Приглашаем посетить сайт

История немецкой литературы.
Экспрессионизм

ЭКСПРЕССИОНИЗМ

Экспрессионизм явился широким идеологическим течением, имевшим место в разных сферах культуры: в литературе, живописи, театре, музыке, скульптуре. Он был порождением бурных социальных потрясений, пережитых Германией в первой четверти XX в. Как направление экспрессионизм возник перед первой мировой войной и сошел с литературной арены в середине 20-х гг. 10—20-е гг. нашего столетия называют «экспрессионистским десятилетием».

Экспрессионизм стал своеобразным творческим ответом немецкой мелкобуржуазной интеллигенции на те острейшие проблемы, которые выдвинули мировая война, Октябрьская революция в России и Ноябрьская революция в Германии. На глазах у экспрессионистов рушился старый мир и рождался новый. Писатели все острее начинали осознавать несостоятельность капиталистического строя и невозможность общественного прогресса в рамках этого строя. Искусство экспрессионистов носило антибуржуазный, бунтарский характер. Однако обличая капиталистический уклад жизни, экспрессионисты противопоставили ему абстрактную, расплывчатую социально-политическую программу и идею о духовном возрождении человечества.

Далекие от подлинной пролетарской идеологии, экспрессионисты пессимистически смотрели на действительность. Крушение буржуазного миропорядка воспринималось ими как последняя точка мировой истории, как конец мира. Кризис буржуазного сознания, ощущение грядущей катастрофы, несущей гибель человечеству, отражается во многих произведениях экспрессионистов, особенно накануне мировой войны. Это явственно ощущается в лирике Ф. Верфеля, Г. Тракля и Г. Гейма. «Конец мира» — таково название одного стихотворения Я. Ван Годдиса. Этими настроениями пронизана и остро сатирическая драма австрийского писателя К. Крауса «Последние дни человечества», созданная после войны.

Общей философской базой экспрессионизма стали идеалистические учения Гуссерля и Бергсона, оказавшие ощутимое влияние на философско-эстетические воззрения писателей-экспрессионистов.

«Не конкретность, а абстрактное представление о ней, не действительность, но дух — таков основной тезис эстетики экспрессионизма» 1. Экспрессионисты рассматривали искусство прежде всего как самораскрытие «творческого духа» художника, который равнодушен к отдельным фактам, деталям, приметам конкретной действительности. Автор выступал как толкователь событий, он стремился прежде всего выразить свое собственное отношение к изображаемому в страстной, взволнованной форме. Отсюда глубокий лиризм, субъективность, характерная для всех жанров экспрессионистской литературы.

Эстетика экспрессионизма строилась на последовательном отрицании всех предшествующих литературных традиций, особенно натурализма и импрессионизма — его непосредственных предшественников. Полемизируя со сторонниками натурализма, Э. Толлер писал: «Экспрессионизм хотел большего, чем фотография... Реальность должна была быть пронизана светом идеи». В противовес импрессионистам, непосредственно фиксировавшим свои субъективные наблюдения и впечатления от действительности, экспрессионисты стремились нарисовать облик времени, эпохи, человечества. Поэтому они отвергали правдоподобие,все эмпирическое, стремясь к космическому, универсальному. Их метод типизации был абстрактным: в произведении выявлялись общие закономерности жизненных явлений, все частное, индивидуальное опускалось. Жанр драмы, например, подчас превращался в своеобразный философский трактат. В отличие от натуралистической драмы человек в драматургии экспрессионистов был свободен от детерминирующего воздействия среды. В драме отсутствовали реальное разнообразие жизненных противоречий и все то, что связано с неповторимой индивидуальностью. Герои драм часто не имели имени, а обладали только классовыми или профессиональными признаками.

Но решительно отвергая в своих декларациях все традиционные художественные формы и мотивы, экспрессионисты на самом деле продолжали некоторые традиции предшествовавшей литературы («Бури и натиска», Бюхнера, Уитмена, Стриндберга).

Литературе экспрессионизма присущи напряженная динамичность, резкие диссонансы, патетика и гротеск.

Общая эстетическая платформа экспрессионизма объединяла самых разных по своим политическим убеждениям и художественным вкусам писателей: от И. Бехера и Ф. Вольфа, связавших позже свою судьбу с революционным пролетариатом, до Г. Йоста, ставшего затем придворным поэтом третьего рейха.

