Приглашаем посетить сайт

История немецкой литературы.
Фридрих Готлиб Клопшток (Friedrich Gottlieb Klopstock, 1724—1803)

Фридрих Готлиб Клопшток

(Friedrich Gottlieb Klopstock, 1724—1803)

Выдающееся место в литературной жизни Германии XVIII в. занимал Клопшток, прославившийся как одописец, как автор ряда драм, написанных на материале отечественной истории. Клопшток одним из первых в немецкой литературе обратился к изображению национального прошлого, чем оказал большое воздействие на формирование эстетики движения «Бури и натиска». Клопшток был писателем большого политического темперамента. Он воспевал французскую революцию, подвергал критике деспотизм немецких князей, внес в немецкую поэзию пафос гражданственности.

Клопшток родился в Саксонии в семье юриста. В школе он приобрел хорошее знание классических языков. Учился на богословском факультете сначала Иенского, а затем Лейпцигского университета, что во многом предопределило характер его поэтической деятельности. Будучи студентом, он приступает к созданию эпической поэмы, воспевающей Иисуса Христа. В конце сороковых годов молодой поэт уже читает своим друзьям первые песни «Мессиады». Они вызвали большой общественный резонанс. Клопшток стал знаменитостью в литературных кругах. Эпопея, написанная гекзаметром и состоящая из двадцати песен, была завершена в 1773 г.

В основе «Мессиады» лежат христианские легенды о подвижнической жизни Христа, мессии, т. е. спасителе человечества. Клопшток повествует о борьбе ангелов, защищающих христианское учение и его создателя, с силами мрака, возглавляемыми Сатаной. Однако Клопшток показал себя мастером не только в описании внешних, батальных событий. Его мастерство проявилось в другом — в раскрытии внутренних переживаний героев, в умении передавать тонкие душевные движения, настроения радости и печали, гнева и ликования. «Мессиада» поражала воображение не только своей эпической монументальностью, она заражала эмоциональной выразительностью. Клопшток заявил о себе в эпической поэме как тонкий лирик, как мастер психологического анализа.

Однако из-за своей громоздкости и абстрактности содержания «Мессиада» уже в XVIII в. не нашла себе широкого читателя, хотя в свое время пользовалась большой известностью. Лессинг иронизировал в одной из своих эпиграмм: «Кто не хвалит теперь Клопштока? Но кто его читает? — Никто». Строго подошли к оценке «Мессиады» русские революционеры-демократы. Белинский доказывал, что подлинное эпическое творчество может сложиться только на почве национальной жизни, а не на основе христианских сказаний. «... Не знаменитое событие,— пишет Белинский,— а дух народа или эпохи должен выражаться в творении, которое может войти в одну категорию поэмами Гомера. И потому можно смело сказать, что немцы имеют свою «Илиаду» не в жалкой «Мессиаде» Клопштока, а разве в «Фаусте» Гете» 1.

В 1751 г. Клопшток уезжает в Данию. Материальная неустроенность заставила его принять небольшую пенсию от датского короля. Кроме того, поэта прельщала возможность работать в условиях относительной свободы. В датский период он продолжает работать над «Мессиадой», пишет духовные стихи, сочиняет ряд пьес на библейские темы и т. п. В 1770 г. Клопшток возвращается на родину, поселяется в Гамбурге, сохраняя творческую активность до самой смерти.

Лучшая часть наследия Клопштока — это его оды, навеянные важнейшими общественно-политическими событиями современности, и драмы, воскрешающие героические страницы национальной истории. Клопшток, как и другие великие немецкие писатели, был патриотом, борном за национальное объединение страны. Он выступал против больших и малых властителей, стремившихся увековечить раздробленность Германии. Призывы к национальному единству слышатся в драмах Клопштока, написанных на материале из жизни древних германцев, в так называемых «бардитах», т. е. произведениях барда. Бардом в знак уважения к старой литературной традиции любил именовать себя Клопшток. «Бардиты» состоят из трех пьес: «Битва Германа» (Hermanns Schlacht, 1769), «Герман и князья» (Hermann und die Fürsten, 1784) и «Смерть Германа» (Hermanns Tod, 1787). Наибольшими художественными достоинствами отличается первая часть трилогии.

