Приглашаем посетить сайт

История немецкой литературы.
Генрих Манн (до 1918 г.) (Louis Heinrich Mann, 1871—1950)

Генрих Манн (до 1918 г.)

(Louis Heinrich Mann, 1871—1950)

Генрих Манн — крупнейший писатель критического реализма первой половины XX в. Он вошел в историю не только немецкой, но и мировой литературы. Его имя стоит в одном ряду с именами Голсуорси, Шоу, Уэллса, Роллана, Драйзера и других крупнейших европейских писателей.

Г. Манн родился в вольном городе Любеке в семье сенатора и судовладельца, ярко изображенной в романе его брата Томаса «Будденброки». Здесь прошли его детские и гимназические годы. Высшее образование он получил в Берлинском и Мюнхенском университетах.

Литературная деятельность Г. Манна началась в 90-х гг. В 1893 г. он опубликовал свой первый роман «В одной семье» (In einer Familie), но сам писатель началом зрелого творчества считает 1900 г., когда был напечатан его социальный роман «Земля обетованная» 1, в котором выявились наиболее характерные особенности дарования Г. Манна.

В 90-х гг. он несколько раз бывал во Франции, Италии. Особую роль в духовной жизни писателя сыграла Франция, ее реалистическая литература, ее революционные традиции. С этой страной его связывали прочные нити, о ней он много писал, сотрудничал и ее прессе.

Из русских писателей особой любовью Г. Манна пользовались книги Л. Толстого, Достоевского, Горького.

Путь идейного развития Г. Манна был сложным и противоречивым. Его можно рассматривать как процесс постепенного преодоления сословных предрассудков, унаследованных им от буржуазной среды, из которой он вышел.

В 1910 г., подводя итоги первых лет литературного творчества, писатель в предисловии к очерку «Вольтер — Гете» (Voltaire — Goethe) замечает: «Мне теперь 39 лет, и, оглядываясь на пройденный путь, на созданные мною шесть романов, я вижу, что я шел в них от утверждения индивидуализма к почитанию демократии. В «Герцогине Асси» я воздвиг храм в честь... свободной, прекрасной наслаждающейся личности. «Маленький город» я создал, напротив, во имя народа, во имя человечества»2.

«Земля обетованная» (Im Schlaraffenland)—это западные кварталы Берлина, где когда-то жили крупные финансовые и промышленные дельцы, биржевики. Неограниченным властителем этого мира выступает банкир Туркхеймер, влияние которого основано на его колоссальных богатствах.

Уже в этом романе определился характер творчества писателя как социального сатирика. Зло и беспощадно он срывает маски с хищников и дельцов, обличает их эгоизм, варварство, цинизм, нравственную опустошенность.

Сюжетную основу романа составляет история жизни молодого крестьянского парня Андреаса Цумзе, который приезжает в Берлин на поиски своего счастья. Он начинающий поэт, но свою «судьбу» найдет не в литературе, а в салоне стареющей жены банкира Адельгейды Туркхеймер, чьим любовником вскоре станет.

Покровительство Туркхеймеров дает возможность Цумзе жить на широкую ногу. Но успешно начавшаяся карьера обрывается из-за того, что молодой выскочка зазнался и обнаглел. Он посягнул на любовницу самого Туркхеймера, на «девчонку Мацке» и был незамедлительно наказан изгнанием из дома Туркхеймеров.

Разоблачая грязь и аморализм буржуазного общества, писатель прибегает к гиперболе, к гротеску. В гротескном плане характеризуется сам Туркхеймер, его окружение. Вот каким, например, изображено лицо фрау Пимбуш, жены владельца ликеро-водочного завода:

«Казалось, этот низкий лоб был изборожден порочными мыслями. На нем лежал какой-то искусственный зеленый отблеск, словно на плохо приклеенной коже театрального парика. Зеленоватые глаза с припухшими веками были обведены красными кругами... Голова, словно сверкающий всеми красками разбухший ядовитый цветок, сидела на слишком тонком стебле».

Тема сатирического обличения паразитизма буржуазии не единственная в романе. С большой тревогой писатель размышляет о судьбе художника, искусства в мире буржуазных толстосумов. Их мещанские вкусы оказывают губительное воздействие на художника, вынужденного считаться со своими заказчиками, приспосабливаться к их требованиям.

