Приглашаем посетить сайт

История немецкой литературы.
Генрих Гейне (Heinrich Heine, 1797—1856)

Генрих Гейне

(Heinrich Heine, 1797—1856)

Великий поэт Генрих Гейне прошел трудный творческий путь. В ранних его произведениях нашли выражение идеи революционного романтизма. В зрелые годы, отражая в своем творчестве социально-политическое развитие современного ему европейского общества, борясь с эпигонами романтизма, он стал представителем критического реализма и близко подошел к пониманию роли пролетариата.

Положительное влияние на Гейне оказал Маркс. Энгельс назвал его «наиболее выдающимся из всех современных немецких поэтов» 1.

Гейне родился в Дюссельдорфе. Его детство прошло в период оккупации города войсками Наполеона.

В ноябре 1813 г. французские войска ушли из Дюссельдорфа, а в 1814 г. Наполеон был низложен. В Германии торжествовала реакция.

В 1819 г. Гейне поступил на юридический факультет Боннского университета. Там он слушал лекции известного романтика Августа-Вильгельма Шлегеля.

Из Боннского университета Гейне перешел в Геттингенский, потом в Берлинский и снова в Геттингенский университет, который окончил в 1825 г., получив степень доктора права.

В годы занятий в университете Гейне пишет свою первую трагедию «Альмансор» (Almansor). В этой романтической пьесе он заклеймил фанатизм испанских монахов. В другой трагедии — «Вильям Ратклиф» (William Ratcliff)—герой, разочаровавшись в лицемерии высшего общества, становится разбойником, он наводит страх и ужас на богатых и защищает всех обездоленных.

Эти ранние пьесы Гейне были гневным протестом против реакции, царившей в то время в Германии.

В 1827 г. поэт издал «Книгу песен» (Buch der Lieder). Это произведение было новым этапом в развитии немецкой поэзии. Оно состоит из циклов: «Страдания юности», «Лирическое интермеццо», «Опять на родине» и «Северное море».

Все стихотворения «Страданий юности» развивают тему неразделенной любви. В них в известной мере отразились события личной жизни поэта, его неудачная любовь к кузине Амалии, но в целом все они несут в себе обобщение, выражают мысли, настроения и переживания духовно богатого человека, страдающего в условиях феодальной действительности. «Страдания юности» являются поэтической исповедью пережившего драму влюбленного юноши. Поэт эмоционально описывает зарождение любви, свидание с любимой, разлуку с ней, сомнения и муки. Искренние чувства наполняют каждое стихотворение.

Лейтмотив «Страданий юности» заключается в том, что герой этого цикла, мечтающий об искренней любви, сталкивается с лицемерием и эгоизмом. Он живет в мире кошмарных видений и снов (раздел «Сновидения»). Любовь несет ему тяжкие страдания и ведет к гибели.

Поэт язвительными насмешками уничтожает своего противника— ничтожного аристократического щеголя:

Мне снился франтик — вылощен, наряден,
Шел на ходулях, ножки с ноготок,
Прекрасный фрак, как снег воротничок,
И что ж — внутри он грязен был и смраден.

(Пер. В. Левика)

Гейне высмеивает салонное общество, отвергнувшее его, плебея:

Я не хочу, чтоб сволочь золотая,
В шаблонных масках гордо выступая,
Меня к родне причислила своей.

(Пер. В. Левика)

В «Книге песен», особенно в циклах «Страдания юности» и «Лирическое интермеццо», сильно звучат романтические мотивы; однако Гейне не был сторонником реакционных романтиков, идеализировавших историческое прошлое. И хотя многие животрепещущие проблемы были неясны молодому поэту, его надежды устремлены не в прошлое, а в грядущее. Гейне знал, что без понимания жизни народа он не найдет дороги к этому будущему. Романтизм Гейне тесно связан с действительностью и носит прогрессивный характер. Поэтому не случайно одним из важных источников «Книги песен» был фольклор.

Гейне с интересом знакомился с народным творчеством, и это увлечение отразилось в его книге. «Романсы», включенные в цикл «Страдания юности», — доказательство этому. В них поэт широко использовал балладно-романсовую форму. Он явно подражал шотландским («Гонец»), испанским («Дон Рамиро») и немецким («Раненый рыцарь») балладам.

Романсы «Валтасар» и «Гренадеры» — подлинные шедевры этого раздела. В первом из них Гейне изобразил тирана, обреченного на гибель; второй романс был вызовом реакционерам из «Священного союза». Гренадеры, ветераны наполеоновских войн, были для Гейне солдатами свободы.

Второй цикл «Книги песен» — «Лирическое интермеццо» — новая ступень в разработке той же самой темы. Новое здесь — в открытом выражении любовных переживаний. Отбрасывая условные приемы изображения (фантастику, сновидения и т. п.), Гейне с предельной искренностью говорит о своих чувствах.

