Приглашаем посетить сайт

История немецкой литературы.
Иоганнес Бехер (Johannes Robert Becker, 1891—1958)

Иоганнес Бехер

(Johannes Robert Becker, 1891—1958)

Иоганнес Бехер — выдающийся немецкий писатель. Он был не только крупным поэтом, но также и романистом, драматургом, теоретиком литературы социалистического реализма. Он прошел сложный творческий путь от экспрессионизма к вершинам социалистического реализма в немецкой литературе.

Бехер родился в Мюнхене. Его отец был обер-прокурором Баварии, типичным верноподданным кайзеровской Германии.

Будущий поэт еще в детстве испытал на себе деспотизм отца, школьных учителей, столкнулся с попранием чувства человеческого достоинства и проникся отвращением к миру лжи и лицемерия.

Когда началась первая мировая война, Бехер покинул родительский дом и решительно порвал со своим классом. В Берлинском и Иенском университетах Бехер изучал философию, филологию, медицину.

Писать Бехер начал рано. На начальном этапе творчества (1911 —1918) он примкнул к левой группе немецких экспрессионистов. Первый сборник стихов и прозы Бехера «Распад и торжество» (Verfall und Triumph, 1914) включал лучшие его произведения, печатавшиеся в экспрессионистских журналах «Акцион» (Aktion), «Новое искусство» (Die neue Kunst) и других периодических изданиях. Каждая строка сборника была проникнута резким отрицанием уродливой действительности. Гневный протест, бросаемый молодым поэтом-бунтарем миру обмана и наживы, был искренним. Но в то время Бехер еще не понимал социальной природы отвергаемого им мира, не знал путей к другой, новой жизни, о которой смутно мечтал. Это была борьба одинокого, не связанного с народом мелкобуржуазного интеллигента, для которого весь уклад тогдашней жизни казался страшным и непостижимым. Отсюда постоянное ощущение трагического одиночества, отчаяния. В стихотворении «Город мук» (Die Stadt der Qual) поэт спрашивает:

Кто я, разрушающаяся стена,
Безгласная колонна у обочины дороги?
Или дерево печали,
Свисающее над пропастью?

(Пер. Н. Лопырева)

Неопределенности бунтарских устремлений поэта, порывающего с установившимися литературными традициями, соответствовала и хаотичность формы стихов, нарочитая затуманенность мысли.

Первая мировая война и усилившееся под ее влиянием рабочее движение в Германии политически активизировали Бехера и направили его ненависть в русло антивоенной борьбы. В сборниках этих лет — «К Европе» (An Europa, 1916), «Братание» (Verbrüderung, 1916) и «Песни против современности (Рöаn gegen die Zeit, 1918) поэт резко выступает против империалистической войны, клеймит ее антинародный характер, провозглашает идеи абстрактного гуманизма и интернационального братства народов. С чувством искреннего возмущения говорит он о поджигателях войны в стихотворении «Долой»:

Втоптать их в землю! В молние атаках
Всклубить их пылью над кипящим полем брани!
Внезапный залп орудий. Грохот бомб.
Насильники! Убийцы! Кайзеры (иль как там вас еще)!
Долой!.. Долой!..

(Пер. В. Луговского)

И хотя протест по-прежнему был облечен в экспрессионистскую форму, все же общая политическая ориентация поэта была правильной.

Великий Октябрь сыграл решающую роль в политическом развитии поэта. В 1917 г. он вступает в «Союз Спартака», а затем в Коммунистическую партию Германии. В отличие от своих сподвижников-экспрессионистов, отошедших от борьбы после поражения Ноябрьской революции и провозгласивших «новаторством» отказ от социальной направленности искусства, Бехер остался верным делу революционного класса и сохранил эту верность до конца своей жизни. Он критически пересматривает собственный творческий опыт и от анархического отрицания старого мира переходит к сознательной борьбе за победу пролетариата.

