Приглашаем посетить сайт

История немецкой литературы.
Генрих Манн (после 1918 г.)

Генрих Манн (после 1918 г.)

В связи с обострением общественных противоречий в послевоенной Германии, особенно под влиянием инфляции и разорения широких слоев немецкого народа, усиливается духовный кризис Г. Манна. Он проявляет все больше сомнений в возможностях буржуазного парламентаризма. Критика писателем правящих кругов буржуазной Германии становится заметнее, что сказалось в романе «Голова» (Der Kopf, 1925), завершающем трилогию «Империя».

В этом романе изображена Германия на рубеже XIX и XX вв., когда она готовилась вступить в беспощадную борьбу за передел мира, за новые колонии. С этой целью Германия быстро вооружалась, создавала сильную армию и морской флот.

«Голова» — роман антивоенный, но антивоенная тема разрабатывается в нем по-особому. Г. Манна интересуют прежде всего социальные причины, вызвавшие войну, он показывает те общественные круги, которые были заинтересованы в захватнической войне — промышленных и финансовых магнатов. Они представлены в романе в первую очередь пушечным королем Кнаком, прообразом которого явился Крупп.

Говоря о замысле своего произведения, Г. Манн заметил: «Голова» — роман, который в эпоху, непосредственно предшествующую войне, прежде всего показывает ответственность за нее тяжелой и военной промышленности» 1.

Автор беспощадно срывал маски с хищников, подлинных хозяев кайзеровской Германии, которые вершили судьбами страны еще со времен Веймарской республики, предпочитая, правда, держаться в тени. Г. Манн, питавший некоторые иллюзии относительно республиканского строя, все яснее ощущал его антинародную сущность.

Книга носила довольно мрачный, пессимистический характер, объяснявшийся неверием писателя в скорое освобождение немецкого народа.

Писатель всегда проявлял интерес к судьбам буржуазной интеллигенции. Эта тема поставлена и в романе «Голова», в котором показана трагическая судьба интеллигентов Терра и Мангольфа. Жалкие одиночки, оторванные от народа, они приходят к нравственной опустошенности и самоубийству.

К роману «Голова» примыкает новелла «Кобес» (Kobes, 1925), которая представляет, по словам Ст. Хермлина, «наиболее яркое изображение сущности империалистического предпринимательства в мировой литературе».

Образ империалистического хищника Кобеса, сосредоточившего в своих руках огромную власть, безжалостно попирающего простых людей, рисуется писателем в лихорадочной, экспрессионистской манере. Персонажи новеллы отмечены несколькими резко гротескными чертами. Кобес — некое подобие вампира, невидимого и страшного, сосущего кровь множества людей.

Во второй половине 20-х гг. Г. Манн создает ряд романов: «Мать Мария» (Mutter Marie, 1927), «Евгения, или Эпоха бюргерства» (Eugenie oder die Bürgerzeit, 1928), «Большое дело» (Die grope Sache, 1930), а также новеллы, литературно-критические и публицистические статьи. Для этих романов характерно тяготение к остро драматическим, порой авантюрным ситуациям. Желая добиться широкой доступности своих романов, писатель сочетает значительное социальное содержание с увлекательной, нередко детективной интригой.

В эти годы Г. Манн проявляет большой интерес к кинематографу как одному из наиболее массовых искусств. Он выступает за то, чтобы достижения кино были использованы в литературе. Традиционная форма, по его мнению, выиграет, если воспримет уроки киноискусства. Роман XIX в. с его обстоятельными описаниями, обилием подробностей и деталей не совсем приспособлен к отражению бурной, стремительной жизни XX в. У кино больше возможностей в этом отношении. Поэтому Г. Манн сводит до минимума описания и выдвигает на первый план действие, драматизм событий.

