Приглашаем посетить сайт

История немецкой литературы.
Генрих Клейст (Heinrich von Kleist, 1777—1811)

Генрих Клейст

(Heinrich von Kleist, 1777—1811)

Многие идеи гейдельбергских романтиков разделял Клейст— один из крупнейших немецких драматургов и новеллистов эпохи романтизма. Он близок Брентано, Эйхендорфу своим- национально-патриотическим чувством, своей ненавистью к французам-завоевателям. Однако в отличие от «гейдельбержцев» Клейст находится во власти исторического пессимизма. Из кризиса феодально-монархической системы Клейст сделал универсальные обобщения. Герои Клейста — это люди больших и сильных страстей, оказывающиеся в неразрешимых, трагических ситуациях. Трагичность мировосприятия , получила свое отражение не только в трагедиях Клейста, по и в его новеллистике. Здесь также часто господствует мрачный, трагический колорит. Трагическая напряженность конфликтов, необычайная сила переживаний придают творчеству Клейста черты глубокого, но иногда болезненного психологизма.

Клейст родился во Франкфурте-на-Одере в старинной дворянской семье, гордившейся военными традициями. Пятнадцатилетним подростком он поступает на военную службу и принимает участие в походах против революционной Франции. Однако романтика военных лет не захватила Кленста. В 1799 г. он поступает в университет. Клейст много читает, увлекается идеями Канта, Руссо. В начале XIX в. Клейст путешествует. Он побывал во Франции, в Швейцарии. Ему хочется сравнить различные общественные системы, сделать для себя определенные выводы. Клейст весь в поисках, в брожении. Очень недолго он состоит на государственной службе, но развитие политических событий в Европе выбило его из колеи. Разгром Наполеоном прусской армии под Иеной и унизительный для Пруссии Тильзитский мир 1807 г. больно ударили по национальному чувству Клейста. Он включается в активную борьбу против французских завоевателей. К 1808 г. относится его переезд в Берлин, где он близко сходится с Брентано, Арнимом, начинает издавать (совместно с романтиком-националистом Адамом Мюллером) журнал «Феб» и «Берлинскую вечернюю газету», проводившие резкий антибонапартистский курс. Однако Наполеон продолжал усиливать свои позиции. В 1809 г. под Ваграмом он нанес новое поражение австрийцам, которое было воспринято впечатлительным писателем как национальная катастрофа. Крушение политических идеалов, неудачи в личной жизни довели Клейста до самоубийства.

Клейст начал свой творческий путь как драматург. Его драматургия отличается острой конфликтностью. Герой в ней ставится, как правило, в напряженные, трагические ситуации, в которых проверяются все основные черты его характера. Клейст тяготеет к трагедийному жанру, именно в этой области с наибольшим блеском раскрылся его большой и самобытный талант. Первым опытом Клейста была трагедия «Семейство Шроффенштейн» (Die Familie Schroffenstein, изд. 1803), где изображена вражда внутри одной семьи, жертвой которой стали двое возлюбленных.

Одновременно Клейст работает над позже им уничтоженной пьесой «Роберт Гискар» (Robert Guiscard). В сохранившемся отрывке во весь рост предстает образ смелого, наделенного сильной волей полководца, тяжело переживающего свалившиеся на его войско беды.

Однако в первый период творчества (1800—1806 гг.) Клейст еще был способен создавать жизнерадостные произведения, искрящиеся неподдельным юмором. Его перу принадлежит лучшая в немецкой литературе XIX в. комедия «Разбитый кувшин» (Der zerbrochene Krug, 1804). Интересно, что толчком к написанию пьесы послужила гравюра, увиденная Клейстом в одной из гостиниц Швейцарии. С помощью своей богатой фантазии он воплотил ее простое содержание в богатое драматическое действие. «Разбитый кувшин» исторически конкретно рисует быт и нравы немецкой деревни. Комедия отличается сочным национальным колоритом, свидетельствует о прекрасной жизненной наблюдательности автора, о его хорошем знании современной действительности. Клейст направляет стрелы критики против судейского беззакония. Герой пьесы — продувной деревенский судья Адам, решивший приволокнуться за крестьянкой Евой. Комичность ситуации состоит в том, что ему приходится, да еще в присутствии приехавшего ревизора Вальтера, разбирать дело, главным виновником которого является он сам. Адам тщетно пытается замести следы своей причастности к истории, в результате которой он разбил кувшин, гордость семьи фрау Рулль. В ходе процесса нити происшествия постепенно распутываются, и Адаму, несмотря на всю его изворотливость, становится все труднее доказать свою невиновность. В конце концов неприглядная роль деревенского волокиты прояснилась, и Адам спасается бегством из зала суда. Судья Адам — лучшее достижение Клейста в «Разбитом кувшине». Его характеризует необычайная жизненная полнокровность. Это образ, выхваченный из жизни, выверенный живой действительностью до самых мельчайших деталей. С большим мастерством обрисованы Клейстом фигуры деревенской девушки Евы, ее жениха Рупрехта, его отца. В них нет той покорности, христианского смирения, которые отличают крестьянскую массу в творчестве Брентано и других немецких романтиков консервативного направления. Крестьянин в комедии Клейста — это человек, наделенный сознанием собственного достоинства, умеющий постоять за свои интересы.