Внутри экспрессионизма можно наметить два направления, противоположных по своим идейно-эстетическим позициям. Писатели, демонстративно подчеркивавшие свой аполитизм, равнодушие к злободневным общественным проблемам, группировались вокруг журнала «Штурм (Der Sturm). Левые экспрессионисты («активисты»), связанные с журналом «Акцион» (Aktiоп), декларировали и последовательно отстаивали лозунг социальной миссии художника. Театр рассматривался ими как трибуна, кафедра проповедника, а поэзия — как политическое воззвание. Социальная устремленность и подчеркнутая публицистичность— характерная особенность «активистов», наиболее значительных художников экспрессионизма: И. Бехера, Ф. Вольфа, Л. Рубинера, Г. Кайзера, В. Газенклевера, Э. Толлера, Л. Франка, Ф. Верфеля, Ф. Унру. Размежевание между этими двумя группами экспрессионистов было вначале незаметным, более четко оно обозначилось во время мировой войны и революции. Пути многих левых экспрессионистов в дальнейшем разошлись. Бехер и Вольф стали основоположниками литературы социалистического реализма в Германии. Г. Кайзер, Газенклевер, Верфель отошли от революционных устремлений, характерных для раннего этапа их творчества.

Война была воспринята экспрессионистами как всемирная катастрофа, как бедствие, обнаружившее моральное падение человечества.

Защищая человеческие ценности, экспрессионисты выступили против милитаризма и шовинизма,, Леонгард Франк, например, в сборнике новелл «Человек добр» (Der Mensch ist gut, 1917), название которого стало лозунгом-девизом многих экспрессионистских произведений, страстно осуждал войну и призывал к действию. Столь же решительно заклеймил империалистическую бойню в драме «Род» (Ein Geschlecht, 1918—1922) Ф. Унру. Одновременно он попытался дать свое гуманистическое представление о будущем человечества. Но идеи Унру, как и других экспрессионистов, были утопичны и отвлеченны. Бунт носил индивидуалистический характер, а писатель ощущал себя одиночкой.

В произведениях большинства экспрессионистов война представлена как всеобщий ужас, она воссоздана в абстрактно-аллегорических картинах. Смутные грандиозные образы свидетельствуют о том, что экспрессионисты не поняли подлинных классовых причин возникновения войны. Но постепенно у наиболее радикальных экспрессионистов антивоенная тема связывается с темой революции и борьбы народных масс против капиталистического рабства за свое освобождение. Не случайно именно эти поэты восторженно приветствовали Октябрьскую революцию. Бехер пишет стихотворение «Привет немецкого поэта Российской Социалистической Федеративной Республике». Со стихотворением Бехера перекликается «Послание» Рубинера.

Ноябрьскую революцию в Германии экспрессионисты встретили с воодушевлением, хотя и не поняли необходимости революционного насилия в борьбе с контрреволюцией. В произведениях экспрессионистов поэт, интеллигент играет большую роль, чем восставший революционный народ.

В 1923—1926 гг. происходит постепенный распад экспрессионизма как направления. Он сходит с литературной арены, на которой господствовал в течение полутора десятилетий.

На всех этапах развития экспрессионизма социальная драма рассматривалась его теоретиками как ведущий жанр, отвечавший общественно-политическим и литературно-философским идеям нового направления.

Одним из зачинателей экспрессионистской драматургии был Вальтер Газенклевер (Walter Hasenclever, 1890—1940), опубликовавший в 1914 г. драму «Сын» (Der Sohn). Драматург выбирает характерную для экспрессионистов тему борьбы между отцом и сыном. Этот конфликт трактовался у Р. Зорге в драме «Нищий», у А. Броннена в пьесе «Отцеубийца» и т. д. Газенклевер придает конфликту обобщенный характер, выражая типичные идеи левого экспрессионизма.

Герой драмы изображается как представитель передового человечества, выступающий против старого реакционного мира, олицетворением которого является отец-тиран.

Идеалистическое осмысление действительности не дало Газенклеверу возможности раскрыть основные общественные конфликты эпохи. Идеи автора воплощены в абстрактных образах-символах, иллюстрирующих заранее сформулированные тезисы. Драма «Сын», написанная накануне мировой войны, передавала тревожные мысли, характерные для передовой интеллигенции тех лет.

Антивоенная тема звучит в драме «Антигона» (Antigona, 1917), написанной по мотивам софокловской трагедии. Газенклевер насыщает древнегреческий сюжет остро злободневной проблематикой. Жестокий правитель Креонт напоминает Вильгельма II, а Фивы — империалистическую Германию. Антигона со своей проповедью гуманизма резко противостоит тирану Креонту. Народ изображен в пьесе как инертная, пассивная сила, неспособная сокрушить реакционный режим.

После поражения Ноябрьской революции, трагически воспринятого Газенклевером, из его творчества исчезает социальная тематика.