«Интермеццо» — лирический дневник поэта. Он открывается воспоминанием о счастливом дне, когда было сделано первое любовное признание:

В чудесный светлый майский день,
Когда повсюду пенье,
В тот день я ей признался
В желаньн и томленьн.
(Пер. М. Павловой)

Затем восторги любви сменяются горестным переживанием. Герой узнает, что возлюбленная ему изменила. Природа сочувствует страдающему юноше: соловьи стонут, никнут головки цветов. Поэт пытается снять тоску ироническим отношением к любви:

Я в сновидении плакал;
Мне снилось, что ты умерла.
Проснулся я — и влажной
Щека от слез была,
Я в сновидении плакал;
Мне снилось — я счастлив с тобой.
Проснулся я — и слезы
Все катятся рекой.
(Пер. Вл. Разумовского)

Появление иронии в лирике Гейне — свидетельство того, что поэт стремится освободиться от предмета своих страданий, возвыситься над ним через насмешку. Правда, ироническое отношение к героине не выходит у него за пределы мягкого юмора. Он все еще любит ее. Иной характер носит ирония Гейне там, где она касается состоятельных родственников возлюбленной и ее жениха. Тут смех становится средством выражения сатиры. Поэт подвергает злому осмеянию представителей буржуазно-аристократической среды, предельно заостряя их пороки,

Третья часть книги песен — «Опять на родине» — навеяна пребыванием поэта в Гамбурге — городе его неразделенной любви. Вновь нахлынули воспоминания о счастливо-горестных днях. Стихи, вошедшие в третью часть, отличаются большой жизненной конкретностью. Гейне делает ряд бытовых зарисовок, в лирическую тему он обычно вплетает иронию. Вот герой, например, встречает на улице своих родичей. Посыпались вопросы.

И я расспросил о кузинах,
О тетках, о скучной родне,
О песике, лаявшем звонко,
Который так нравился мне.
И после о ней, о замужней,
Спросил невзначай: где она?
И дружески мне сообщили:
Родить через месяц должна.
(Пер. В. Левина)

Для выражения своих страданий Гейне использует обобщенно-романтические образы. Так, цикл «Опять на родине» включает знаменитое стихотворение о Лорелее, имеющее фольклорный источник. В центре ее — образ пленительной, но жестокой красавицы, губящей своей красотой всех, кто ее видит. В изображении Лорелеи Гейне ближе к народно-песенному творчеству, чем Брентано. У романтиков Лорелея бросалась с утеса из-за неразделенной любви, у Гейне ома сама приносит страдание и гибель.

«Книга песен» завершается циклом «Северное море». Эта последняя часть имеет важное значение для творчества Гейне.

Если раньше природа дополняла и углубляла интимные переживания героя, то в стихотворениях «Северного моря» она рисуется как самостоятельная реальность. Такая поэзия для того времени, несомненно, была прогрессивной. Ведь большинство романтиков (Новалис, братья Шлегели, Вакенродер и другие) находились под влиянием философских теорий Шеллинга и Фихте. Одни из них были представителями фихтеанского идеализма и внешний мир считали только проекцией ощущений и эмоций личности. Другие разделяли взгляды Шеллинга и верили в то, что природа и человек лишь воплощают в разных формах объективную идею, являющуюся субстанцией мироздания.

Гейне в «Северном море» описывает природу как действительность, существующую независимо от идеи и сознания человека.

Он создал незабываемые художественные картины природы. Поэт изобразил многообразие морского пейзажа и различные события и сцены морской жизни. Море в изображении Гейне — символ свободы, мощи и красоты. Стихотворения «Сумерки», «Буря», «Приветствие морю» звучат как гимн бушующей непокоренной стихии.

В этом цикле он часто обращается к античному миру и трансформирует образы, созданные эллинами. Древняя Эллада глубоко интересовала многих писателей и мыслителей. Вннкельман, Лессинг, Виланд, Шиллер, Гете, Гельдерлин — все они испытали на себе воздействие античной культуры и стремились в соответствии со своим мировоззрением выяснить ее сущность.

Гейне считал античность колыбелью гармонического искусства, отрицающего мистицизм и утверждающего красоту бытия. Его увлекал оптимизм и гуманизм творений древних авторов. Поэт не разделял внеисторических взглядов на эллинизм Шиллера, высказанных им в стихотворении «Боги Греции». Гейне написал произведение под таким же названием. Здесь он не только оспаривает мнение Шиллера, но отчетливо выражает историческую точку зрения на античность. Достижения эллинской культуры он расценивал как определенный этап развития человечества.

В «Северном море» Гейне выступил первоклассным мастером интонационного стиха. Смена ритмов, богатство рифм, звукопись, гиперболы, игра слов, чередование повторов, сарказм и патетика — все эти поэтические средства подчинены одной цели — ясному выражению мировоззрения и мироощущения поэта.

«Книга песен» вызвала различную оценку критики. Некоторые литературоведы считали Гейне поэтом мимолетных настроений, смутных рефлексий, скептиком и даже родоначальником импрессионизма, но все эти определения поверхностны. Гейне вошел в поэзию как тонкий лирик, как выдающийся мастер в передаче тончайших движений души и сердца. Чувство в его лирике незаметно переходит в мысль, заключает в себе большие обобщения. В лирической поэзии Гейне обобщены страдания, тревоги передовых людей 20-х гг. XIX века, живущих в условиях социального гнета, выражена глубокая вражда к современному общественному строю.

«Книга песен» — замечательный памятник немецкой литературы. Лирические мотивы, глубокие эмоции, колоритные пейзажные картины и мелодичность ее волновали многих русских и европейских музыкантов. Чайковский, Римский-Корсаков, Бородин, Рахманинов, Шуберт, Шуман, Лист и Григ создали на стихи Гейне много романсов и песен.

20-е годы были для Гейне весьма знаменательными. Если его «Книга песен» прокладывала новую дорогу для развития поэзии, то «Путевые картины» (Reisebilder) явились новаторским прозаическим произведением. Гейне долго работал над ними. Первый том «Путевых картин» он выпустил в 1824 г., а четвертый — в 1830.

В то время в Германии многие писатели публиковали книги о своих путешествиях и скитаниях. Большинство таких произведений скрупулезно описывали дорожные впечатления или посвящались пространным и часто скучным рассуждениям о виденном и пережитом.