Первым смелым шагом Бехера от экспрессионизма к новому революционному искусству, рожденному борьбой, явился сборник «Всем» (An alle, 1919), название которого было откликом на глубоко потрясший его ленинский призыв о мире — «Всем, всем, всем!», переданный по радио. Посвящение сборника — «Розе Люксембург, К. Либкнехту и революционному пролетариату» — уже говорило о многом. Поэт стремится выразить величие революционных событий и бороться своим поэтическим словом против капитализма, хотя он еще и не может освободиться от экспрессионистской формы. Он пишет «Гимн Розе Люксембург», создает реквием «Смерть Спартака», посвященный немецким рабочим-спартаковцам, погибшим за дело революции. Но главное место в сборнике занимает программное стихотворение «Привет немецкого поэта Российской Советской Федеративной Социалистической Республике» (Gruß des deuischen Dichters an die Russische Föderative Sowjet republik, 1918). Бехер одним из первых писателей Запада послал свой поэтический привет большевистской России, в образовании которой он увидел осуществление мечты человечества. «С Востока льется свет»,— так начинается приветствие. Поэт клеймит милитаристов и выражает твердую уверенность в торжестве освободительного движения народов. Завоевания Октября он считает победой трудящихся всего мира и призывает к бдительности:

Но будьте непреклонны. Будьте тверды!
Друзья, еще не кончен с прошлым счет,
Круши! Освобождай! Тогда лишь гордый
Воспрянет мирный человечий род...
Я вам кричу: убийцам нет прощенья!
Еще на ранах кровь— не забывай!
Лишь вы дадите миру исцеленье,
Лишь ваше людям сладостно ученье,
Лишь вы народу создадите рай.

(Пер. В. Нейштадта)

В начале 20-х гг. Бехер внимательно изучает труды Ленина, которые помогают ему лучше разобраться в социальной действительности своей страны. «... Ленину я обязан тем, что научился видеть вещи такими, как они есть. Ленин светом озарил для меня исторические просторы, в которые до тех пор не проникала моя собственная мысль»,— писал он. К трудам Ленина Бехер обращался потом всю жизнь, и ленинская тема сопутствовала ему на всех этапах его творчества. Этапным в творческой эволюции поэта на пути к преодолению экспрессионистской усложненности образов явилась поэма «У гроба Ленина» (Am Grabe Lenins, 1924).

Подобно «150 000 000» Маяковского, над переводом которой Бехер как раз в это время работал, поэма его построена на контрастном сопоставлении противоборствующих социальных миров. Если в эпизодах, относящихся к буржуазной Германии, заметны следы экспрессионистской абстрактности, гротескной заостренности, то там, где идет речь о революции и рабочем классе, о Советской стране,— все передается просто, ясно, конкретно. Образ Ленина дан на фоне тщательно отобранных реальных деталей советской действительности. Ритм стиха замедленный, свободный, интонация суровая, сдержанная,

Поэма «У гроба Ленина» знаменует новый период в идейно-художественном развитии Бехера, период, который он сам назвал потом «пролета рско-революционной фазой». Этот период, однако, представлял собой длительный и сложный процесс. Сознательное подчинение своего творчества практическим задачам классовой борьбы пролетариата вызвало необходимость серьезной эстетической перестройки — преодоления экспрессионистской усложненности, перехода к ясности и простоте литературного стиля, к углублению и упрощению революционного искусства, понятного широким массам и отвечающего задачам классовой борьбы. Содержанием всего творчества Бехера становится тема борьбы немецкого народа, рост сил революционного пролетариата. Для сборников стихов «Труп на троне» (Der Leichnam auf dem Thron, 1925), агитационной драмы-оратории «Рабочие, крестьяне, солдаты» (Arbeiter, Bauern, Soldaten, второй вариант), «Гимнов» (Hymnen, 1924), сатирической повести «Банкир объезжает поле битвы» (Der Bankier reitet uber das Schlachtfeld, 1926) и романа «Люизит» характерна ясная партийная позиция писателя по коренным вопросам, волновавшим немецкий парод,—война или мир, империализм или социализм. Страстно обличая капитализм, для которого войны стали обычным «бизнесом», Бехер выступает пропагандистом нового, социалистического мира. Нo стремясь к ясности и конкретности стиля, к преодолению индивидуализации, он впадает в другую крайность —нарочитую упрощенность, схематизм, отказ от изображения живого реалистического образа человека-борца. Лицо отдельной личности теряется в безымянных пролетарских массах.

