Приглашаем посетить сайт

История немецкой литературы.
Фридрих Гелъдерлин (Johann Christian Friedrich Holderlin, 1770—1843)

Фридрих Гелъдерлин

(Johann Christian Friedrich Holderlin, 1770—1843)

Оригинальной фигурой в раннем немецком романтизме был Фридрих Гельдерлин. Оригинальность его проявлялась в своеобразии большого поэтического дарования, в характере идейно-эстетических исканий. В отличие от романтиков иенского кружка Гельдерлин не делал никаких уступок реакции. С первых шагов на поэтическом поприще и до конца своей творческой деятельности он был борцом с феодально-монархическим гнетом. Гельдерлин — поэт глубокой философской мысли и революционного действия. Его поэзия отличается большой философской насыщенностью, она изобилует призывами к преобразованию действительности на демократических и гуманистических началах. Творчество Гельдерлина — одна из наиболее ярких страниц в истории немецкой романтической литературы. Необычна жизнь писателя и судьба его художественного наследия. Гельдерлин родился в герцогстве Вюртембергском, на юго-западе Германии, в бедной семье. Он рано лишился отца, учился в монастырской школе, а затем, вопреки своему желанию, поступил на богословский факультет Тюбингенского университета. Родных будущего поэта прельщало то, что студенты-богословы получали небольшую стипендию, которую были обязаны отработать после завершения богословского образования. Гельдерлин не желает быть пастором. У него другие, поэтические, наклонности. В Тюбингене он серьезно готовит себя к тому, чтобы стать писателем. В круг его интересов входят классические языки, античная история, культура, он глубоко изучает философию, пробует свои силы в художественном творчестве. В университете Гельдерлин подружился с Гегелем и Шеллингом, сыгравшими впоследствии большую роль в развитии европейской философской школы. Все трое в юности были увлечены французской революцией, но до конца верность ее идеям сохранил один Гельдерлин.

После окончания университета Гельдерлин уклоняется от назначения на должность священника. Чтобы как-то жить, он вынужден тянуть лямку домашнего учителя в различных городах Германии. Во Франкфурте-на-Майне в семье банкира Гонтара Гельдерлин пережил волнующую, но вместе с тем тяжелую душевную драму с трагическими последствиями. Он влюбился в Сюзетту, мать своих воспитанников, которую воспел в стихах под именем Диотимы. Сюзетта была тонко чувствующей, поэтической натурой, вполне разделявшей строй мыслей и чувств богато одаренного юноши. В письме к своему другу Гельдерлин называет ее «существом, которое, право же, заблудилось в веках и живет лишь по ошибке в наше бедное, бездушное и беспорядочное столетье». Однако полного сближения с Сюзеттой Гонтар быть не могло. Вынужденный отъезд тяжело отразился на психике впечатлительного Гельдерлина. У него развивается душевное заболевание, временами меркнет сознание. Известие о смерти Сюзетты ускорило течение болезни. Правда, Гельдерлин мужественно борется со своим недугом, временами еще пытается творить, но затем наступает полный мрак. В таком состоянии он прожил в Тюбингене в доме столяра Циммера 36 лет..

Как поэт Гельдерлин формируется под влиянием просветительских традиций. Первые пробы пера он отдает на суд Шубарту, восхищаясь им как мужественным гражданином и писателем. В одном из ранних писем к матери он сообщает: «Вы, наверное, уже знаете, что я был у Шубарта и что он принял меня так дружески, с такой отеческой нежностью. О, какая была бы радость — стать другом подобного человека! Я пробыл у него все утро, до обеда».

Гельдерлин отдает также должное Клопштоку, «великому певцу «Мессиады», восхищается творениями «пламенного Шиллера», преклоняется перед гением Гете. В круг чтений юноши Гельдерлина входят классики античного мира, Оссиан, Руссо. Все они находят в нем благодарного читателя. Гельдерлин смотрит на искусство как на общественное служение и серьезно подготавливает себя к поэтической деятельности.

Огромную роль в духовном развитии Гельдерлина сыграла французская революция. Он встретил ее восторженно, радуясь тому, что в Германии находятся защитники ее идей. В «Нюрнберге, — пишет он своим друзьям, — простые кузнецы устроили Сент-Антуан на немецкий лад, установили продажу овощей и мяса по таксе и намекнули патрициям, что кое-кого можно и повесить».