Во второй период деятельности (1807—1811) в связи с крупными неудачами австро-прусской коалиции в войне с Наполеоном в сознании Клейста обостряются черты трагического мировосприятия. Все большее место в его творчестве начинает занимать идея зависимости человека от власти роковых сил. Впоследние три года жизни Клейст пишет известнейшие свои произведения: трагедию «Пентесилея», драмы «Кетхен из Гейльбронна», «Битва Германа», «Принц Фридрих Гомбургский», повесть «Михаэль Кольхаас», ряд новелл («Землетрясение в Чили», «Обручение в Сан-Доминго», «Маркиза д'О...» и другие).

Трагический взгляд Клейста на действительность, интерес к подсознательным, не контролируемым разумом сторонам психической деятельности людей с большой силой воплотились в «Пентесилее» (Penthesilea, 1807). События происходят в Древней Греции, в период Троянской войны. Античность осмысливается Клейстом по-своему. Для него, в отличие от Гельдерлина, это эпоха не гармонии, а острых, трагических противоречий. Клейст воспринимает классическую древность через призму своего потрясенного революцией и войнами мировоззрения. Романтически необузданной натурой выступает в трагедии прежде всего Пентесилея. Царица амазонок влюблена в Ахилла. Он покорил ее своей красотой и доблестью. Но чувство, вернее неистовство, любви бешено сталкивается в Пентесилее с ничем не сравнимой гордостью. Ей хочется превзойти Ахилла в воинской славе, победить его в ратном поединке и только после этого удовлетворить свою страсть. Пентесилея и любит и ненавидит Ахилла в одно и то же время. Привыкшая властвовать, она и любовь героя Троянской войны желает получить как награду за свою победу над ним. «Проклятье мне, коль стану я женой того, кого мечом не победила!» — восклицает она.

В состоявшемся единоборстве с Ахиллом Пентесилея не гнушается никакими средствами, чтобы одержать верх над человеком, который ей дороже всего на свете. Она натравливает на раненого Ахилла псов, сама терзает его тело зубами. Ее ненависть выливается в форму самой изощренной садистской жестокости. В «Пентесилее» Клейст изображает не роковую власть внешних обстоятельств, давящих на человека; его внимание привлек рок внутренний, неуправляемая разумом стихийная сила страстей, приводящая к трагическим последствиям. Клейст в трагедии стремился погрузиться в сумеречные глубины человеческой психики. В ней получили какое-то отражение неуравновешенные чувства, внутренние борения самого писателя, принимавшие порой болезненный характер. Не случайно он считал «Пентесилею» любимым своим произведением.

Менее значительна в идейно-эстетическом отношении драма Клейста «Кетхеи из Гейльброниа» (Das Kätchen von Heilbronn, 1808). В ней необычайно сильно звучат мистические мотивы. Не понимая истинных причин развития исторических событий, взлетов и падений отдельных исторических личностей, Клейст склонен был всюду видеть воздействие божественного промысла. Он верил в предопределенность человеческой судьбы. Эта вера руководит всеми поступками героини пьесы Кетхен, приемной дочери кузнеца Теобальда. Внутренний, мистический голос ей говорит о том, что ее ожидает блестящая будущность. Она не желает выходить замуж за парней своего социального круга. Появление рыцаря Веттера фон Штраля Кетхен воспринимает как перст судьбы. Ома считает, что ее долг следовать за ним, терпеливо сносить все оскорбления, выдержать все испытания. Кетхен не ошиблась в своем мистическом прозрении. Император признает в ней свою дочь, и, таким образом, становится возможным ее брак с фон Штралем,

В драме прославляется героизм покорности. Кетхен настойчиво добивается осуществления своей мечты, она активна, но ее активность особая, связанная с подчинением своей воли высшему долгу, понимаемому в религиозно-мистическом плане. Таким образом, в «Кетхен из Гейльброниа» в центре внимания автора человек, охваченный пафосом служения общему, сверхличному началу. Интересно, что Клейст избрал своей героиней девушку из народа. Он полагал, что в народной среде чаще встречаются цельные, героические натуры. В поведении Кетхен не чувствуется жертвенности. Она легко и радостно несет свой тяжкий крест, сохраняя все свое простодушие и доверчивость к жизни. Отсюда привлекательность ее образа.

