творчестве главный враг Дитриха — не Одоакр, а коварный и подлый Эрменрих, т. е. предводитель остготов Эрманарих, умерший в 375 г. Таким образом, в данном случае произошло характерное для героического эпоса смещение исторических фактов. Эрменрих рисуется поэмах как наглый захватчик, безжалостный завоеватель, нападающий на земли Дитриха. Дитрих наделяется чертами гуманного правителя, любимого своими подданными. Народ не оставляет его в беде, помогает ему одолеть Эрменриха.

В целом, в героическом эпосе запечатлен общественно-эстетический идеал угнетенных масс, выражены их ненависть ко всякого рода насильникам и горячее сочувствие защитникам добра и справедливости. Авторы героических песен изображали борцов за правду во всем блеске их нравственного величия; в то же время они не жалели красок для развенчания злодеев. Б эпическом творчестве народ находил моральную опору в борьбе за свободу, поэтому оно было так популярно в средневековом обществе.

В XIII в. в Германии наряду с миннезангом, рыцарским романом, народным героическим эпосом стала развиваться бюргерская литература. Ее развитие было обусловлено ростом городов, усилением роли бюргерства в экономической жизни средневековья. Городское сословие имело свои органы самоуправления, пользовалось относительной свободой. Все это способствовало формированию бюргерского самосознания, получившего свое отражение в художественном творчестве. В бюргерской литературе, в отличие от рыцарской, существовали иные идеалы. Положительный герой здесь не рыцарь, а обыкновенный горожанин. Главные положительные качества — не воинская отвага, а сметливость, ум, изворотливость, помогающие простому человеку утвердиться в жизни. События развертываются в повседневной действительности. Писатели, вышедшие из бюргерской среды, резко критически относятся к рыцарству, к церкви, раскрывая их антинародную сущность. Характерные черты бюргерской литературы хорошо видны в творчестве Штрикера (Strickaere, ум. ок. 1250). Он писал в различных жанрах (басня, роман), но прославился своими шванками,— так назывались в средневековой Германии стихотворные повестушки юмористического или сатирического характера. Они близки по своему содержанию к французским фаблио. В основе их лежит какая-нибудь анекдотическая, занятная история, подсказанная самой жизнью. В шванках высмеиваются людская тупость, жадность и другие пороки, всячески прославляются находчивость, остроумие простого человека.

Наиболее известное произведение Штрикера — «Поп Амис» (Pfaffe Amîs), представляющее собой ряд шванков, в которых действует один и тот же герой, необыкновенно находчивый и остроумный. Амиса невзлюбил епископ. Желая завладеть имуществом преуспевающего попа, он задает ему множество каверзных вопросов, но Амис с честью выдерживает испытание. Он даже научил «читать» осла, заставив его переворачивать страницы книги, предварительно пересыпав их овсом. Странствуя по свету, Амис легко обогащается за счет людского суеверия, тщеславия, честолюбия и других пороков. Например, при дворе короля он «рисует» за большие деньги картину, увидеть которую могут только законнорожденные. Первым ее увидел, не желая пятнать честь своей матери, король, а за ним и все придворные. Социальная тенденция произведения очевидна. Штрикер ставит своего демократического героя выше придворной знати и церковной аристократии. Он наделяет его подлинно народным сознанием.

Острым обличительным пафосом проникнута стихотворная повесть «Крестьянин Хельмбрехт» (Meier Helmbrecht), написанная Вернгером-Садовником (Wernher der Gartenaere) во второй половине XIII в. В ней изображается трагическая судьба молодого крестьянского парня, который, соблазнившись идеалом праздной жизни, связывает свою судьбу с рыцарями, занимающимися грабежом и разбоем. Тщетно отец предупреждает его об опасности избранного им пути и говорит ему о благородстве крестьянского труда — основы благосостояния общества. Чтобы достойно выдать замуж свою сестру, молодой Хельмбрехт начинает грабить своих односельчан. Во время свадьбы приходит возмездие. Разбойников арестовывают. Хельмбрехта, обезображенного палачом, вздергивают на виселицу. События, изображенные в повести, оцениваются с трудовой, крестьянской точки зрения.

В дидактическом стиле выдержано «Разумение» (Bescheidenheit) Фрейданка (Frîdanc), странствующего поэта XIII в. Оно представляет собой свод моральных сентенций по самым различным вопросам общественной и семейной жизни. Фрейданк клеймит позором разврат, пьянство, алчность, тщеславие, ложь и другие пороки. Особенно достается от него монахам и папской курии, где за деньги отпускают любые грехи:

Кто нравы Рима узнает,
Охладевает к вере тот.
Прости нас, божий суд,
Но все продажно тут.
(Пер. М. Замаховского)

Однако, будучи смелым обличителем, Фрейданк в своей положительной программе не идет дальше морального совершенствования современного ему общества.

Примечания.

1. От лат. vagantes — бродячие.

2. От лат. gula — глотка.

3. От франц. соur — двор.

4. От средневерхненемецкого Minne — любовь, Sang — песня.

© 2000- NIV