Одна из часто затрагиваемых проблем в его произведениях— судьба буржуазного общества, человечества в целом. В условиях частичной стабилизации капитализма у писателя снова оживают иллюзии относительно мирного перерождения капитализма, хищнический характер которого по-прежнему неприемлем для Г. Манна. Он продолжает оставаться на позициях буржуазного парламентаризма, считая нежелательным для Запада революционные пути преобразования общества.

Г. Манн с симпатией присматривается к жизни молодой Советской России, проявляет интерес к идеям социализма, но процесс идейной эволюции проходит в мучительных противоречиях. Он еще не готов к признанию социалистической революции. Однако участие в массовом антифашистском движении способствовало его переходу от гуманизма буржуазного к гуманизму социалистическому, пролетарскому.

Поворотным моментом в идейно-художественном развитии Г. Манна явились 30-е гг. После захвата власти гитлеровцами резко возрастает общественно-политическая активность писателя, который страстным пером публициста сразу же заклеймил разбойничью клику Гитлера. Буквально через несколько месяцев после фашистского переворота выходит сборник его публицистических статей «Ненависть» (Der Haß, 1933), а затем публицистические книги «Настанет день» (Es kommt der Tag, 1936), «Мужество» (Mut, 1939).

В эмиграции Г. Манн сближается с виднейшими деятелями мирового антивоенного и антифашистского движения — Барбюсом, Ролланом, Ж-Р Блоком, с немецкими писателями-коммунистами, особенно с Бехером. Все большее внимание писателя привлекает литературная и общественная деятельность Горького, которого он называет «властителем дум».

Г. Манн становится виднейшим деятелем антифашистского движения, представляя на мировых конгрессах передовую немецкую культуру. Он возглавляет комитет немецкого Народного фронта, созданного в эмиграции с целью объединения всех демократических сил Германии для борьбы против фашизма, вступает в контакт с руководством Коммунистической партии Германии, с отдельными участниками немецкого подпольного антифашистского движения.

В 1937 г. в предисловии к русскому изданию романа «Голова» И. Бехер дал очень высокую оценку той роли, которую сыграл Г. Манн в консолидации прогрессивных сил немецкой культуры: «В разрешении той огромной задачи, которая стоит перед немецкими антифашистскими писателями в эмиграции, Генрих Манн по своим заслугам занимает первое место... Он представляет в борьбе с озверелым фашизмом совесть всех честных немцев, является мощным рупором всех тех, кто искрение и честно привержен делу мира».

Публицистика 30-х гг. направлена прежде всего против фашизма, против правителей третьего рейха. С большим искусством писатель рисует сатирические портреты Гитлера, Геринга, Геббельса и др.

Много внимания в своих статьях он уделяет вопросу создания единого антифашистского фронта и особенно единству действий немецкого пролетариата. Совместные действия с коммунистами, по мнению писателя, помогут социал-демократам обрести дух борьбы, который они давно утратили. Призывая к насильственному свержению фашизма, Г. Манн выдвигает идею создания народного государства.

Непосредственное участие в антифашистском движении сыграло большую роль в идейной эволюции писателя, до этого стоявшего в стороне от рабочего движения, от политической деятельности вообще. Г. Манн защищает идеи революционной демократии. В статье «Настанет день» он пишет: «Если существует на свете истинная идея, то это — идея революционной демократии... Революционная демократия является подлинным духовным выражением нашего времени...»

О решающих сдвигах в идейной эволюции писателя свидетельствуют и его слова из статьи «Памятное лето»: «Каждый настоящий демократ должен признать, что в современных условиях только марксизм создает предпосылки для подлинной демократии».

В книге «Мужество» Г. Манн воссоздает образы героев антифашистской борьбы, и прежде всего вождя немецких коммунистов Эрнста Тельмана, который и в тюрьме «гораздо сильнее своих мучителей».

Большое значение в публицистике Г. Манна приобретает тема Советского Союза, который рассматривается им как основная сила, противостоящая фашизму. Писатель неоднократно отмечал огромное значение Страны Советов в антифашистском освободительном движении. О направленности этих статей весьма красноречиво говорят их заголовки — «Идея, воплощенная в жизнь» (1937), «СССР — надежда передового человечества» (1938), «Велик образ СССР» (1939).