Во второй период творчества Клейст создает пьесы отчетливо тенденциозные. Обращаясь к историческому прошлому, он ставит в них волнующие современность проблемы. Писателя особенно тревожила судьба порабощенной Германии, он непрестанно думал о возможности ее освобождения от иноземного гнета. В своих политических воззваниях, например в «Катехизисе немцев» (Kathechismus der Deutschen, 1809), и в художественных произведениях он призывает к борьбе с иноземными завоевателями. Весьма показательна в данном плане драма «Битва Германа» (Die Hermannsschlacht, 1808). Клейст драматизирует здесь один из ярких эпизодов немецкой истории — победу предводителя германского племени херусков Германа над легионами римского полководца Вара в Тевтобургском лесу (I в. н. э.). Драматурга вдохновила идея изображения победоносного отпора народа, казалось бы, непобедимым завоевателям. Воспевая мужество древних германцев, Клейст, разумеется, хотел, этим дать вдохновляющий пример своим соотечественникам.

В таком же призывном национально-патриотическом духе написана драма «Принц Фридрих Гомбургский» (Prinz Friedrich von Homburg, 1810). Драматург воскрешает одну из ярких страниц в истории Прусского государства — разгром немцами шведов под Фербеллином в 1678 г. Несмотря на свою очевидную националистическую направленность, пьеса была принята при королевском дворе в Берлине весьма сдержанно. Причина этого заключалась в том, что Клейст в противовес официальным прусским историкам увенчал лаврами победителя не курфюрста, а молодого принца Гомбургского, который, нарушив приказ, смело атаковал своей кавалерией неприятеля и одержал блистательную победу.

Драма отличается противоречивостью. Решив в лице принца Гомбурга покарать своеволие и возвеличить значение дисциплины, столь необходимой в борьбе с врагом, Клейст тем не менее опоэтизировал своего главного героя, наделил его тонкостью чувств, молодостью. Напротив, курфюрст, вопреки намерениям автора, выступает как воплощение казарменного начала. Правда, Клейст не до конца рисует принца привлекательным. Оказавшись под стражей, последний падает духом, признает свою неправоту и всецело оправдывает тот жестокий приговор, который его ожидает: «Я желаю увековечить смертью тот святой закон войны, который я нарушил перед лицом солдат». Таким образом, в драме торжествует общегосударственная точка зрения. Своеволие Гомбурга, хотя и исходившее из благородных побуждений, сломлено и осуждено. Пьеса критически заострена против тех, кто подрывает основы воинской дисциплины и тем самым нарушает принцип государственного единства, столь важный, по мысли Клейста, в период борьбы с угрозой иноземного порабощения. Драма изобилует намеками на современность. Ее антибонапартистская направленность совершенно очевидна: «Да будет ниспровергнут чужеземец, несущий иго нам! Да процветает свободный и счастливый бранденбуржец на собственной земле!»

Значительное место в художественном наследии Клейста занимают новеллы. В них разрабатываются в основном те же проблемы, что и в драматургии. И здесь Клейст ставит своего героя перед большими испытаниями, заставляя его жертвовать личными, сословными интересами ради сохранения основ государства, семьи. Семейно-государственное начало трактуется писателем как высший, общечеловеческий принцип организации жизни, которому должны быть подчинены все другие стороны общественных отношений людей.

В интересной новелле «Обручение в Сан-Доминго» (Die Verlobung in St. Domingo) Клейст обращается к революционным событиям современности, рисуя восстание негров против своих поработителей-французов. Кровавые расправы восставших над плантаторами рассматриваются им как возмездие за преступления белых. Угнетенные, по мысли Клейста, всегда имеют право бороться за свободу и мстить за нанесенные обиды. Так тема революции косвенно используется им для оправдания борьбы с Наполеоном и возможных ее кровавых эксцессов. Однако Клейст, в отличие от реакционных романтиков-националистов (Адам Мюллер и др.), не был подвластен национализму. Все подлинно человеческое трактуется им как сила, стоящая выше национальных предрассудков.

