Приглашаем посетить сайт

История немецкой литературы.
Христоф Мартин Виланд (Christoph Martin Wieland, 1733—1813)

Христоф Мартин Виланд

(Christoph Martin Wieland, 1733—1813)

Вилаид был виднейшим писателем немецкого Просвещения. Творчество его весьма разнообразно в жанровом отношении. Виланд — крупный романист, он автор ряда произведений морально-эстетического характера. Но особенно значителен и оригинален его вклад в немецкую поэзию. Виланду принадлежит множество поэм, искрящихся юмором, отличающихся богатством выдумки. Как просветитель, Виланд стоял на позициях критического отношения к феодальному обществу, к косному немецкому бюргерству. Своими произведениями он способствовал дискредитации церкви, современного ему социального строя, воспитывал уважение к человеку, защищал его «естественные права».

Виланд родился в семье пастора. Образование получил на правовом факультете Тюбингенского университета, откуда вынес хорошее знание философии и литературы. В молодости Виланд был домашним учителем, секретарем высокопоставленных особ. Большая часть его жизни прошла в Веймаре, куда он был приглашен в 1772 г. па должность воспитателя детей вдовствующей герцогини Саксен-Веймарского герцогства.

Виланд начинает свой творческий путь как ученик Бодмера. Под его воздействием в 50-е гг. ом пишет ряд произведений, проникнутых духом христианского благочестия и религиозного мистицизма. Но в дальнейшем в духовном развитии писателя начинается крутой перелом. Под влиянием французских просветителей (в особенности Вольтера) он порывает с Бодмером, заражается идеями философского свободомыслия. В 60-е и последующие годы Виланд публикует много стихотворных новелл, поэм, в которых нет и следа религиозного аскетизма. Напротив, в них воспевается земная любовь, ее могущество, оказывающееся сильнее всяких обетов целомудрия.

Как поэт Виланд связан с традициями европейской ренессансной культуры. Он во многом идет по стопам Ариосто. В стиле «Неистового Роланда» он создает в 1765 г. большую поэму «Идрис и Ценида» (Idris und Zenide), где дает полную волю своему богатому воображению. «Все произведение соткано из ряда волшебных историй. В поэме юноши и девушки влюбляются в сонные видения; сражающиеся рыцари остаются неуязвимыми; здесь люди владеют скатертью-самобранкой и чудесными талисманами; превращаются в мраморные изваяния, в легкокрылых птиц или страшных драконов; уродливые кентавры похищают трепетных красавиц; седобородые волшебники строят козни; здесь высятся зачарованные замки; пленяют взор волшебные острова, и царство фей поражает изумленного путника своим неслыханным великолепием»1.

Виланд — противник рационалистического ограничения таланта художника. В этом смысле его поэзия была вызовом не только нормативной эстетике классицизма. Она шла вразрез с некоторыми положениями эстетического учения Лессинга, носившего рационалистический характер. Религиозное свободомыслие естественно дополнялось в творчестве Виланда требованием эстетической свободы, борьбы за полное раскрепощение творческой фантазии.

Шедевром Виланда-поэта является «Оберон» (Oberon, 1780), поэма в двенадцати песнях, вызвавшая восхищение современников, в том числе таких тонких ценителей искусства, как Гете. И на этот раз Виланд увлекает читателей в чарующий мир сказки. Он опирается на художественный опыт Шекспира («Сон в летнюю ночь»), на традиции средневекового рыцарского эпоса и античного романа эпохи эллинизма. Однако сквозь причудливый узор фантастических картин у Виланда проглядывает вполне земное, просветительское содержание. Поэт в «Обероне» воспевает героическую любовь. Рыцарь Гюон и Аманда в своем, непреоборимом чувстве оказываются сильнее судьбы, они преодолевают все преграды. Влюбленным помогают Оберон и Титания, властители царства эльфов. Поэма привлекала не только красочностью формы. Она звучала как гимн человеческой верности.