Сближение писателя с идеями социализма, переход его на позиции революционного демократизма оказали благотворное влияние на его художественное творчество. Свидетельство этого — историческая дилогия Г. Манна о Генрихе IV — «Юность короля Генриха IV» (Die Jugend des Königs Henri Quatre, 1935) и «Зрелость короля Генриха IV» (Die Vollendung des Königs Henri Quatre, 1938).

В этих романах писателю впервые удалось создать образ героя-борца, идущего к осуществлению великих идеалов. Как замечал сам автор в своем обращении к советским читателям, его герой из числа тех, «которые защищают свои цели на коне, с мечом в руке. Никакое сопротивление, никакие разочарования не способны сломить его».

Действие романа происходит в одну из драматических эпох французской истории, в период невероятно жестоких, кровавых религиозных войн католиков и гугенотов в XVI в. Обращение к исторической тематике не означало ухода от острых проблем современности. Глубоко прав был А. Цвейг, писавший по поводу выхода дилогии: «Когда Г. Манн писал эту книгу, он видел современность и дальше сквозь нее — конец схватки, которая еще продолжается. С огромным талантом, к тому же на великолепном немецком языке рассказывая об эпохе XVI века и только о ней, он обращается к эпохе XX века, в которой мы живем, и на нее воздействует»2.

Писатель с большой правдивостью и разносторонне воспроизводит Францию XVI в., показывая жизнь различных слоев общества того времени. Он не модернизирует прошлое. Перед читателем воочию встает мрачная, кровавая эпоха дворцовых заговоров, интриг, убийств, социальных потрясений.

В особом положении находится образ главного героя — Генриха IV. При создании его Г. Манн следовал не столько историческим данным, сколько народным легендам, дававшим несколько идеализированное истолкование Генриха IV как «народного короля». Писатель не создавал исторического исследования о Генрихе IV, поэтому образ, нарисованный им, далеко не во всем походил на своего реального, исторического прототипа. Своим образом автор во многом отвечал на проблемы современности, в частности, на вопрос о том, каким должен быть настоящий государственный деятель. В годы господства гитлеровцев этот вопрос имел самое актуальное значение.

Г. Манн прослеживает историю жизни Генриха, начиная с детства и кончая его гибелью, при этом он уделяет особое внимание его взаимоотношению с народом. Герой растет в провинции в близком общении с простыми людьми. Он видит много зла, насилия, несправедливости. Жертвой царящего общественного зла стала и его мать, отравленная фактической правительницей Франции Марией Медичи. Много несправедливости было совершено по отношению к гугенотам, веры которых он придерживался. Генрих не сразу приходит к пониманию жизни, его гуманистические взгляды выстраданы им. Лишь со временем его личные невзгоды отходят на задний план, главным становится благо государства, народа, измученного и разоренного религиозными войнами.

Став прогрессивным государственным деятелем, Генрих IV с оружием в руках борется за создание единого централизованного государства, искореняя феодальные усобицы и распри.

У короля много врагов, он сражается с ними в открытом бою и распутывает нити заговоров. Больше всего он опасается того, что рука тайного убийцы помешает ему довести до конца дело умиротворения Франции, создания сильного централизованного государства.

Генрих IV — не схематичный образ идеального героя. Он живой человек, не лишенный слабостей. Обстоятельства вынуждают его лукавить, лицемерить. Автор не оправдывает его чрезмерного увлечения плотскими соблазнами.

Народ в дилогии изображен писателем носителем здоровых начал нации. Он — первооснова жизни. Долг истинного правителя—содействовать благу народа, быть строгим, но заботливым отцом, а не тираном. Генрих IV не забывает слов, сказанных его другом, гуманистом Агриппой д'Обинье: «Ты, принц, являешься только тем, чем тебя сделал наш добрый народ... Горе тебе, если ты станешь тираном».