В самый разгар восстания дочь мулатки Бабекан Тони приютила в своем доме швейцарца Густава. Он покорил ее своей человечностью, высоким пониманием любви. Забыв о национальной вражде, Тони вступает с ним в свободный брак и ценой собственной гибели спасает ему жизнь. В новелле ярко показано торжество человеческого начала. «Обручение в Сан-Доминго»— свидетельство широты взглядов Клейста, его выхода за пределы слепой национальной ограниченности.

Гуманистическая струя сильна также в новелле «Землетрясение в Чили» (Das Erdbeben in Chile). С большой симпатией Клейст относится к Хиронимо и Хосефе, которые под влиянием могучего чувства вступают в неосвященный церковью союз. Однако в глазах людей, ослепленных христианской догматикой, они преступники. Герои гибнут от рук озверелой толпы религиозных фанатиков. Клейст осуждает жестокие церковные законы, он защищает естественное право человека на любовь. В этой новелле чувствуется увлечение Клейста идеями Руссо, его стремление поставить природное выше общественного, порожденного уродливой цивилизацией.

Самое замечательное произведение Клейста-прозаика — повесть «Михаэль Кольхаас» (Michael Kohlhaas, 1810). Она, как и все, созданное писателем, отличается большой противоречивостью. Идея социального бунта соседствует в ней с мыслью о необходимости подчинения законам. Несомненно одно: Клейст в повести резко разоблачает феодальный произвол, который приводит к тому, что честный человек, защищая справедливость, невольно втягивается в цепь тяжких преступлений. В этом произведении опять-таки слышатся отзвуки руссоистских идей.

Трагически складывается жизнь торговца лошадьми Михаэля Кольхааса. Феодал Венцель фон Тронка отнимает у него двух вороных коней. Кольхаас обращается с жалобой к курфюрсту и в суд. Он ищет правды, но нигде не может ее найти. И тогда Кольхаас решает восстановить попранную справедливость с помощью оружия. Он сжигает замок своего обидчика, создает отряд из верных ему людей, наводя страх и ужас на властителей страны. Так, по мысли Клейста, одно беззаконие породило другое. Кольхаас невольно оказался государственным преступником. Своим критическим острием повесть направлена против самоуправства феодалов, она изобличает их спесь — все те пороки, которые вызывают недовольство народа, становятся источником смут и революций. Клейст симпатизирует Кольхаасу. В его изображении — это мощный, подлинно народный герой, который, идя на верную смерть, ценой своей жизни стремится восстановить в стране законность, нарушаемую правящими классами. Следует отметить, что идея власти, основанной па твердых законах, обязательных для всех классов общества, почерпнута Клейстом из сочинений просветителей XVIII в. Характерно, что Кольхаас не ставит своей целью ниспровержение существующего строя. Избранный им путь он считает вынужденным, незаконным и охотно отказывается от вооруженной борьбы, как только открылась перспектива мирного, законного решения вопроса. Узнав, что Тронка понес наказание за свои беззаконные действия, Кольхаас с радостью всходит па эшафот. Ему кажется, что справедливость восстановлена и он может умереть спокойно. В своей новелле Клейст защищает устои феодально-монархического государства, основанного на соблюдений законов. Только в этом случае, по его мнению, в Германии будет царить мир и единство всех сословий, столь необходимые в годину тяжелых испытаний.

По типу своего миропонимания Клейст несомненный романтик. Он считает, что историей управляют роковые, неподвластные человеку силы. Жизнь не была им понята как процесс, развивающийся по своим естественным, рационально постижимым законам. Роковое начало борьбы стихийных страстей Клейст обнаруживал также в человеческой психике, тяготея к изображению сложных, внутренне противоречивых характеров. Отсюда напряженный психологизм и драматизм его творчества. Положительный герой Клейста — это, как правило, личность нравственно прекрасная, противопоставленная обществу с его беззаконием, бесчеловечными нравами. Клейст мечтал о таком монархическом строе, при котором господствовала бы гармония всех классов. Это, конечно, обычная утопия, но существенно то, что с высот своего утопического идеала писатель резко критиковал современные ему монархические порядки, достигая в этой критике наибольшей исторической конкретности. Достаточно в этой связи вспомнить образы Венцеля фон Тронка в «Михаэле Кольхаасе» и рыцаря фон Штраля в «Кетхен из Гейльбронна».

Признанием больших заслуг Клейста перед немецкой литературой явилось учреждение в 1911 г. премии его имени, которой были удостоены многие немецкие писатели (Л. Франк, А. Цвейг, Б. Брехт, А. Зегерс и другие).

© 2000- NIV