«Путевые картины» Гейне необычны во многих отношениях. Они — образец лирической романтической прозы. Писателя не интересуют мелкие события и происшествия. Свое внимание он сосредоточивает на внутренних переживаниях и значительных явлениях общественной жизни. Поэтому его «Путевые картины» являются художественным синтезом лирики и публицистики, и отдельные прозаические куски их звучат как стихотворения в прозе. Все эти особенности определяются идейным содержанием произведения, а не являются формальными новациями.

В «Путевых картинах» Гейне решает политические задачи своего времени и раскрывает конфликт ищущей справедливости личности со старым обществом. Он и здесь, как и в «Книге песен», выступает против социальных, моральных и религиозных устоев феодально-буржуазного строя. В «Путевых картинах» усиливаются сатирические мотивы. Экономика, политика, право, воспитание, наука, искусство и религия — объекты остроумных и язвительных атак Гейне.

«Путевые картины» состоят из четырех частей. Первая часть — «Путешествие по Гарцу» начинается стихотворением. Оно эмоционально выражает настроение поэта. Ему надоело слушать пустые разговоры, он не хочет видеть людей, одетых во фраки, и от этой чопорной толпы бежит на лоно природы. С высоких горных вершин поэт будет презрительно смотреть на маскарад житейской пошлости.

«Путешествие по Гарцу» — произведение о странствиях писателя. На дороге путник встречает упитанного самодовольного розовощекого мещанина из Гослара. Беседуя с писателем, бюргер откровенно высказывает свои взгляды. Он — защитник библейских канонов. По его мнению, бог создал мир целесообразно, поэтому все на земле хорошо. Свои теологические воззрения филистер из Гослара считает неопровержимыми. Гейне уничтожает его «философию» остроумным художественным приемом. Природа в присутствии этого пошляка теряла свои краски и голоса. Одно его присутствие убивало, как чумное дыхание, радость жизни. А как только он ушел, все вокруг засверкало и запело. Так зло Гейне осмеивал проповедников средневековой теологии.

Описывая развалины замков, ушедшие в прошлое рыцарские турниры, поэт отрицательно отзывается о вельможах и направляет против них стрелы своей сатиры. Автор видел, что старый мир гибнет под натиском буржуазии. Гейне отмечал: «Мы живем в особо примечательные времена: тысячелетние соборы срываются, а имперские короны сваливаются в чуланы».

Но поэт не только осуждал феодализм, он резко критиковал и буржуазное общество. Он язвительно писал об официальной системе образования, о лженауке, схоластах-профессорах. Гейне, например, так характеризовал население одного из древнейших университетских городов Германии — Геттингена: «В общем жители города Геттингеиа делятся на студентов, профессоров, филистеров и скотов, каковые четыре сословия, однако, далеко не строго различаются между собой, сословие скотов — преобладающее... Число геттингенских филистеров должно быть очень велико: их — как песку или, лучше сказать, как грязи на берегу моря...»

Гейне осуждал и националистов. В период наполеоновских войн поэты Арндт и Шенкендорф стремились сплотить немецкую нацию против завоевателей, но при этом фактически становились на позиции шовинизма. Гейне был органически противен любой национализм. Поэтому не случайно в «Путешествии по Гарцу» он нарисовал отвратительный портрет немецкого шовиниста: «То был человек из эпохи, когда вши благоденствовали, а парикмахеры боялись умереть с голоду. Его длинные волосы болтались, на нем был рыцарский берет, черный сюртук старонемецкого покроя, грязная рубашка, исполнявшая одновременно обязанности жилетки, и под нею — медальон с клочком волос, принадлежавших белому блюхеровскому коню. С виду это был дурак в натуральную величину».

Путешествуя по горам Гарца, поэт познакомился и с людьми, которые его восхищали. Гейне посетил серебряные рудники в Клаустале, беседовал с рабочими. Их искренность, трудолюбие и душевная щедрость возбудили в сердце поэта горячее чувство симпатии к ним. Он поэтически описал домик простого рудокопа в стихотворении «На горе стоит избушка» и нарисовал образ мальчика-пастуха. Гейне всем сердцем полюбил скромных тружеников, но видел, что они лишены элементарных прав и живут под гнетом власть имущих.

Вторая часть «Путевых картин» — «Идеи. Книга Ле Гран» (в нее Гейне включил раздел «Северное море»)—существенно отличается от «Путешествия по Гарцу».

Образ Ле Грана — центральный образ этой части. Еще в детстве воображение Гейне поразил барабанщик наполеоновской армии Ле Гран. Он, представитель народа, был для него выразителем всего нового. Шли годы, и для поэта этот образ приобретал все более важное значение. Гейне противопоставлял барабанщика охранителям старого порядка. В изображении писателя Ле Гран был человеком действия и солдатом свободы.

В этой книге поэт идеализировал Наполеона. Для него Бонапарт был не завоевателем, а носителем прогресса, продолжателем революции. Позднее о Наполеоне Гейне будет судить объективнее.

Критикуя современное ему общество, писатель в «Книге Ле Гран» высказывает антибуржуазные мысли и с восторгом пишет о «красном марше гильотины», т. е. по существу призывает народ к борьбе с угнетателями.

В композиционном отношении «Книга Ле Гран» очень сложное произведение. Художник свободно переходит от одной темы к другой. Воспоминания детства, лирические отступления чередуются здесь с размышлениями автора.

Реальное изображение исторических событий, глубокий подтекст, образный язык, тонкая ирония и злая сатира — все это характерные особенности этой части.

В третьей части «Путевых картин», которую Гейне назвал «Италия. Путешествие от Мюнхена до Генуи» (сюда вошел и очерк «Луккские воды») он описал картины социального неравенства, роскоши и нищеты и высказал мысль о том, что Европа все увереннее становится на путь освобождения от рабства.