Но горячее сочувствие народу не имеет ничего общего со слащавым, идиллическим изображением его представителей.

Однако подчеркивая решающее значение народного начала, писатель не смог до конца воплотить эту идею в художественных образах. Представители народа изображены не сами по себе, а лишь исходя из того, какую роль они играли в жизни Генриха IV, в формировании его характера, взглядов. В романе нет образов простых людей, которые играли бы общественно активную роль.

Наряду с образом Генриха IV в романе выведено много других персонажей, исторических и вымышленных, выходцев из самых различных слоев общества. Они живые, полнокровные характеры.

Стремление к реалистическому воссозданию эпохи проявляется и в языке романа; некоторые страницы его стилизованы в духе французских исторических хроник.

Каждая из глав первого романа дилогии заканчивается кратким поучением на французском языке, которое содержит или нравственные сентенции, или объективную оценку происходящего, поступков героев.

Как правило, в дилогии нет прямого обращения автора к своим читателям, нет прямого сопоставления прошлого и настоящего. Однако некоторые сцены написаны таким образом, что напоминают о злободневных явлениях современности. Лишь последние заключительные страницы дилогии написаны в форме обращения Генриха IV к своим потомкам, являющимся, по его словам, продолжателями его дела..

После нападения гитлеровской Германии на СССР Г. Манн, твердо веря в нашу победу, в письме на имя Союза советских писателей в 1941 г. заявил: «Вторгшиеся немецкие войска будут неизбежно опрокинуты, и Красная Армия начнет наступление против фашистской Германии».

Во время войны Г. Манн написал антифашистский роман «Лидице» (Lidice, 1943) о преступлениях гитлеровцев в Чехословакии.

Г. Манн приветствовал разгром гитлеризма и выражал надежду на создание единой миролюбивой демократической Германии. Об этом он заявлял в письме к В. Пику 30 марта 1949 г.

В последние годы жизни Г. Манн создает объемистое произведение, своеобразное по своим жанровым особенностям. Оно получило название «Обзор века» (Ein Zeitalter wird besichtigt, 1946). В этом произведении прихотливо сочетаются элементы политической хроники, автобиографии, очерка, новеллы. Есть в нем и яркие портретные зарисовки современников.

Рассказ о Германии ведется начиная с последних десятилетий XIX в., но в повествовании встречаются отдельные экскурсы и в более отдаленные времена.

Много внимания уделено проблеме немецкого фашизма. С глубокой печалью и гневом писатель говорит об этой постыдной странице в истории Германии и подчеркивает свое глубокое уважение к освободительной антифашистской борьбе народов Европы.

В «Обзоре века» важное место занимает тема Советского Союза. Автор пишет об огромном значении Октябрьской революции для освобождения народов всего мира. Страна Советов открыла новую эру всемирной истории. С большой теплотой Г. Манн говорит об исключительно важной деятельности В. И. Ленина.

С глубокой признательностью Г. Манн пишет о русской литературе, отмечая ее высокие идейные и художественные достоинства.

Немецкий народ по достоинству оценил литературную и общественную деятельность писателя, и в 1949 г. правительство ГДР присудило ему Национальную премию I степени. В приветственном письме В. Пика давалась высокая оценка деятельности Г. Манна: «В Вашем лице мы приветствуем выдающегося немецкого писателя, который среди дикого разгула шовинизма всегда высоко держал знамя мира и гуманности».

Находясь в эмиграции, Г. Манн хотел быстрее вернуться на родину и принять участие в строительстве демократической Германии. Он дал согласие на переезд в ГДР, где его ожидал пост президента Академии искусств. Но тяжелая болезнь и внезапная смерть помешали ему осуществить это желание.

Примечания.

1 Цит. по кн.: Серебров Н. Н. Генрих Манн, с. 133.

2. Цит. по кн.: Серебров И. Н. Генрих Манн, с. 242.

© 2000- NIV