Г. Манн вошел в литературу, когда в ней преобладали различные декадентские направления. Он испытал некоторое влияние декаданса, но оно было недлительным и неглубоким. Его можно почувствовать в вышедшей вслед за «Землей обетованной» трилогии «Богини, или три романа герцогини Асси» (Die Göttinnen, oder die drei Romane der Herzogin von Assy, 1902— 1903), которую буржуазные литературоведы, недовольные реалистическим, обличительным творчеством писателя, особенно старательно сближали с декадентской литературой. Но подчеркивая то, что сближало трилогию с книгами модернистов, они не отмечали их различия, содержащейся в трилогии полемики против декадентства.

В трилогии затрагиваются вопросы общественной жизни, искусства, любви, но освещаются они во многом в духе индивидуалистической философии Ницше.

Героиня трилогии — последний отпрыск знатного аристократического рода красавица Виоланта фон Асси. В ее лице автор сделал попытку создать образ свободной, гармонически развитой счастливой личности, противопоставляя ее скудости, серости, лицемерию мещанского бытия.

Виоланта — чистосердечная, жизнелюбивая, искренняя натура, презирающая мещанско-буржуазный мир и его лживую мораль. Она увлекается политической деятельностью, примыкает к группе заговорщиков, стремящихся к свободе и справедливости. Но это увлечение Виоланты было неглубоким. Сама героиня признается, что судьба народа ей безразлична. Затем приходят другие увлечения — искусством, любовью. Во всем этом героиня проявляет необузданность своих желаний.

Виоланта гибнет очаровательной, нераскаявшейся грешницей.

Попытка писателя создать образ гармонически развитого человека, «свободной наслаждающейся личности» окончилась неудачей, и Г. Манн позднее осудил индивидуализм своей героини, живущей ради своих удовольствий. Мысль о возможности существования такой личности в условиях хищнического, эксплуататорского общества сама по себе была утопичной.

В создании образа Виоланты сильнее всего сказалась связь с декадентством, с ницшеанской философией. Но люди, окружающие героиню, изображаются в других тонах, в подчеркнуто иронических, сатирических. Автор выводит целую галерею светских паразитов и бездельников, развратных и аморальных хищников. Эта часть книги выдержана в реалистическом духе и по своему характеру примыкает к «Земле обетованной».

Связь с декадентской литературой ощущается и в романе «Погоня за любовью» (Die Jagd nach Liebe, 1904), главный, герой которого кое в чем близок Виоланте Асси.

В романе «Учитель Унрат» (Professor Unrat, 1905) сатирический талант Г. Манна достигает своего расцвета. В этом произведении писатель окончательно избавился от декадентских влияний и твердо встал на путь социально значительного реалистического творчества.

В центре внимания автора — школьный учитель, тиран и педант Рат, прозванный своими учениками Унратом (Unrat — мусор, нечистоты). Он держит в страхе не только гимназистов, но и жителей небольшого городка, значительная часть которых в свое время была его учениками. Унрат одержим духом нетерпимости, преследования, желанием уличить кого-нибудь в непотребных мыслях, недозволенных действиях. Ему хочется показать, что он строгий и бдительный страж существующего порядка. Гимназистов, проявляющих признаки неповиновения, он жестоко наказывает и даже старается испортить им карьеру. Они боятся и ненавидят сухого педанта.

Но вот в провинциальном болоте появляется самоуверенная артистка кабаре Фрелих, в сетях которой запутался недавний ревнитель нравственности и порядка. Уволенный из гимназии, он мстит городу тем, что превращает свой дом в место оргий и разврата. Он намеренно насаждает порок и аморализм.

Унрат стал собирательным образом, живым воплощением гнусного прусского режима с его духом муштры и казармы. Образ его дан в сатирических, гротескных чертах. Вот в каких словах передается первое впечатление от его уродливой внешности: «Старик тут же вздергивал плечо, всегда правое, которое и без этого было выше левого, и бросал из-под очков косой взгляд па крикуна. Одеревенелый подбородок Унрата с жидкой бурой бороденкой начинал ходуном ходить. Не имея возможности уличить крикуна, он поневоле пробирался дальше на своих тощих, искривленных ногах, глубже нахлобучив на лоб засаленную фетровую шляпу».