Виланд существенно отличается от писателей немецкого Просвещения. Своим творчеством он как бы отрицает тезис, развитый Лессингом в «Лаокооне», что искусство есть «подражание природе». Виланд борется за пересоздание действительности и в своей поэзии демонстрирует могущество фантазии. Он широко использует условные приемы художественной изобразительности (фантастику, гиперболу). Своими поэтическими произведениями Виланд прокладывал дорогу романтизму. Но романтическое в его творчестве — это только элемент стиля, подчиненного вполне просветительской концепции жизни.

Игривость и известная фривольность поэзии Виланда дают некоторым исследователям основание считать ее автора одним из представителей рококо — литературного течения, получившего широкое распространение во второй половине XVIII в. во французской литературе, связанной с придворно-аристократическими кругами. Характерные черты рококо — культ неги и наслаждения, презрительное отношение к гражданским обязанностям человека — отражали настроения деградирующего дворянства, предчувствующего свою историческую гибель. Гедонизм Виланда сложился на иной социальной основе. Он связан с мировоззрением демократических слоев, борющихся против аскетической морали за свободу человеческих чувств.

В области прозы Виланд также заявил о себе как о новаторе. В 1767 г. он завершает большой роман «История Агатона» (Die Geschichte des Agathon). В нем связь Виланда с идеями Просвещения, неприятие им философии рококо обнаруживается со всей очевидностью. Агатон — древнегреческий юноша, проходящий сложный путь нравственного развития. Он входит в жизнь как типичный мечтатель, но постепенно приобретает жизненный опыт. Воспитанный в храме оракула в Дельфах, Агатон знакомится с обманом жрецов, развращенностью жриц. Разочарование ему приносит и политическая жизнь. Граждане Афин по своей слепоте изгоняют его из города. Оказавшись рабом эпикурейца Гиппия, герой Виланда, несмотря на любовь к Данае, не принимает и эпикуреизм. Агатон мечтает о большой общественно-полезной деятельности. Мечты его как будто сбываются. Он становится всесильным вельможей при дворе тирана Дионисия. Но все его усилия превратить тирана в просвещенного правителя ни к чему не приводят. В лице Дионисия Виланд критикует немецких деспотов и показывает иллюзорность надежд просветителей, связанных с просвещенным монархом. У Агатона остается лишь одно — вера в нравственное обновление общества.

«История Агатона» — первый образец воспитательного романа в немецкой литературе, написанного под влиянием «Тома Джонса» Филдинга и получившего дальнейшее развитие в «Годах учения Вильгельма Мейстера» Гете. Герой в нем, прежде чем стать гражданином, проходит школу воспитания, освобождаясь от многих своих недостатков и иллюзий.

В 1774 г. выходит в свет роман Виланда «История абдеритов» (Die Geschichte der Abderiten). Это сатира на немецкое мещанство. Жители города Абдеры напоминают шильдбюргеров. Они так же глупы, невежественны, по тем не менее преисполнены чувства собственного достоинства и даже величия. О глупость и косность абдеритов разбиваются все усилия философов (Демокрита) и писателен (Еврипида) приобщить их к цивилизации. Высмеивая общественные порядки и нравы в Абдерах, Виланд, конечно, имел в виду немецкую современность.

Еще более острый социальный критицизм наличествует в романе Виланда «Золотое зерцало, или Властители Шешиана» (Der goldene Spiegel, oder die Könige von Scheschian). Сатира имеет здесь политическую направленность. Рупором идей автора выступает в произведении философ Данишменд, рассказывающий шаху историю страны. Рассказ позволяет ему развенчивать плохих правителей, прославлять хороших, обличать различные проявления социального зла вплоть до крепостного права. Данишменд надеется пробудить уснувшую совесть шаха Гебеля, но тот во время повествования спит непробудным сном.

Виланд стал известен в России еще при жизни. Уже в 80-е гг. XVIII в. были переведены на русский язык все основные его произведения.


Примечания.

1 Пуришев Б. И. Виланд. — В кн.: История немецкой литературы, т. 2, М., 1963, с. 187.

© 2000- NIV