«Английские отрывки» — последняя часть «Путевых картин» (она объединяет «Поздние добавления» и набросок «Город Лукка»). Эта часть примечательна своим антибуржуазным содержанием.

Живя в Англии, Гейне наблюдал развитие капиталистических отношений. В его изображении огромный Лондон напоминает ад. Лондонская жизнь полна резких контрастов. Писатель с возмущением отзывается об обществе, в котором господствует закон купли-продажи. Для Гейне английский капитализм означает новый вид человеческого рабства.

Гейне понимал, что дальше народы так жить не могут. И когда в 1830 г. во Франции началась революция, он восторженно приветствовал ее. Известие об этом событии, полученное поэтом на о-ве Гельголанде, он назвал «солнечными лучами, завернутыми в бумагу».

Ему душно было жить на родине. После окончания университета он тщетно пытался получить профессуру в Мюнхене и адвокатскую практику в Гамбурге. С известием о революции Гейне решил покинуть Германию и переехать в Париж.

Культурная жизнь в Париже била ключом. Это был период расцвета критического реализма в литературе. Гейне познакомился там со многими выдающимися писателями и поэтами — Беранже, Бальзаком, Жорж Санд и другими.

Гейне увлекается идеями Сен-Симона, читает работы других утопических социалистов.

Его интересует политическая борьба, и поэтому в эти годы он в основном пишет публицистические сочинения.

Гейне хотел познакомить соотечественников со всем новым, что возникало в общественной жизни Франции, и с большим увлечением, начиная с 1831 г. писал корреспонденции во «Всеобщую Аугсбургскую газету». Вскоре он собрал их в одну книгу и в 1832 г. опубликовал ее под названием «Французские дела» (Französische Zustände).

Эти корреспонденции разнообразны по темам. В них писатель нарисовал портреты многих политических деятелей. Он показывает реакционную сущность монархистов, критикует политику короля Луи Филиппа и убеждает читателей в том, что народ, совершивший июльскую революцию 1830 г., был обманут буржуазией. Все плоды этой революции присвоили себе финансисты, а положение людей труда осталось прежним. Он с горечью писал о том, что «отныне будут господствовать банкиры». Один из вдохновителей «Священного союза» канцлер Австрии Меттерних понимал антиправительственную сущность корреспонденции Гейне и приказал редакции газеты не печатать его очерков.

В 1833 г. писатель публикует книгу «Романтическая школа» (Die romantische Schule), а в 1836 г. выходит более полное ее издание. Это произведение решает основные эстетические и литературные проблемы. Написано оно в форме живого очерка. Гейне выступает в нем как глубокий знаток немецкого романтизма. Он тщательно прослеживает истоки этого литературного течения, его теорию и практику. По мнению автора, романтики развивали тенденции средневекового искусства. Гейне рассматривает романтизм исторически, он считает, что на возникновение этого направления оказали влияние наполеоновские войны и формирование капитализма.

Гейне не ограничился историко-литературным анализом романтического направления, он дал ему и классовую оценку. Критик подчеркивал реакционную сущность многих произведений романтиков и писал об «аристократическом чудовище», которое «высовывало в это время свою безобразную голову из мрачных лесов немецкой литературы».

Гейне был далек от узкого, тенденциозного отношения к романтизму. Критикуя реакционных романтиков, он отмечал их положительную роль в борьбе со складывающимися буржуазными отношениями.

В «Романтической школе» Гейне сделал обзор немецкой литературы XVIII и XIX вв. Его симпатии на стороне писателей социально активных, готовящих своим творчеством завтрашний день. Отсюда высокая оценка им Шиллера и Лессинга. В Лессинге Гейне восхищает то, что тот «писал во имя великих идей революции», «разрушил Бастилии мысли», «участвовал в сооружении храма свободы» (книга первая).

Отношение Гейне к Гете двойственное. Он ценит его как великого художника, но порицает за общественную пассивность. «Поэзия Гете не порождает действия, как создания Шиллера»,

Но вместе с тем Гейне не отрицает большого общественного значения творчества Гете в другом плане: оно приучало любить жизнь, непочтительно относиться к религиозному аскетизму. Гейне отмечает ненависть к Гете клерикалов. «Они боялись его влияния на народ, которому он внушал свое мировоззрение через свою улыбчивую поэзию, через самые непритязательные из своих песенок».

В годы юности Гейне увлекался идеализмом. Но шло время. Он познакомился с жизнью народов, классовой борьбой, и под влиянием этого у него сложилось новое отношение к философскому идеализму. Результатом долгих раздумий и серьезных исследований было его произведение «К истории религии и философии в Германии» (Zur Geschichte der Religion und Philosophie in Deutschlahd, 1834).

Историю немецкой философии Гейне рассматривает как историю духовного освобождения от устаревших идеалистических принципов. Генезис идеалистических систем в Германии он связывает с общественным движением и считает их «сновидениями французской революции». Гейне утверждал, что философская немецкая революция была только увертюрой к социально-политической, и предсказывал, что вскоре по Германии пронесется гигантский очистительный шквал. Он писал: «Не смейтесь над фантастом, ожидающим в мире явления той самой революции, которая уже произошла в области духа. Мысль предшествует делу, как молния грому. А немецкий гром, конечно, тоже немец, он не особенно подвижен и приближается с некоторой медлительностью; но он грянет... В Германии будет разыграна пьеса, в сравнении с которой французская революция покажется лишь безобидной идиллией».

В этой работе автор проявил философскую прозорливость. Он раньше всех увидел глубокую и тонкую связь немецкой идеалистической философии с революционным движением. В то же время он показал ограниченность философского идеализма.

Гейне был в числе немногих, понявших революционный характер диалектики Гегеля и сделавших из нее радикальные выводы. Эту его философскую проницательность высоко оценил Энгельс.