Гельдерлин энергично рассеивает страхи, распространявшиеся в бюргерской среде в связи с возможным перенесением революции на немецкую землю. Он предсказывает, что социальные преобразования будут благотворными для народа. Успокаивая свою мать, Гельдерлин пишет: «Правда, вовсе не исключено, что у нас произойдут перемены. Но, слава богу, мы не принадлежим к числу тех, кого могут лишить каких-либо привилегий или наказать за совершенные насилия и притеснения. Всюду в Германии, где шла эта война, добрый бюргер мало что потерял или почти ничего, зато многое, многое выиграл».

Гельдерлина, в отличие от многих немецких писателей, не отпугнула якобинская диктатура. Его не страшат революционные методы преобразования действительности. Он одобрительно относится ко всем мерам, способным разбить оковы рабства, открыть народу путь к свободе.

Большую роль в изменении жизни Гельдерлин отводит литературе и искусству. В этом он видит смысл своего собственного творчества. «Мы живем, — пишет он брату, — в такое время, когда все устремлено к лучшему будущему. Вот чему теперь целиком отдано мое сердце. Это и есть святая цель моих стремлений и деятельности...». Гельдерлин борется за то, чтобы люди жили в любви и дружбе, и выражает готовность отстаивать гуманистические принципы не только словом.

Гельдерлин начал свой творческий путь как певец французской революции. Он воспевает ее, прибегая к условным, романтическим формам художественной изобразительности, слагая гимны в честь справедливости, красоты, гармонии и т. д. Раннее творчество поэта носит революционно-патетический характер. В нем выражается восторг в связи с крушением феодально-монархического гнета во Франции и победой новых общественных отношений.

Весьма показателен для молодого Гельдерлина «Гимн свободе» (Нуmnе an die Freiheit). Поэт вначале вспоминает далекое прошлое, когда люди не были подвластны социальным законам. В это время человек был равен богу и на земле царили мир и довольство. Как истинный романтик Гельдерлин все беды человечества связывает с наступлением эры, когда человек стал зависим от социальных обстоятельств, утратив непосредственный контакт с природой. В обществе воцаряется свирепый произвол. Но дух исторических перемен руководит судьбами человечества. Во Франции сброшено ярмо рабства, снова подуло освежающим ветром свободы.

Гельдерлин не понимал подлинного значения французской революции. Как мыслитель, воспитанный на идеях Руссо, он полагал, что, уничтожив феодальный гнет, революция восстановит то естественное состояние, в котором человеческий род находился в период своего «досоциального» развития. Поэтому свободный человек, рожденный в горниле революционных бурь и потрясений, выключается Гельдерлином из общественных связей, соотносится с природой как естественной, нормальной средой, более всего способствующей гармоническому формированию людей. Отсюда отвлеченность образов в его поэзии, их романтическая условность, неприкрепленность к конкретным социально-историческим обстоятельствам.

Гельдерлин мечтает о том времени, когда свобода засияет и в Германии. Его не страшит, если она утвердится революционным путем:

И когда, придя к заветной цели,
Мы пожнем тот вожделенный плод,
И тиранов, правящих доселе,
Сбросит в прах немецкий мой народ,
Если жаром пламени святого
Вспыхнет кровь людей в моем краю,
О тогда, божественная, снова,
Умирая, гимн тебе спою!

(Пер. Л. Гинзбурга)

В таком же призывном, возвышенно-романтическом духе написан «Гимн человечеству» (1791). Он сложен, как сказано в эпиграфе, взятом из Руссо, в честь «великих людей» и в посрамленье «ничтожных рабов», которые насмешливо улыбаются, слыша слово «свобода». Гельдерлин стремится своим творчеством поднять немецкий народ на борьбу; отсюда революционная призывность его поэзии, ее обращенность к широкой народной аудитории. Гельдерлин — поэт-трибун, видящий свой долг в пробуждении революционного самосознания своих соотечественников. Он воспевает красоту и бессмертие революционного подвига, воздает хвалу тем, кто смело идет на штурм бастионов старого мира:

Свобода радуется бурям,
Смотри: как боги, юноши глядят!
Ломает сила стены древних тюрем,
Бледнеет коронованный Разврат...
Сильны любовью и величьем Гнева,
Мы всходов дивных сеем семена.
Потомки снимут жатву от посева,
Но нам Бессмертья пальма суждена.