Очень выразительна речевая характеристика Унрата. В его речи много казенно-бюрократических оборотов, вроде «настоящим имею довести», «доложу господину директору», «принять к сведению» и пр. Речь его путаная, изобилующая словами-паразитами («так сказать», «ясно и самоочевидно», «извольте запомнить»). Напыщенные обороты соседствуют с грубыми, вульгарными.

Автор развенчивает прусскую систему воспитания, направленную на подавление всякой свободной мысли, готовившую послушных, не рассуждающих рабов существующего режима, Г. Манн показал в романе плоды педагогической деятельности Унрата, умственно и нравственно калечившего своих учеников. У воспитанника Эрцума крайняя тупость сочетается со звериной жестокостью, грубостью, отвращением к культуре; любимый ученик Унрата с выразительной фамилией Ангст (Angst — страх) — это воплощение трусости; Кизеляк — подлый и беспринципный человек, продажная душа, льстец и подхалим, нечистый на руку, не раз попадавшийся на воровстве.

Роман «Верноподданный» (Der Untertan) был закончен еще в 1914 г., но в нем содержалась столь смелая и решительная сатира на вильгельмовскую Германию, что о напечатании его в то время невозможно было и думать. Книга увидела свет лишь в 1918 г.

Интересно отметить, что в России она появилась значительно раньше. Переведенная с рукописи, она была издана уже в 1914 г.

«Верноподданный» стал самым крупным сатирическим романом в довоенной немецкой литературе и выдающимся произведением мировой литературы.

Композиционно роман построен в форме жизнеописания главного героя Дидериха Геслинга. Образ его дается на богатом социально-политическом фоне Германии конца XIX в. Таким образом, в романе изображена жизнь не только ловкого дельца и политикана, но и всего немецкого общества той эпохи.

В создании образа Геслинга с большой силой проявилось возросшее реалистическое мастерство писателя. Характер Геслинга показан в развитии и с самых различных сторон.

Дидерих рос в небольшом провинциальном городке Нетциге в семье владельца бумагоделательной фабрики. Отец его был суровым человеком, который жестоко взыскивал с сына за малейшие провинности, нередко прибегая и к порке. Страх перед сильными появляется у мальчика очень рано. Чтобы добиться расположения отца, Дидерих заискивает перед ним, подслушивает разговоры рабочих и доносит на них. Страх внушает ему и полицейский, который, по мнению мальчика, мог любого засадить в тюрьму. Страх внушают и учителя, больно наказывающие розгой.

Дидерих рано проникся трепетом и почтением к власти, силе. Почти с гордостью он сообщает дома о том, что учитель Бенке выпорол сегодня троих: «В том числе и меня». Перед строгими учителями он благоговел и слушался их беспрекословно, зато добродушным досаждал мелкими каверзами. В день рождения классного наставника кафедра и доска украшались цветами. «Дидерих обвивал зеленью даже карающую трость». Он почти с гордостью ощущал, как безликая власть попирает человеческое достоинство. Но еще большую радость доставляло ему то, что он мог осуществлять тираническую власть по отношению к своим младшим сестрам. Он любил играть в тирана.

Став студентом Берлинского университета, Дидерих поступает в студенческую корпорацию «Новотевтония». Здесь продолжается его воспитание в духе национализма, шовинизма, верноподданничества. Однако «патриотизм» Геслинга не помешал ему увильнуть от службы в армии (под вымышленным предлогом он постарался быстрее демобилизоваться). Но позднее он относится с презрением к тем, кто не служит в армии кайзера.

Для Геслинга характерно, что любой свой низкий поступок, любую подлость он оправдывает высокими моральными принципами. Так, он обманывает доверившуюся ему девушку Агнес, узнав, что дела ее отца сильно пошатнулись и брак с ней стал невыгоден. Свой поступок он оправдывает тем, что в наше суровое время не следует впадать в сентиментальность.

Г. Манн с большим искусством изображает любовь Геслинга к Агнес, первую и последнюю в его жизни. Под влиянием этой любви в нем появляются проблески человечности. Он начинает чувствовать возвышенное в жизни. Ему приходит в голову мысль, «что до встречи с Агнес он вел бессмысленную, бесцветную, убогую жизнь». Но Геслинг не был бы Геслингом, если бы надолго оказался во власти этих высоких чувств. В конце концов холодная расчетливость, здравый смысл дельца одержали верх, и он порвал с невыгодной невестой.

Вернувшись в Нетциг, Геслинг получает в наследство от умершего отца фабрику и женится по расчету на Густе Даймхен.