Гейне решительно отвергает католицизм и христианство и называет всякую религию религией рабов.

Писатель приходит к пониманию того, что ответы на вопросы современности надо искать в реальной жизни и в революционной борьбе.

В 1840—1843 гг. Гейне снова сотрудничает во «Всеобщей Аугсбургской газете». Статьи, напечатанные на ее страницах, вошли в другую его книгу «Лютеция»2 (Lutetia, 1840—1847).

В «Лютеции» даны хроника и анализ политической жизни Франции.

Франция, подпавшая под власть узурпаторов и фабрикантов, — единственный герой «Лютеции». Гейне видел, что в стране назревает новая революция. Его не могли обмануть кажущееся внешнее спокойствие, самодовольство жиреющей буржуазии и самоуверенность правительства.

Гейне и в публицистике оставался прежде всего художником. Он использовал в своих корреспонденциях памфлетные, фельетонные, очерковые и даже новеллистические приемы. Свои мысли писатель почти всегда выражал в конкретных и типичных образах.

В те годы во Франции нашли себе убежище многие немецкие эмигранты. В Париже жило много радикалов, последователей известного немецкого публициста, автора «Парижских писем» Людвига Берне, представлявшего себе будущее в виде республики мелких лавочников. Гейне с ним встречался еще в 1815 г. во Франкфурте. Он сочувственно относился к борьбе Берме против прусского деспотизма, но даже и в те годы его отталкивал рационализм Берне, его сугубо утилитарные взгляды на искусство и отрицательное отношение к таким сложным явлениями культуры, какими были поэзия Гете и философия Гегеля.

В Париже, общаясь с Берне и его друзьями, Гейне яснее увидел их сектантскую замкнутость. Он решил высказать свое мнение о радикалах и их руководителе Людвиге Берне. Так появился памфлет «Людвиг Берне» (Ludwig Börne, 1840), в котором осуждены мелкобуржуазные радикалы.

С мелкобуржуазным радикализмом Гейне борется и в дальнейшем. В 1841 —1843 гг. он пишет политическую поэму «Атта Троль» (Atta Troll), выдержанную, по его признанию, «в причудливой, мечтательной манере той романтической школы», в которой он провел «самые приятные годы своей юности» и под конец «высек учителя».

Дань романтизму в «Атта Троль» Гейне отдает тем, что пишет произведение, свободное от дурной тенденциозности, распространенной в творчестве «младогерманцев», поэтов радикального направления, у которых образ превращался в простое средство политической пропаганды:

Повинуясь лишь капризу,
То галопом, то на крыльях
Мчится в сказочное царство
Мой возлюбленный Пегас,

(Пер. В. Левика)

Однако Гейне в «Атта Троль» отнюдь не поэт «чистого искусства». Он тенденциозен, но в хорошем смысле слова. Поэма сатирична. В образе медведя Гейне высмеял немецких радикалов с их эстетическим примитивизмом, пошлыми взглядами на социализм как на царство всеобщей уравниловки, несущее гибель красоте. Одновременно Гейне издевается над немецкими националистами, над поэтом швабской школы Пфицером, превращенным в мопса, и т. д. Всю свою злость на радикалов Гейне выразил в эпитафии на могиле Троля:

Троль, медведь тенденциозный,
Пылок, нравственен, смиренен,
Развращенный духом века,
Стал пещерным санкюлотом.
Плохо танцевал, и доблесть
Гордо нес в груди косматой.
Иногда зело вонял он,
Не талант, зато характер.

В годы, предшествовавшие революции 1848—1849 гг., в Германии появилась замечательная фаланга политических поэтов. «Песни ночного сторожа» Димгельштедта, «Неполитические песни» Фаллерслебена, «Стихи живого человека» Гервега, стихи «истинных социалистов», наивно веривших в мирный переход от феодализма, минуя капитализм, к социализму, — все эти произведения воспевали свободу. Но их абстрактность была чужда Гейне. Он создавал не лозунговые, а полнокровные стихотворения. Поэт решал трудную задачу—он прокладывал дорогу политической лирике.

Плодотворное влияние в этот период на него оказал Карл Маркс. Гейне познакомился с вождем рабочего класса в 1843 г. в Париже. Как известно, в это время Маркс издавал «Немецко-французский ежегодник». Гейне стал частым гостем Маркса. Благодаря Марксу он переходит на позиции реализма и, оставаясь по стилю романтиком, пишет произведения, насыщенные революционными идеями.

Политические стихи, написанные в 1839—1844 гг., Генрих Гейне включил в сборник «Современные стихотворения» (Zeitgedichte, 1844). В них он сражался за свободу народа на аванпостах политической борьбы. Он метко направлял свой «мстительный свинец» в «мерзостные брюха» врагов.

Все стихи этой книги развивают одну главную мысль. Гейне призывает немецкий народ к бескомпромиссным сражениям со всем буржуазно-феодальным миром. В этих стихах Гейне, используя гротеск, иносказания, шарж, наносит меткие удары по защитникам реакции, создает уродливые, иногда утрированные образы монархов, шовинистов и предателей народных интересов. Эти образы конкретный в то же время типизированы.

В стихотворении «Подкидыш» он называет ублюдком представителя прусской династии Гогенцоллернов:

Нет нужды мне назвать вам гада, —
Но утопить иль сжечь его надо!