(Пер. В. Левика)

Гимн завершается оптимистическим аккордом, верой в то, что «к Совершенству Человечество идет».

Гельдерлин известен также как прозаик. Ему принадлежит роман «Гиперион, или Греческий отшельник» (Hyperion oder der Eremit in Griechenland), написанный во франкфуртский период жизни писателя. Первый том его вышел в 1797, второй — в 1799 г. В нем получили яркое выражение общественно-политические и эстетические идеалы Гельдерлина. Гиперион — юноша-грек, скорбящий об угнетенном положении своего народа, находящегося под властью Турции. Его гнетет и возмущает также отсутствие в стране какого-либо революционного протеста. Греция ему кажется «царством мертвых». «Благо тому,— с горечью пишет он своему другу Беллармину, — в чье сердце вливает радость и силы процветающее отечество! А у меня всякий раз, когда кто-нибудь упомянет о моей родине, такое чувство, будто меня бросили в трясину, будто надо мной забивают крышку гроба».

Гиперион мечтает о возрождении былой славы Греции. Однако сам он ведет себя как мечтатель, а не человек действия.

Забвение от тоски Гиперион ищет в любви к прекрасной гречанке Диотиме, являющейся символом красоты. Диотима резко осуждает Гипериона за общественную пассивность, призывает его к борьбе. «... Неужели ты и вправду думаешь, что исчерпал себя? Неужто ты хочешь замкнуться в небесах своей любви, а мир, которому ты так нужен, оставить внизу, под тобой, коченеющим от стужи, иссыхающим без влаги?»

Большую роль в воспитании Гипериона играет его друг Алабанда, юноша с внешностью Геркулеса и бесстрашной душой бунтаря. Алабанда — воплощенная активность и революционная доблесть. Ему хочется перевернуть весь мир. «О, был бы у меня горящий факел, и я выжег бы плевелы на поле! О, если б я мог заложить мину и взорвать гнилые пни!»

Во втором томе романа Гиперион преодолевает созерцательность, убеждаясь в том, что «нельзя покорить мир силой магических заклинаний». Ему не хочется «быть только свидетелем, когда нужно действовать». Гиперион становится сторонником насилия, приходит к выводу, что «есть только одно средство спасения: собраться с силами и раздавить гадину, это пресмыкающееся столетие, которое губит в зародыше все прекрасное от природы».

Гиперион и Алабанда становятся во главе восстания, которое начинается в Греции в связи с разгромом русским флотом турецкой эскадры в битве при Чесме в 1770 г. Однако вскоре радость уступает место разочарованию. Выясняется, что греческие повстанцы, воодушевившиеся вначале благородными освободительными идеями, постепенно превратились из революционеров в обыкновенных грабителей. Гиперион переживает крушение всех своих надежд, ибо нельзя «насаждать рай с помощью шайки разбойников». Герой романа оказался в той же самой ситуации, что и шиллеровский Карл Моор, войско которого часто занималось грабежом. Гиперион приходит к выводу, что греческий народ еще не готов к борьбе за свое освобождение, ему недостает духовной зрелости. Критикуя греков, Гельдерлин, разумеется, имел в виду современных ему бюргеров, живущих мелочными материальными интересами и не способных возвыситься до осознания своих общесословных политических задач. Во время своей поездки по Германии Гиперион с горечью констатирует (и это, конечно, мысли автора романа), что он не может себе представить народ «более разобщенный, чем немцы».

Однако Гельдерлин верит в светлое будущее. «Примиренье, — заявляет он устами своего героя, — таится в самом раздоре, и все разобщенное соединится вновь».

В идейном отношении к роману «Гиперион» близко примыкает оставшаяся незавершенной трагедия «Смерть Эмпедокла» (Der

Tod des Empedokles, 1799). Уходя в античность, Гельдерлин и на этот раз ставит проблемы, волнующие современную ему эпоху. Его интересуют вопросы взаимоотношения человека и природы, личности и народа. Решает он их исходя из основных тенденций современного общественного развития.