К этому времени он окончательно сложился как черствый, жестокий делец, как воинствующий националист и шовинист и беспринципный человек, который ради выгоды готов пожертвовать любыми моральными соображениями, совершить любую подлость. С вышестоящими он угодлив, к простым людям безжалостен и жесток.

Ведущей чертой его характера стало верноподданничество. Его идеал — кайзер Вильгельм II. Геслинг подражает ему во внешности (он даже усы закручивает по-кайзеровски) и в образе мыслей (он почти дословно повторяет в своих речах высказывания кайзера).

С возвращением Геслинга в Нетциг в городе начинается борьба партий — «партии народа», возглавляемой старшим Буком, и «партии кайзера», которой руководят Геслинг и юнкер фон Вулков.

Г. Манн не щадит ни сторонников партии кайзера, ни либералов. Все они беспринципные, ничтожные люди, и между ними нет большой разницы.

Из массы жалких либеральных политиканов он выделяет лишь старого Бука. У него славное прошлое. Он участник революции 1848 г., за что едва не поплатился жизнью. Бук — честный, гуманный, уважаемый человек, сохранивший верность республиканским идеалам.

Но писатель не идеализирует и Бука. Он во многом растерял революционный пыл своей молодости и олицетворяет по существу пройденный этап, вчерашний день. Там, где нужно действовать, Бук ограничивается разговорами. Его удовлетворяет мелкая благотворительность: организация приюта для сирот или народной столовой. Ни к какой революции он больше не стремится. Он стал благодушным и близоруким. Не разглядел Бук в лице Геслинга опасного врага свободы, считая его поначалу чуть ли не соратником по борьбе. Так Г. Манн развенчал либерализм.

Г, Манну был очевиден оппортунистический, соглашательский характер руководства правой социал-демократии. В романе она представлена образом Фишера, механика на фабрике Геслинга. В описании его внешности есть нечто гротескное — обезьянья походка, чрезмерно длинные руки, хитрая, неприятная ухмылка, оскал желтых зубов. Фишер и Геслинг не симпатизируют друг другу, у них разные взгляды, но они нужны друг другу и заключают тайные, взаимовыгодные сделки.

Фишер — «ручной социалист», демагог, готовый прийти на помощь хозяину. Геслинг в свою очередь помогает механику завоевать депутатский мандат в рейхстаге. За это «социалист» Фишер обещает содействовать в сооружении памятника кайзеру в Нетциге. Эти политические «противники» не перестают оказывать взаимные услуги и в будущем.

Остро сатирической, гротескной предстает и фигура регирунгс-президепта фон Вулкова, перед которым трепещет весь Нетциг. Он выступает своеобразным олицетворением уродливого, прогнившего кайзеровского режима. Бросаются в глаза грубость и цинизм этого носителя власти, он резок и бесцеремонен в обращении. Для Вулкова очень характерна поза, в которой он однажды предстал перед посетителем: «Он уперся кулаками в колени и разглядывал пол, словно призадумавшийся хищник». Вулков полон прусской спеси, что, однако, не мешает ему вступать в грязные сделки с презираемыми им буржуа, вроде Геслинга, хотя он и держит их на почтительном расстоянии. Но, третируя Геслинга, Вулков в нужный момент поддерживает его, называя «полезным малым».

Заключительная сцена романа имеет глубоко символический смысл. В ней изображено открытие памятника Вильгельму I, о чем так настойчиво хлопотал Геслинг и другие верноподданные. По замыслу Геслинга, этот акт должен был увенчать его карьеру: ему был обещан орден. Но в самый торжественный момент, когда Геслинг произносит речь, разражается страшная гроза, которая мгновенно разгоняет всех собравшихся, в том числе «отряд почетных дев в белых одеяниях». Перепуганный Геслинг прячется от дождя с орденом в руке, который в самый последний момент ему вручил полицейский.

Разбушевавшаяся стихия—это символ надвигающихся социальных бурь, которые сметут реакционный режим. Правда, в романе нет и намека на то, как это произойдет, какие общественные силы обновят старый мир. К осознанию этих проблем писатель придет позднее.

Символична и другая сцена в конце романа — смерть старого Бука, знаменующая собой конец революционности либеральной буржуазии. На смену Буку пришел Геслинг, буржуа новой формации, жестокий и циничный хищник.