Роман «Люизит, или Единственно справедливая война» (Levisite oder Der einzig gerechte Krieg, 1926) —один из первых немецких пролетарских революционных романов, в котором автор глубоко проник в социальный и государственный механизм империалистических держав в годы относительной стабилизации капитализма, разоблачил их тайную подготовку к новой империалистической войне и вместе с тем показал напряженность социальных конфликтов и историческую неизбежность социалистической революции. Действие романа часто перебрасывается из одной страны в другую, репортаж сочетается с элементами романа-утопии об ужасах будущей империалистической бойни. Герой романа Петер Фридъюнг, выходец из буржуазной семьи, порывает со своим классом и примыкает к лагерю борцов за пролетарское дело. Среди борющихся пролетариев он обретает силу не только для разоблачения отдельных милитаристов, но и для борьбы за превращение развязанной империалистами войны в войну против самого империализма, в «единственно справедливую войну».

Несмотря на схематичность образов, роман «Люизит» имел большой успех и предвосхитил основное направление в немецкой революционной литературе конца 20-х — начала 30-х гг. За роман «Люизит» и сборник «Труп на троне» власти Веймарской республики подвергли Бехера преследованию, обвинив его в государственной измене. В защиту Бехера выступили передовые люди Европы и Америки. Среди них был Горький.

Однако никакие преследования реакции не заставили Бехера замолчать. Во второй половине 20-х гг. он становится не только ведущим поэтом немецкого пролетариата, в творчестве которого все прочнее утверждается метод социалистического реализма, но и активным общественным деятелем. Он явился одним из организаторов созданного в 1929 г. Союза пролетарско-революционных писателей Германии и его руководителем. Он также был одним из организаторов печатного органа этого Союза — журнала «Поворот влево» (Die Linkskurve), одним из редакторов органа ЦК КПГ «Роте фане».

В сборниках стихов конца 20-х — начала 30-х гг. «Голодный город» (Die hungrige Stadt, 1927), «Человек нашего времени» (Ein Mensch unserer Zeit, 1929), «Серые колонны» (Graue Kolonnen, 1930), «Человек, идущий в строю» (Der Mann, der in der Reihe geht, 1932) поэт становится лириком-агитатором, с глубоким сочувствием повествующим о тяжелом и безрадостном существовании рабочих, рисующим конкретные картины классовой борьбы немецкого и международного пролетариата. В стихах его все еще преобладает образ коллективного героя, поступь безымянных «серых колонн» рабочих. Но все чаще и чаще появляются и живые образы революционных борцов в конкретных обстоятельствах борьбы. Таков руководитель забастовки американский рабочий Джек в балладе «Оружие» (Gewehr), стойкий и непримиримый борец. Он отказывается сказать, где спрятано оружие, и бесстрашно заявляет на суде:

Ну, а ружья у нас
В надежном месте хранятся.
Могу вас заверить: настанет час —
Они еще нам пригодятся.
И выстрелы мир разбудят,
Буржуям расплату неся.
Так было. Так снова будет.
Вот вам и правда вся.

(Пер. Л. Гинзбурга)

Бехер снова обращается к теме Ленина. В выразительном по языку и динамичном по форме стихотворении «Он мир от спячки пробудил» (Der an den Schlaf der Welt rührt — Lenin, 1928) образ вождя раскрывается в его непреходящем значении, в величии его дел:

Он мир от спячки пробудил
Словами, что стали машиной,
Что домами растут, нефтевышкой растут,
Ходят трактором, рвутся миной.
Что стали металлом и стали углем
И стучат, стучат в цехах,
И неугасимым горят огнем
Во всех человечьих сердцах.

(Пер. В. Нейштадта)

О всемирном значении Ленина поэт говорит и в стихотворении «Тысячелетний Ленин» (Tausendjähriger Lenin, 1929). Вождь революции сравнивается здесь с могучим деревом, корни которого, разветвляясь по всем направлениям, простираются сквозь времена и поколения во все концы земли.

Бехер обращается и к теме Советского Союза как твердыни мира и социализма. В стихотворении «Октябрь 1927» написанном после первого посещения СССР, поэт с большим волнением говорит об успехах строительства повой жизни, которые наполняют его силой и уверенностью.

В поэме «Великий план» (Der grope Plan, 1931) Бехер первым на Западе горячо откликнулся на первую советскую пятилетку и воспел значение свободного созидательного труда для становления нового мира. Поэма проникнута мыслью об историческом значении социализма, создающего предпосылки для всестороннего развития человеческих талантов и способностей и означающего конец войнам, голоду и страданиям.