Эмпедокл — лицо историческое. Это греческий философ V в. до н. э., мыслитель материалистического склада и передовых демократических убеждений. Известно, что в период победы реакционных сил он был изгнан из родного города Агригента. В трагедии в какой-то мере отражен один из моментов борьбы Эмпедокла со своими идейными противниками. Главный его враг — жрец Гермократ, цепляющийся за старое, за авторитет религиозного учения. Эмпедокл придерживается передовых философских и социальных воззрений. Он демократ, осуждающий самовластье, правитель, горячо любимый народом. Жители Агригента при его правлении живут счастливо, пользуясь свободой и материальным достатком. Они преданы Эмпедоклу, готовы разделить с ним и радости и горести жизни. Однако Гермократ находит слабые стороны в мировоззрении философа. Эмпедокл одержим гордостью. Он настолько упоен мощью своего ума, что счел себя равным богам, поставил себя выше своей матери-природы. В этом состоит его трагическая вина, которую его враги используют в своих целях. Отпадение от природы, с точки зрения Гельдерлина, самая тяжкая вина человека, которая не может не остаться без трагических последствий. Люди, по его мнению, преодолевая стремление к обособлению, к жизни в одиночку, явившиеся порождением феодального и в особенности буржуазного строя, идут к слиянию с природой. Индивидуализм рассматривается Гельдерлином как наиболее страшный порок современной ему эпохи. Эмпедокл избран им в качестве главного героя как раз потому, что в его слабостях он увидел в какой-то мере черты своего современника — носителя индивидуалистического сознания, и осуждает их.

Эмпедокл вскоре осознает свою вину — разрыв с природой. За свое высокомерие ему приходится расплачиваться дорогой ценой. Он изгнан из родного города. Дав вольную своим рабам, Эмпедокл отправляется в изгнание. Путь его лежит к вулкану Этна. Вслед за философом вскоре устремляются жители Агригента. Они раскаялись в своем поведении и умоляют Эмпедокла снова стать их правителем. Однако он остается верным своим Демократическим убеждениям: «Не время ныне избирать царей». Эмпедокл полагает, что самому народу должно принадлежать решающее слово в государственных делах. Во всем этом видна политическая позиция самого Гельдерлина, сторонника республиканской формы правления.

В своей речи к жителям Агригента Эмпедокл набрасывает для них широкую программу действий. Он советует им смелее порывать с отживающими традициями прошлого, становиться строителями новой жизни:

Дерзайте! — Что обрели, что почитали,
Что передали предки вам, отцы:
Закон, обряд, божеств предавних имя,
Забудьте вы...

(Пер. Я. Голосовкера)

Познавший зло индивидуализма, Эмпедокл призывает агригентян строить жизнь на началах коллективизма, и тогда исчезнут все пороки, разъедающие современное общество: зависть, себялюбие, тщеславие, гордость и т. п.:

Так воздвигайте ваш прекрасный мир!
Тогда друг другу вы подайте руки
И слово дайте и добро делите...
Делите подвиг, славу, и да будет
Один, как все...

Стремление найти выход из противоречий феодального и буржуазного общества в коллективных формах собственности — сильнейшая черта мировоззрения Гельдерлина, сближающая его с такими романтиками, как Шелли, Гюго, Ж. Санд и др.

Эмпедокл бросается в кратер Этны. Это не простое самоубийство. Герой Гельдерлина идет на смерть, чтобы очиститься от своих грехов (индивидуалистических элементов в своем сознании), слиться с матерью-природой, пройти в ее лоне полный цикл развития и обрести новую жизнь, стать новым человеком, свободным от нежелательных моральных напластований, приобретенных в условиях социальной действительности.

Трагедия осталась незавершенной. Ее незавершенность сказывается в отсутствии или слабой мотивированности. ряда сцен. В частности, Гельдерлином не указана причина раскаяния агригентян.

Поэтическое творчество Гельдерлина в конце 90 — начале 1800-х гг. представлено элегиями, гимнами. Много стихотворений поэта посвящено воспеванию родной природы («Штутгарт», «Возвращение» и др.). Большое место в творчестве Гельдерлина занимает античность («Архипелаг» и др.). Для него Древняя Эллада — идеал общественного устройства, мир гармонии и красоты. Не оцененный современниками, почти неизвестный им, Гельдерлин был «открыт» лишь в конце XIX в., но его второе рождение было счастливым — он занял почетное место среди самых выдающихся поэтов Германии как крупнейший революционный романтик.

© 2000- NIV