Высмеивая своих персонажей, Г. Манн почти нигде не выступает с прямым их осуждением. Он предпочитает, чтобы они сами разоблачали себя перед читателем. Писатель любит сопоставлять высокие разглагольствования героев с их поступками, опровергающими, высмеивающими смысл этих рассуждений. Геслинг, например, очень своеобразно задумал осуществить воспитание своих рабочих: он приказал снабдить уборные туалетной бумагой с напечатанными на ней моральными и политическими сентенциями. Идея настолько понравилась ему, что он решил выпускать эту бумагу в широких масштабах, чтобы она «победно распространяла во всем мире немецкий дух». Так высмеяна затея Геслинга.

Г. Манн нередко прибегает к сарказму, язвительной насмешке. Например, частые упоминания о кайзере сопровождаются льстивыми определениями его исключительности, на что не скупятся его поклонники. В одной из сцен писатель прокомментировал «исключительность» кайзера короткой саркастической фразой: «Из кареты выходил седьмой по счету мундир» (т. е. кайзер).

Важнейшей особенностью сатирического мастерства Г. Манна является гротескная заостренность его образов. В качестве одного из приемов он использует гиперболу, но его преувеличения никогда не нарушают жизненной правды. При всей многогранности образов автор особо выделяет одну-две черты.

У Геслинга прежде всего выступает его холопство, у Фишера — беспринципность и карьеризм, у Вулкова — грубость.

Точно так же создается и внешний портрет, в котором обыгрываются отдельные черты. Автор не раз фиксирует внимание читателя на сытом брюшке и вильгельмовских усах Геслинга.

Кроме гиперболы, часто используется контраст. По принципу контраста построена сцена, в которой после верноподданнического экстаза, вызванного лицезрением кайзера, Геслинг падает в грязную лужу.

«Верноподданный» — крупнейший сатирический роман, в котором впервые подвергся беспощадному обличению германский империализм. Сила и глубина реалистического обобщения была такова, что легко угадывались существенные черты будущего развития Германии. В образе Геслинга угадывается прообраз будущего фашиста, а в кайзеровской Германии конца XIX в. Г. Манн отмечал явления, которые таили в себе опасность фашизма.

«Верноподданный» явился первым романом трилогии, названной автором «Империя» (Das Kaiserreich). Вторым романом были «Бедные» (Die Arrnen, 1917). Сюжетно оба эти произведения тесно связаны друг с другом. В «Бедных» читатель снова встречается с Геслингом, теперь уже генеральным директором большого концерна, еще более жадным и циничным эксплуататором, с Наполеоном Фишером, который хотя и стал депутатом рейхстага, но продолжает угодничать перед Геслингом.

Миру хищников и их прислужников противопоставлены рабочие, «бедные», которые и находятся в центре внимания писателя. Изображая пролетариат, писатель стоял на демократических позициях, однако, достаточно противоречивых. Он с симпатией относится к миру тружеников, но изображает их в значительной мере только как жертв социальной несправедливости.

Г. Манн выступает сторонником равенства и всеобщего благоденствия, но достижение всего этого мыслится мирным путем. Описывая бунт рабочих, автор показал и его поражение, которое представляется ему неизбежным.

В основу сюжета романа положена история молодого рабочего Бальриха, человека умного, наблюдательного, возмущенного несправедливым отношением Геслинга к своим рабочим. Бальрнх узнает о вопиющей несправедливости по отношению к маляру Геллерту, который когда-то ссудил отца Геслинга деньгами. Попытка Бальриха добиться справедливости оказывается безуспешной, и тогда он решает изучить юриспруденцию, чтобы во всеоружии знания защищать правое дело.

В художественном отношении «Бедные» значительно уступали «Верноподданному», произведению цельному и совершенному. В «Бедных» писатель изображал недостаточно знакомую ему жизнь рабочих. К тому же в этом романе он стоял перед проблемой создания положительного героя, которую ему удалось решить двумя десятилетиями позже, преодолев целый ряд иллюзий в своем идейном развитии. Трилогия «Империя» была завершена художником после первой мировой войны.

Генрих Манн осудил первую мировую войну. Он был ее непримиримым противником. С радостью встретил ом весть об Октябрьской революции в России.

Примечания.

1. По-русски этот роман иногда называют «В стране кисельных берегов».

2. Цит. по кн.: Серебров Н. Н. Генрих Мани. М, 1964, с. 12.

© 2000- NIV