В первые же дни после прихода к власти гитлеровской клики Бехеру, как и другим писателям-антифашистам, пришлось надолго покинуть родину. Через Австрию, Чехословакию, Швейцарию, Францию его путь лежал в Москву. Десятилетнее пребывание в СССР— с 1935 по 1945 г.— явилось для Бехера самым плодотворным периодом в его творчестве. Он достигает высокого художественного мастерства, политической глубины и последовательности, вырабатывает глубокий взгляд на проблему художественного новаторства и культурного наследия.

Все, что создал Бехер в годы эмиграции, было посвящено борьбе против фашизма. Тема «двух Германий» —Германии фашистской и Германии борющейся, антифашистской — проходит через все его творчество. Одним из первых произведений на эту тему явилась поэма «Германия. Песня о рубке голов» (Deutschland. Ein Lied vom Köpferollen und von den nützlichen Gliedern, 1934).

Наиболее значительные произведения этого периода — поэтические сборники «Искатель счастья и семь грехов» (Der Glücksucher und die sieben Lasten, 1938), «Сонеты» (Gesammelte Sonette), «Возрождение» (Wiedergeburt, 1940). Все они отличаются высоким художественным мастерством, политической и философской глубиной, широтой патриотической тематики и пафосом социалистического гуманизма. Это уже действительно была «новая поэзия», о которой поэт говорит в стихотворении «Мечта о новой поэзии» (Traum von einer neuen Dichtung).

В послевоенных изданиях своих произведений Бехер объединил избранные стихи периода эмиграции под общим названием «В поисках Германии» (Auf der Suche nach Deutschland), подчеркнув тем самым важность темы борьбы за другую, поруганную, но не перестающую бороться Германию, за которой будущее.

В центре большинства этих произведений — лирический герой, патриот, передовой человек Германии, труженик, борец. Патриотическое чувство героя отличается многогранностью; оно включает в себя и глубокую привязанность к родному краю, к его природе, и гордость лучшими гуманистическими традициями «страны философов и поэтов», и смертельную ненависть к поработителям немецкого народа— фашистам, опозорившим его родину.

Я немец. Но я знаю: немцем быть —
Не значит в муки повергать полсвета.
От этих немцев мир освободить —
Вот в чем я вижу высший долг поэта.
(Пер. Л. Гинзбурга)

Подобные чувства наиболее ярко выражены в лирической поэме «Деревянный домик» (Das Holzhaus, 1938). Здесь, «в доме деревянном под Москвою», поэт вспоминает всю свою жизнь, взвешивает все свои собственные поступки и действия, ищет ответа на волнующий его вопрос: «Почему фашистам удалось захватить власть?»

Критический пересмотр пройденного до 1938 г. пути, когда ненависть к буржуазии нередко заслоняла от поэта живой облик народа, приводит Бехера и к пересмотру его эстетической программы. Более широким становится для него понятие Родины. Теперь оно вмещает в себя не только классовую борьбу пролетариата, но и освободительное движение народа на протяжении веков, не только суровую красоту марширующих «серых колонн», но и красоту родной природы, ибо все, что любишь,

С тобой общаться хочет: лист лепечет,
Чуть шепчет мох и не безмолвны камни.
(Пер. Н. Вильмонта)

Сурово осуждая всех, кто повинен в том, что произошло с Германией, поэт выражает непоколебимую веру в светлое будущее своей родины. «Деревянный домик» заканчивается оптимистической картиной свободной весенней Германии, образом нового человека, живущего в социалистической стране, где

... Цветенье

Деревьев и протяжный ветерок
Та вечная весна, которой пел
Когда-то Гельдерлин святые гимны.

Лишь теперь, в годы вынужденной разлуки с родиной, поэзия Бехера становится подлинно народной. Поэт осознает себя певцом народа, продолжателем лучших традиций немецкой национальной культуры.

Новое понимание прекрасного в природе и обществе Бехер выразил и в «Гимне красоте» (Hymne an die Schönheit, 1942) — одном из своих лучших стихотворений по глубине мысли и совершенству формы. В годы своей поэтической молодости, наблюдая, какому осквернению подвергается красота в буржуазном обществе, где

Одни, чтобы добыть себе хоть малость
Прекрасного, до гроба гнули спину.
Другим бесплатно красота давалась...
(Пер. Л. Гинзбурга)

Бехер пришел было к отрицанию красоты вообще:

Я проклял бредни о «красивой жизни»
И ненавидел эту красоту.