(Пер. Л. Пеньковского)

«Подкидыш» Гогенцоллерн —собирательный образ, он воплощает в себе характерные черты немецких королей. Гейне ненавидел их и не скрывал этого. В «Романсной саге» поэт сатирически изобразил их генеалогию. Он заявил, что родоначальником прусских монархов был жеребец, и поэтому в их жилах течет конская кровь, а их речь напоминает ржанье. Они, по его мнению, «звери с головы до ног». Плотью от плоти своих предков считает Гейне и Фридриха-Вильгельма IV, на которого либералы возлагали большие надежды. Поэт обнажает истинную основу его политики — демагогию.

Гейне не только прибегал к прямым выпадам против врагов народа, но различными приемами вскрывал недостатки современного ему общества.

Отрицательные явления он описывал как положительные и этим усиливал иронию. Так, изображая «Мир навыворот», он писал:

Телята жарят поваров,
И доют баб коровы;
В бой за свободу науки и свет
Идут христианские совы.

(Пер. Ю. Тынянова)

Превращая священников в ратоборцев за научный прогресс, Гейне этим самым развенчивал их обскурантизм.

Поэт включил в свой сборник не только сатирические, но и революционные произведения. К ним в первую очередь необходимо отнести стихотворение «Силезские ткачи».

В 1844 г. ткачи Силезии поднялись против предпринимателей Цванцигера и Дирига. Правительство подавило восстание. Многие писатели посвятили этому драматическому событию талантливые произведения, но в них они лишь выражали свое сочувствие ткачам или оплакивали их участь. Гейне же под влиянием дружбы с Марксом оценил значение восстания ткачей с революционных позиций.

Два мотива пронизывают стихотворение: мотив резкого осуждения короля, церкви и старого строя, на которых держалась феодально-буржуазная система, и мотив революционный: Гейне высказал в «Силезских ткачах» уверенность в том, что королевскому деспотизму и лживой церкви саван соткут пролетарии:

Угрюмые взоры слезой не заблещут!
Сидят у станков и зубами скрежещут:
«Германия, саван тебе мы ткем,
Вовеки проклятье тройное на нем!
Мы ткем тебе саван.
Будь проклят бог! Нас мучает холод,
Нас губит нищета и голод,
Мы ждали, чтоб нам этот идол помог!
Но лгал, издевался, дурачил нас бог.
Мы ткем тебе саван».

(Пер. В. Левика)

В стихотворении нет индивидуализированных образов. Поэт показал рабочий класс как единый коллектив. Но тем не менее эта предельная типизация не превратилась в абстракцию. Гейне ввел в ткань своего стихотворения много очень характерных деталей из жизни ткачей. Они усилили образность, эмоциональность стихотворения и придали ему правдивость и убедительность. В «Силезских ткачах» Гейне интересно использовал прием повтора. Рефрен, завершающий каждую строфу стихотворения,— «Мы ткем тебе саван», — повторяясь несколько раз, подчеркивает твердую уверенность рабочих в гибели отживающего общества и их веру в свою победу.

В 1844 г. Энгельс в статье «Быстрые успехи коммунизма в Германии» утверждал, что стихотворение «Силезские ткачи» Гейне «является одним из самых сильных поэтических произведений, известных мне...»3.

Морис Торез в книге «Сын народа» писал, что «Гейне, подлинно революционный поэт и друг Маркса, вложил всю свою ненависть к эксплуататорам в «Песню силезских ткачей».

Создавая «Современные стихотворения», Гейне мучительно искал ответ па вопрос о том, в чем заключается роль поэта, какие задачи он должен решать своим творчеством. Ему чужды были произведения консервативных и либеральных писателей. Только в революции Гейне видел могучее средство, которое может излечить человечество от социальных недугов.

Поэт высказал скептическое отношение к тем литераторам, которые воспевали свободу «вообще». Такие произведения никого не затрагивали и никого не волновали.

В стихотворении «Политическому поэту» Гейне так характеризовал подобных писателей:

Раб любит о свободе петь
Под вечер в заведенье,
От этого питье вкусней,
Живей пищеварение.

(Пер. В. Левика)

Поэтов, любящих пустые «левые» фразы, он высмеял в стихотворениях «Тенденция», «Ночному сторожу» и «К Георгу Гервегу».

Истинное назначение писателя Гейне видел в действенной, конкретно-образной поэзии. Либеральным литераторам он противопоставлял поэта-трибуна, поэта-революционера. Образ такого писателя он раскрывает в стихотворениях «Теория», «Только подождите» и «Гимн». Стихотворение «Теория» является программой революционной поэзии. Поэта автор уподобляет барабанщику, которому дает такой наказ:

Людей барабаном от сна буди,
Зорю барабань в десять рук,
Маршем вперед, барабаня, иди,
Вот тебе смысл всех наук!

(Пер. Ю. Тынянова)

Но у Гейне возникают и сомнения. Он не видит в Германии тех сил, которые могли бы повести угнетенный народ к революции. Эти сомнения он высказал в стихотворениях «Жизненный путь» и «Ночные мысли».

Глубокое политическое содержание «Современных стихотворений» Гейне не мог выразить в старых песенных формах. О нашел для них новое художественное воплощение. Поэт использовал в сборнике элементы публицистичности, приемы ораторской речи и двухсложные, а не трехсложные стихотворные размеры.

Энгельс так отозвался о «Современных стихотворениях»: «Кроме того, Генрих Гейне, наиболее выдающийся из всех современных немецких поэтов, примкнул к нашим рядам и издал том политических стихов, куда вошли и некоторые стихотворения, проповедующие социализм»4.

Сборником «Современные стихотворения» Гейне открыл новые перспективы для развития политической поэзии. Он повлиял на творчество многих крупных революционных поэтов Германии вплоть до наших дней. Бехер, Куба и Фюрепберг многим обязаны Гейне.