Главный герой «бардит» — лицо историческое. Это Герман, или Арминий, вождь германского племени херусков, под предводительством которого в начале нашей эры германцы разбили в Тевтобургском лесу легионы римского полководца Вара. Герман изображается Клопштоком как объединитель германских земель. В трилогии осуждается племенная знать, из-за корыстных побуждений предавшая Германию и вступившая в сговор с римлянами. Актуальность «бардит» для Германии XVIII в. очевидна. Клопшток уходит в прошлое ради того, чтобы извлечь из него уроки для современности, чтобы осудить сепаратистскую политику немецких князей.

Из теоретических сочинений Клопштока наибольшее значение имела «Немецкая республика ученых» (Die deutsche Gelehrtenrepublik, 1774), где защищается положение о праве немцев иметь свою национальную культуру, которая может быть создана совместными усилиями всей немецкой интеллигенции. Клопшток призывает к консолидации всех творческих сил нации. Он внушает также мысль о том, что каждый немецкий писатель должен чувствовать ответственность перед обществом, писать на темы, имеющие серьезное общественное значение. Клопшток борется за гражданственную направленность литературы, требующую от литераторов понимания задач времени и гражданского мужества.

С наибольшим блеском талант Клопштока раскрылся в одах. Оды разнообразны по своей тематике. Поэт передает в них свой восторг перед нетленной красотой природы, выражает гнев по поводу самоуправства князей, их аморализма, прославляет героизм французского народа, совершившего революцию, определяет свои эстетические позиции и т. п. Клопшток— зачинатель гражданской лирики в Германии. Его одические стихи эмоционально выразительны, изобилуют неожиданными метафорами, что было ново для поэзии того времени.

Обличение социального зла достигает в творчестве Клопштока большой силы. В оде «Восхваление князей» (Fürstenlob, 1775) он изничтожает придворных поэтов-льстецов, курящих фимиам людям, погрязшим в пороках, и тем самым позорящим искусство. Сам Клопшток гордится тем, что никогда не принуждал свою музу прислуживать недостойным правителям. Те же самые мотивы звучат в оде «Наши князья» (Unsere Fürsten, 1776) и в ряде других произведений.

Критика отрицательных явлений действительности рассматривается Клопштоком как одна из главных задач литературы, без чего невозможно национальное возрождение Германии. Эта мысль выражена им в знаменитой оде «Холм и роща» (Der Hügel und der Hain, 1767). Содержание ее составляет спор, который ведут между собой древнегреческий поэт и немецкий бард. Грек видит назначение художественного творчества в изображении прекрасного, гармоничного. Бард говорит о необходимости изображать правду жизни, бичевать тиранов, защищать справедливость. Клопшток всецело разделяет принципы современного обличительного искусства, хотя он и отдает должное заслугам античности.

Особая и наиболее значительная тема одической поэзии Клопштока — это воспевание французской революции. Весть о ней поэт встретил восторженно. В одах «Генеральные штаты» (Die Etats Généraux, 1788), «Они, а не мы» (Sie und nicht wir, 1790), «Война за свободу» (Der Freicheitskrieg, 1792) Клопшток приветствует революционные события за Рейном, восхищается гражданской доблестью французского народа, взявшего штурмом Бастилию. Поэт вместе с тем сожалеет, что во главе политического прогресса идут французы, а не немцы, и высказывает пожелание, чтобы революционная волна докатилась до Германии и смыла старые феодальные порядки. Клопшток клеймит позором интервентов, пытающихся с помощью оружия уничтожить молодую французскую республику.

За свои передовые, антифеодальные взгляды и произведения Клопшток, как и Шиллер, в 1792 г. был удостоен Законодательным собранием Франции звания почетного гражданина Французской республики.

Однако политика якобинской диктатуры отпугнула Клопштока. В ряде стихотворений он пишет о том, что не таким представлял себе течение революции, что она извращена Робеспьером и его сторонниками, bio и в это время поэт защищает необходимость революционного изменения жизни, не переходит в лагерь реакции.

Клопшток сыграл значительную роль в истории немецкой литературы. Он — зачинатель гражданской поэзии, борец за национальную самобытность в искусстве. Клопшток обогатил поэтический словарь немецкого языка. Члены «Союза рощи», а также Гете и Шиллер считали Клопштока своим непосредственным предшественником.

В России Клопшток как автор свободолюбивых од пользовался признанием в декабристских кругах. Его высоко ценил Кюхельбекер и некоторые другие представители революционного романтизма. Напротив, Карамзин, Жуковский выше всего ставили «Мессиаду» Клопштока и другие его произведения на христианские и библейские темы.

Примечания.

1. Белинский В. Г. Полн. собр. соч. в 13-ти т., т. 7. М., 1955, с. 406.

© 2000- NIV