Теперь красивое поэт видит в активном созидательном труде на благо народа, в борьбе за уничтожение социального, морального и эстетического уродства, ибо люди тогда лишь красивы, когда прекрасно созданное ими общество. Тогда и природа выступает в гармоническом единстве:

Красиво жить— не просто звук пустой.
Лишь тот, кто в мире красоту умножил
Трудом, борьбой, — тот жизнь красиво прожил,
Воистину увенчан красотой!

Тема немецкой природы лежит в основе и многих отдельных стихотворений, вошедших в послевоенный сборник «Прекрасная немецкая родина» (Die schöne deutsche Heimat).

В своих стихотворениях Бехер все чаще обращается к образам революционеров, самоотверженных борцов против фашизма. Один из них — герой баллады «Человек, который молчал» (Der Mann, der schwieg). Это мужественный революционер, глубоко убежденный в правоте своего дела, испытывающий муки, погибающий, но все же одерживающий победу над врагом. Баллада полна напряженного драматизма. Герой, подвергаемый нечеловеческим пыткам, молчит или думает про себя. И в этом молчании и внутреннем монологе раскрывается его величие и моральное превосходство над палачами. Вслух говорят лишь палачи, озлобленная, отрывистая речь которых похожа на звериный рык, сливающийся с ударами: «Schweig, Нund»(Молчи, собака!), «Den Namen, Hund» (Имя, собака!). Баллада глубоко лирична, чувства поэта слиты с мыслями и переживаниями героя. Строки:

Да, это имя — важное звено
В цепи заветных драгоценных слов.
И если с губ слетит оно,
о сколько вслед за ним слетит голов!
(Пер. В. Нейштадта).

воспринимаются и как авторская речь, и как внутренний монолог героя. И лишь в конце автор выражает свое преклонение перед подвигом мужественного борца-антифашиста:

Так он молчал. Не нужно величанья,
Ни громких слов не нужно, ни похвал.
Но встанем все и в тишине молчанья
Склонимся перед тем, кто так молчал.

Воспевая национальных героев-антифашистов, Бехер сознательно обращается к славным революционным и демократическим традициям своего народа, находя в прошлом примеры самоотверженного служения народу и родине. Идея неразрывной связи революционной борьбы с освободительным движением народа в прошлом особенно подчеркивается Бехером в стихах, посвященных деятелям Компартии Германии — «В. Пик» (W. Pieck), «Трое» (Die Drei), «Памятник» (Das Denkmal). К оценке прошлого своего народа Бехер подходит с позиций ленинского положения о двух культурах в каждой национальной культуре. Так, в поэме «Лютер» (Luther, 1938) он рисует известного религиозного реформатора и переводчика Библии на немецкий язык Лютера в непосредственной связи с Томасом Мюнцером, революционным руководителем Крестьянской войны в Германии. Своими знаменитыми 95 тезисами, обличавшими злоупотребления католической церкви, Лютер вызвал к себе жгучую ненависть реакции во главе с папой римским. В то же время его проповеди встречают горячий отклик среди народных масс, и Лютер, независимо от своих намерений, становится вдохновителем народного революционного протеста. Реакция пытается физически расправиться с Лютером, но из-за боязни «возмущенья мужичья» не может сделать этого и прибегает к хитрости:

Сдружимся с ним, чувствительно польстим
И до себя, как равного, возвысим.
Чего приказом не добыть простым,
Добиться можно угожденьем лисьим.

(Пер. Б. Пастернака)

Когда вспыхнуло крестьянское революционное движение, Лютер не только не поддержал народ, но обвинил Мюнцера в злоупотреблении его проповедями и стал призывать светские власти к расправе с повстанцами:

Дерите смело кожу с них живьем.
Я всем вам обещаю отпущенье.
И бог вас вспомнит в царствии своем.

Осуждая все постыдное, рабское, что проявилось в Лютере в момент восстания, Бехер воспевает самоотверженную борьбу революционного крестьянства, знамя которого, как эстафету, подхватывают современные борцы-антифашисты. Повстанцы беспощадно истреблены, но знамя уцелело, и один из оставшихся в живых поет:

Наш флаг, в сердцах людей гори!
Зови народ на бой и стань преддверьем
Иных времен, счастливой той поры,
Когда мы лишь в одних себя поверим.

Бехер вдохновенно воспел национальных героев своей страны, художников и музыкантов. Но патриотизм Бехера сочетается с интернационализмом. Рименшнейдер, Бах, Гельдерлин, Гете ставятся в один ряд с Данте, Микеланджело, Сервантесом и Шекспиром.