Вершиной творческого взлета Гейне несомненно является поэма «Германия. Зимняя сказка» (Deutschland. Ein Wintermärchen, 1844). Она написана под влиянием общения с Карлом Марксом. Отдельные ее главы печатались в газете немецких эмигрантов «Форвартс», к которой близко стоял Маркс. Поэма подводит итог идейной эволюции Гейне.

Гейне жил во Франции, по всегда помнил о Германии. Поэт стремился увидеть и узнать, как живет, о чем думает и мечтает его народ. Поэтому он дважды, несмотря на трудности, преодолевая бюрократические барьеры, посетил родину. Он побывал в Германии в 1843 и 1844 гг. Писатель жадно изучал жизнь крестьян, рабочих, чиновников, дворян, буржуазии; он побывал во многих городах и местечках.

Тяжкое положение народа, встречи с земляками, разговоры с представителями разных слоев общества волновали его. Гейне воочию убедился в том, что в Германии не произошло никаких кардинальных изменений. В его сознании возникла мысль о создании поэмы, в основу которой легли бы непосредственные наблюдения во время путешествия по Германии.

Сюжет поэмы в известной мере напоминает «Путевые картины». Поэма не имеет определенной канвы. Содержание ее составляет немецкая действительность, описанная Гейне в форме путевых картин и сновидений поэта.

Какой же увидел Гейне отчизну накануне событий 1848— 1849 гг.? На границе писателя встретили прусские чиновники. Они тщательно обыскали его чемодан. Но контрабанды не нашли, так как, по остроумному замечанию автора, она была у него в голове.

Он услышал, как простая девушка пела песнь отречения от земных благ, которую поэт назвал песней рабов; увидел недостроенный чудовищный Кельнский собор — Бастилию немецкого духа; увидел, что обездоленный народ верил в религиозные сказки и мечтал о лучшей жизни на небесах, что средневековые идеалы закабаляли души немцев. Такую Германию поэт знал и раньше.

Поэма включает в себя много романтических моментов. Например, автор, как с живым человеком, разговаривает с «отцом Рейном» (глава V) и доверительно беседует с богиней Гаммонией, покровительницей города Гамбурга (главы XXII— XXVI).

Используя романтические приемы, поэт развенчивает мифы консервативных романтиков и показывает настоящую жизнь современной ему Германии. Особенно решительно Гейне расправился со средневековыми иллюзиями в XIV—XVI главах своей поэмы, посвященных Ротбарту, — императору XII в. Фридриху Барбароссе. Все националисты считали этого монарха своим кумиром. Они создали миф о том, что он не умер, а живет с войском в пещерах горы Кифгайзер. Но придет время для освобождения Германии, и император выйдет из этих пещер с полками и навеки укрепит могущество немцев и осуществит воссоединение Германии.

Поэт сам был сторонником единства своей родины, но он был уверен, что она будет освобождена и станет сильной только тогда, когда народ свергнет власть деспотов, что эту задачу сможет разрешить только революция.

Мрачные картины жизни немецкого парода, нарисованные в поэме, потрясли читателей своей правдивостью и реализмом. Но Гейне был уверен в том, что социальный шторм приближается и скоро грянет революция. А когда вспыхнет восстание, очистительная буря освободит немцев от пут рабства. Свободный, трудолюбивый парод создаст новое общество, где каждому хватит всех земных благ. Но это будущее, по его мнению, не придет по мановению волшебного жезла, его надо завоевать в тяжелой н жестокой борьбе. Эти мысли и настроения поэт высказал уже в первых главах «Германии»:

При жизни счастье нам подавай!
Довольно слез и муки!
Отныне ленивое брюхо кормить
Не будут прилежные руки.
А хлеба хватит нам для всех —
Устроим пир на славу!
Есть розы, и мирты, любовь, красота,
И сладкий горошек в приправу.

(Пер. В. Левика)

«Германия» — поэма глубоких обобщении. В ней Гейне резко осудил весь строй старой Германии. Особенно отчетливо это выражено в кельнском эпизоде (VI и VII главы), в котором поэт вынес решительный приговор всем защитникам старого общества.

Основное содержание поэмы раскрывают два аллегорических образа. Первый из них — это прусский орел, «скверная птица» — символ старого общества. Поэт страстно ненавидит его и осмеивает эту «гнусную тварь» во многих эпизодах своей поэмы.

Второй — это «человек с топором», который сопровождает поэта-путешественника на протяжении почти всей поэмы. Этот образ — символ народа, могильщика прусского юнкерства, феодального государственного строя, который своим топором подрубит устои несправедливого общества.

Тема разрушения несовершенной социальной системы пронизывает всю поэму. Гейне был уверен в том, что народ завоюет свободу и создаст на земле новую жизнь, новые социально-политические отношения. Гейне воплотил эти мечты и надежды в аллегорическом образе юной Европы, которую обнимает прекрасный гений свободы. Эти же идеи он выразил и в финале поэмы. Обращаясь к новому поколению, поэт говорил:

Растет поколенье новых людей
Со свободным умом и душою,
Без наглого грима и подлых грешков, —
Я все до конца им открою.
Растет молодежь — она поймет
И гордость и щедрость поэта,
Она возрастет в жизнетворных лучах
Его сердечного света.

(Пер. В. Левика)

Несмотря на то что «Германия» состоит из отдельных путевых картин, в идейно-художественном отношении это целостное произведение. Все фрагменты в ней объединены лирическими размышлениями и сатирическими рассуждениями основного героя — странствующего поэта. Она является органическим соединением лирики, эпоса и публицистики. Все образы поэмы, в том числе и фантастические, включают реальное содержание.