Горячо откликается Бехер на события в Испании. Участию немецких антифашистов в освободительной борьбе испанского народа, интернациональной солидарности трудящихся посвящена поэма «Поездка в Теруэль» (Die Fahrt nach Teruel, 1938) и много стихотворений.

Новым значительным достижением антифашистской поэзии социалистического реализма явились сонеты Бехера с их строгой формой, ясностью и точностью мысли. К поэтике сонета Бехер подходит новаторски. В сонетную форму он вкладывает богатство интонаций революционной страсти, создает новые, необычные для классического сонета разновидности этого жанра: сонет-памфлет, сонет-гротеск и т. д.

Первый сборник сонетов (GesammelteSonetten) включал около 200 сонетов, был издан в СССР в 1939 г. Их характерную особенность — органическую связь с прошлым и устремленность в будущее — отметил еще Т. Манн. Сонеты обращены к рабочему классу СССР, Коммунистической партии, к борцам-антифашистам, народной Германии настоящего и прошлого. Образу растерзанной Германии, как и в других сборниках, отдано самое искреннее чувство, самая глубокая любовь поэта. Этот образ объединяет все сонеты, начиная от тех, которые посвящены легендарным народным героям средневековой Германии («Штертебекер», «Иосс Фриц») или прославленным художникам-гуманистам («Рименшнейдер», «Гете», «Гельдерлин»), кончая теми, в которых рисуются лирические картины родной природы («Дорога на Кемптен», «Куфштейн» и др.).

В героях освободительной борьбы прошлого, в гуманистических традициях народа Бехер по праву видит своих союзников по борьбе с фашизмом.

Бехер умело владеет самыми разнообразными формами поэзии. Он мастер сонета и песни, автор сатирических куплетов, проникнутых чувством жгучего стыда за своих соотечественников, ставших невольными соучастниками фашистских преступлений («Баллада о человеке, которому все лучше жилось»); ему близки и лиро-эпические поэмы, названные им «романами в стихах». Творчески овладев богатством национального поэтического наследия, Бехер достиг высокого мастерства, стал художником-новатором, запечатлевшим глубочайшие изменения, происходившие в сознании революционных масс.

Автобиографический роман «Прощание» (Abschied, 1941) хотя и обращен в прошлое Германии, но всем своим содержанием направлен против фашизма. Критически изображая недавнее прошлое, автор стремится показать исторические корни нацистской идеологии и политики, иначе говоря, дать ответ на все тот же мучивший его вопрос: «Откуда все это сталось?»

Действие романа происходит в Мюнхене в 1900—1914 гг. Повествование ведется от лица юного Ганса Гастля, сына прокурора Баварии. Вопреки стараниям отца, реакционных учителей и буржуазного окружения сделать из юноши «достойного слугу государства», Ганс постепенно становится в оппозицию к своей семье и буржуазному обществу, а затем порывает с ними.

В романе убедительно раскрыт сложный внутренний мир Ганса, даны блестящие сатирические портреты отца, его ближайшего окружения из чиновничьего мира, для которых характерен дух расового высокомерия, шовинизма, милитаризма. Среди них выделяются образы директора исправительной школы Ферча, ханжи и садиста, и ряда школьных приятелей Ганса из аристократической среды.

В обстановке всеобщего милитаристского угара молодой герой категорически отвергает предложение отца пойти на войну добровольцем. «В вашей войне я не участвую. Я не пойду на войну несправедливую»,—заявляет он и покидает родительский дом. Пути к правде и счастью открываются герою, хотя еще и не совсем ясно, благодаря его знакомству с идеями научного социализма и революционной борьбой пролетариата. О революционных событиях в России 1905 г. юноша узнает от своего отца. Сторонник «твердой руки» в обращении с бунтовщиками, «болтающими о новой жизни», отец в качестве назидания похвалил однажды русского царя за расстрел мирной январской демонстрации («задал им перцу!») и с возмущением добавил, что после этого даже один русский «корабль» взбунтовался. Рассказ, однако, произвел на пытливого гимназиста не то действие, которого ожидал отец. Образ сияющего множеством огней корабля не раз потом возникает в воображении Гастля и помогает ему сопротивляться усилиям отца воспитать сына по своему образу и подобию. Позже он узнает о подробностях восстания на «корабле», знакомится в общих чертах с марксистским учением, узнает о классах и классовой борьбе, о великом будущем пролетариата, впервые слышит слово «Интернационал».

В романе много внимания уделяется проблеме становления молодого литератора, даны блестящие зарисовки сцен встречи начинающего поэта с анархистами и литературной богемой, с иронией говорится о литературных вкусах молодого поэта-бунтаря, который видел «сущность поэзии в затемнении ясного и светлого», «в затушевывании и стирании контуров четкого и очевидного, в подмене определенного расплывчатым».

С первых же дней Великой Отечественной войны Бехер рассматривал себя бойцом в исторической битве советского народа против фашистских захватчиков. Он прекрасно понимал, что в этой войне решалась судьба не только народов СССР, но и народов всего мира, в том числе и немецкого народа.

Он часто приезжал на передний край сражающихся советских войск, чтобы содействовать пропаганде среди гитлеровских солдат и офицеров; активно работал в национальном комитете «Свободная Германия», сотрудничал в его печати, писал листовки для распространения среди гитлеровских войск и для немецкого населения, был ответственным редактором журнала «Интернациональная литература» по разделу немецкой литературы.

Бехер мучительно переживал тот факт, что миллионы немцев, поддавшись пропаганде, воюют на стороне фашистов. Но не те немцы олицетворяют истинную Германию, кто, прикрываясь именем немецкого народа, «вверг страну в бесславный бой, кто жег дома и землю окровавил, опьянев от бешенства и зла, нес гибель на штыке невинным детям». Нет, это не немцы, это враги немецкого народа, которых Бехер страстно обличает в стихотворениях «Где была Германия?», «Я видел их приближение», «Детские башмачки из Люблина», в трагедии «Зимняя битва».

Чувством ненависти к гитлеровцам и национальной самокритики наполнена пьеса «Зимняя битва» (Winterschlacht, 1942), в центре которой — разгром гитлеровских войск под Москвой в декабре 1941 г.

Главный герой трагедии — солдат Иоганнес Гердер, «немецкий Гамлет», как иронически называет его автор в примечании. В трагической судьбе Гердера воплощается трагедия самой Германии. На примере своего героя Бехер показывает, как позорно и трагично может сложиться судьба тех, кто живет безотчетно, забывая о назначении человека, о его чести, долге и совести. Гердер искренне любит свою родину, родину Шиллера, Гете, Гельдерлина. Но из-за своей беспечности он слишком поздно разобрался в том, что связал свою судьбу со своими смертельными врагами — гитлеровцами, и участвует вместе с ними в походе против социалистической страны. Выступая с ними, он думает, что служит Германии. Но мысль о несовместимости любви к Германии и участия в разбойничьей войне фашистов все чаще приходит ему в голову. Наконец, он понимает, что с фашистами ему не по пути. Но он оказывается не в силах вступить в борьбу с гитлеровцами или перейти на сторону Советской Армии, как это сделал другой солдат, Герхард Ноль. Он просто отказывается участвовать в этой несправедливой войне. Тогда генералы, которые недавно наградили его Рыцарским крестом, хладнокровно приказывают расстрелять его.

Новый путь к преодолению немецкой трагедии, к решению национальной и социальной проблемы Германии воплощают в пьесе рабочие-революционеры Иозеф и Анна Ноль, а также вернувшийся с войны Герхард Ноль.

В 1952 г. в Берлине «Зимнюю битву» поставил театр Брехта «Берлштер Ансамбль».

Сразу же после капитуляции фашистской Германии Бехер, теперь уже зрелый художник социалистического реализма, национальный поэт Германии, вернулся на родину.

И снова он в первых рядах борцов за новую демократическую Германию. По инициативе Бехера создается «Культурбунд». В качестве его первого президента Бехер проводит большую культурно-политическую работу, выступает с докладами на юбилеях Гете, Шиллера, Гейне, много внимания уделяет подготовке кадров народных учителей. Он же возглавил и восстановленную в ГДР Академию художеств (1953—1956). С 1954 г. и до самой смерти Бехер являлся министром культуры ГДР.

Всю свою напряженную общественно-политическую работу Бехер сочетал с постоянным литературным трудом. Новые стихи, написанные в первые годы после возвращения на родину, вошли в лирические сборники «Возвращение на родину» (Heimkehr, 1946) и «Народ, блуждающий во тьме» (Volk im Dunkel wandelnd, 1948). Встреча с Германией вызывает у поэта разнообразные чувства и мысли: радость возвращения и горе при виде колоссальных материальных разрушений и духовной травмы.