Поэма заполнена пейзажными описаниями, и все они имеют социально-политический смысл. Дождливая погода, описанная Гейне, подчеркивает серость, убогость немецкой жизни. Жанровые сцены развертываются на мрачном фоне. В Аахене поэт видит собак, которые будто бы просят прохожего дать им пинка, так как они погибают от скуки. Старый Рейн, утомленный стихами бездарных поэтов, хочет утопиться. Богиня Гаммоння, не зная, что делать, от безделья пьет ром.

«Германия» написана дольником. В поэме встречаются и элементы народно-балладной формы. Многообразна лексика поэмы. Возвышенная речь часто сменяется прозаической. Поэт прибегает к разговорным оборотам, исторической, политической терминологии и вульгаризмам.

В 1846 г. Гейне тяжело заболел, а с 1848 г. восемь лет лежал, парализованный недугом, испытывая физические мучения, в «матрацной могиле».

В 1848 г. в Германии началась революция. В это время Маркс просит Гейне сотрудничать в «Новой Рейнской газете», и хотя тот соглашается, болезнь мешает ему осуществить это.

Но, преодолевая страдания, поэт продолжал работать. За период с 1848 по 1851 г. Гейне написал много стихотворений, которые вошли в его новый поэтический сборник «Романцеро» (Romanzero), состоящий из разделов: «Истории», «Ламентации» и «Еврейские мелодии».

В первый цикл «Романцеро» включены исторические баллады. В них Гейне снова выступил против душителей свободы и врагов прогресса. В стихотворении «Шельм фон Берген», в котором палач по капризу короля становится знатным вельможей, осмеивается генеалогия дворянства. «Царь Давид» — злая пародия на библейского деспота. В цикле нет бессюжетных стихотворений. Все баллады являются короткими новеллами, в основе которых лежат мифологические, исторические и современные сюжеты.

Во втором разделе Гейне поместил произведения, в которых он вспоминал свою прошлую жизнь и печально размышлял о современности. В стихотворении «В октябре 1849 г.», написанном под впечатлением поражения революции в Германии и Австрии, поэт описывал мрачные годы реакции, наступившие после разгрома революции, зловещую тишину, воцарившуюся в Европе после вооруженных восстаний, и выразил сочувствие венгерским борцам.

Последнее стихотворение этого раздела «Enfant perdu» — страстная исповедь поэта, отдавшего тридцать лет борьбе за освобождение народа. Несмотря на внутренние сомнения, противоречивое отношение к коммунистическим идеалам, Гейне до конца оставался верен своим революционно-демократическим убеждениям. Об этом он сам заявил откровенно и прямо:

Свободен пост! Мое слабеет тело...
Один упал — другой сменил бойца!
Но не сдаюсь! Еще оружье цело,
И только жизнь иссякла до конца.
(Пер. В. Левика)

На протяжении многих лет Гейне беспощадно сражался с лицемерием церковнослужителей. Врагом попов он оставался до конца своей жизни. Наглядная иллюстрация этому— стихотворение «Диспут», помещенное в «Еврейских мелодиях»,— третьем разделе сборника. Раввин и францисканский монах спорят друг с другом перед королевской четой. Каждый из них стремится доказать превосходство своей религии. Но когда у королевы спросили, кто из них прав, она с презрением сказала, что оба они воняют. Так остроумно обличает Гейне представителей разных религий.

Болезнь и поражение революции вызвали у Гейне мучительные мысли. Высмеивавший вульгарные представления о социализме, он сам стал критически относиться к идеям коммунизма и атеизма. Гейне научно не представлял себе характера будущего общества и думал, что оно будет построено на принципах уравниловки. Эти мысли поэт высказал в стихотворении «Бродячие крысы». Но эти скептические настроения были не характерны в целом для творчества поэта-революционера.

Гейне всегда был поборником прогресса и передовых идей своей эпохи. Это доказывают его поздние стихотворения. В «Ослах-избирателях», «Кобесе I», «Короле Вислоухом I» он продолжал осмеивать либералов, болтунов и палачей парода, потопивших в крови революцию 1848—1849 гг. Стихотворение «Невольничий корабль» резко осуждает рабовладельцев и колонизаторов.

За несколько дней до смерти Гейне познакомился с первым и самым значительным поэтом немецкого рабочего класса Георгом Веертом. Веерт считал Гейне своим учителем, посылал ему искренние, взволнованные письма и, путешествуя по странам Латинской Америки, часто вспоминал «мага и волшебника» немецкой революционной поэзии. Гейне считал Веерта своим искренним другом.

Умер Гейне в Париже.

В России Генрих Гейне был одним из любимейших западноевропейских поэтов. Его переводили Лермонтов, Тютчев, Фет, Блок. В советское время неоднократно переиздавались сочинения Гейне в переводах Ю. Тынянова, В. Зоргенфрея, В. Левика и др.

С любовью и уважением относились к немецкому поэту русские революционные демократы. Белинский называл Гейне «энтузиастом свободы». Чернышевский характеризовал его как мужественного борца за социалистические идеалы. Добролюбов утверждал, что поэзия Гейне пробуждает от сна дремлющие силы народа. Писарев в статье «Генрих Гейне» отмечал революционный характер творчества поэта и одновременно критиковал его за непоследовательность, которую он объяснял влиянием на Гейне буржуазного либерализма.

Основоположник пролетарской литературы Горький считал Гейне одним из безукоризненно правдивых обличителей «командующего класса». Он подчеркивал реализм его сатиры и называл поэта смелым борцом с миром мещанства.


Примечания

1 См.: Маркс К- и Энгельс Ф. Соч. Изд. 2, т. 2, с. 521.

2. Так первоначально назывался Париж.

3. Маркс К- и Энгельс Ф. Соч. Изд. 2, т. 2, с. 522.

4 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Изд. 2, т. 2, с. 521.

© 2000- NIV