Германия, привет не весел мой:
Твой образ мне туманит взор слезой.
... Пусть я нашел в развалинах ее —
Все ж это ты, отечество мое.
Пусть побледнели скорбные черты —
Германия, отчизна, это ты!

(Пер. И. Хорват)

В стихотворении «Вам, кто возвращается» (Euch, die ihr heimkehrt) поэт , радостно приветствует всех, возвращающихся в Германию, причем, по мысли автора, все честные люди в годы нацизма были изгнанниками — и те, кто был за границей, и те, кто оставался на месте.

Опираясь на социалистическую партийность и глубокую связь с народом, Бехер подымается до вершин художественного мастерства и показывает великое гуманистическое значение новых общественных преобразований. Его стихи конкретны по своему содержанию, проникнуты глубоким оптимизмом, народны. Героем их становится свободный народ, сам строящий свое счастье. Именно эта тема является одной из самых типичных для искусства социалистического реализма.

Широкую популярность среди народа, особенно молодежи, завоевали песни Бехера, написанные в содружестве с композитором Эйслером и вошедшие в сборник «Новые немецкие народные песни» (Neue Deutsche Volkslieder, 1950); наиболее известные из них песни «Весной» (Im Frühling), «Песня голубых знамен» (Lied von der blauen Fahne), «Песня родины» (Heimatlied), а также национальный гимн ГДР (Nationalhymne, 1949).

В 50-е гг. увидела свет посвященная проблемам социалистического реализма тетралогия Бехера: «Защита поэзии» (Verteidigung der Poesie, 1952), «Поэтическое исповедание» (Poetische Konfession, 1954), «Власть поэзии» (Macht der Poesie, 1955), «Поэтический принцип» (Das poetische Prinzip, 1957). Тетралогии писатель дал общий подзаголовок «Опыты» (Erfahrungen). Эти книги прочно вошли в арсенал эстетической мысли и существенно обогатили ее. Важнейшие проблемы теории социалистического реализма — проблемы литературной традиции и преемственности, жизненной правдивости и коммунистической партийности, народности и художественности произведений искусства, проблема положительного героя и перехода демократических писателей на путь социалистического реализма — Бехер рассматривает в связи со всей сложностью современного литературного процесса на примерах как немецкой литературы, так и литературы всего мира. Важнейшим условием развития новой, социалистической литературы Бехер считает ее органическую связь с культурным наследием прошлого. «Новая немецкая литература не может возникнуть из ничего. Она должна опираться на лучшие традиции нашего народа».

Писатель дает широкую историко-литературную характеристику классического наследия, анализирует свой собственный опыт, определяет смысл и внутреннюю логику пройденного пути. Бехер с непримиримостью относится ко всем видам декадентства, в том числе не раз критически вспоминает о своем творчестве раннего периода. Он отстаивает искусство идейное, народное и в то же время искусство высокого мастерства. По Бехеру, нельзя стать художником, обладая лишь мировоззрением, необходимо иметь талант. Но при наличии художественного таланта писатель только тогда может добиться значительных успехов, если он усвоит наиболее передовое для своего времени мировоззрение, сделает его своим органическим достоянием. Высказывая свой взгляд на метод социалистического реализма, Бехер особое внимание уделяет задачам изображения нового в жизни. «Новое искусство рождается вместе с новым человеком»,— говорит он и призывает писателей показать «поэзию души простого человека», сделать его подлинным героем современной литературы. Бехер исследует проблему формы в искусстве и утверждает, что новое всегда заключается не в форме, а в содержании.

Из эстетических размышлений Бехера, изложенных в тетралогии, возникает стройная теория социалистического реализма, которая способствовала победе социалистического реализма в литературе ГДР.

Литературная и общественная деятельность Бехера получила признание не только на родине писателя, но и во многих других странах. Он был избран в состав Всемирного Совета Мира, дважды удостоен Национальной премии. В 1953 г. ему была присуждена Международная Ленинская премия «За укрепление мира между народами».

Память о Бехере бережно хранится трудящимися ГДР. В Берлине создан архив Иоганнеса Бехера, учреждена медаль его имени, которой награждаются выдающиеся общественно-политические деятели.

© 2000- NIV