Одной из самых значительных фигур экспрессионизма был Георг Кайзер (Georg Kaiser, 1878—1945), в творчестве которого с наибольшей отчетливостью отразились основные черты экспрессионистской драмы. Его пьесы отличаются обнаженной тенденциозностью, острым драматическим конфликтом, строгой симметричностью построения. Это прежде всего драмы мысли, отражающие напряженные раздумья Кайзера о «новом человеке» и буржуазно-собственническом мире, который резко осуждается драматургом. В подчеркнуто абстрактных образах его пьес чувствуется ярко выраженная антибуржуазность. Герои драм Кайзера, как и герои других экспрессионистских драм, лишены индивидуальных примет, они абстрактны, но со страстной силой передают заветные мысли автора.

Г. Кайзер был очень продуктивным писателем и создал около 70 пьес. После первой мировой войны он стал, пожалуй, самым популярным драматургом Германии, произведения которого ставились на немецкой сцене и за рубежом.

Большую известность принесла Г. Кайзеру драма «Граждане из Кале» (Die Bürger von Calais, 1914), сюжет которой взят из истории Столетней войны между Францией и Англией. Однако исторические события и исторические герои не интересуют автора. Драматург-экспрессионист сосредоточивает внимание прежде всего на столкновении идей и изображении абстрактного человека, отражающего точку зрения автора.

Драматическое действие развивается не через поступки персонажей или раскрытие их душевного мира, а через развернутые речи-монологи, напряженные экстатичные диалоги. В речи героев преобладают ораторские интонации, патетика. Г. Кайзер широко использует антитезы (например, «Выходите — к свету — из ночи. Свет хлынул — мгла рассеялась»). Характерной особенностью языка пьесы является лаконизм и динамичность, обусловленные почти полным отсутствием придаточных предложений.

Более полно и последовательно проблематика творчества Г. Кайзера отразилась в его драматической трилогии «Коралл» (Die Koralle, 1917), «Газ I» (Gas I, 1918) и «Газ II» (Gas II, 1920), ставшей классическим произведением немецкого экспрессионизма. Написанная в период острых социальных потрясений, вызванных империалистической войной и поражением Ноябрьской революции в Германии, «Трилогия о газе» насыщена социальными проблемами. Прежде всего следует отметить ее антибуржуазный пафос.

Г. Кайзер обличает в трилогии капиталистический строй, калечащий человека и превращающий его в автомат. Это весьма характерный мотив экспрессионистской литературы, видевшей в технике страшную силу, несущую гибель человеку.

«Коралл» является своеобразной экспозицией всей трилогии. Главный герой драмы — Миллиардер, владелец шахт, беспощадно эксплуатирующий рабочих. Когда-то он изведал горькую нужду и хочет, чтобы его дети ничего не знали о мире бедняков. Однако сын и дочь случайно знакомятся с тяжелой нуждой тружеников и восстают против социальной несправедливости. Сын присоединяется к шахтерам, объявившим забастовку после обвала в шахте. Но яростный бунт сына — этого «нового человека» — носит отвлеченный характер. Герой пьесы, как и сам автор, далек от классового, социально-исторического понимания общественных отношений. Его представления о социальном переустройстве мира абстрактны и утопичны: «Задача грандиозна. Нет места сомнениям. Дело идет о судьбе человечества. Мы объединимся в горячем труде...» — заявляет он.

Во второй части трилогии главным героем является сын Миллиардера, унаследовавший гигантские предприятия отца, производящие газ. Он хочет стать социальным реформатором и спасти человечество от порабощающей власти техники, которая перестала повиноваться человеку. Сын Миллиардера призывает рабочих и служащих стать свободными земледельцами. Но утопический призыв к возврату на лоно природы никого не вдохновил. В финале одинокий герой выражает надежду, что все же этот «новый человек» появится. Реплика дочери, завершающая пьесу, подкрепляет эту веру: «Он родится! И я буду его матерью».

В последней части трилогии действие развертывается на том же заводе. В центре пьесы снова «новый человек», ищущий выхода из тупика социальных противоречий. Это — правнук Миллиардера, ставший рабочим. Он зовет к всеобщему братству, солидарности людей труда и предлагает остановить производство ядовитого газа. Вместе с ним все с пафосом скандируют: «Не надо газа!» Но идет война, и Главный инженер убеждает рабочих возобновить производство газа. Тогда трагически одинокий герой, видя бессилие своих проповедей, производит взрыв, в результате которого все гибнут.

Трилогия Кайзера построена на столкновении «человека идеи», «нового человека», с «механическим человеком», «человеком-функцией». Конфликт носит прямой, острый характер. Герои являются олицетворением идей и лишены индивидуальности. Автор не наделяет их именем, а обозначает: Миллиардер, Сын, Рабочий, Человек в сером, Человек в голубом, Капитан и т. д. Язык положительных героев отличается ораторскими интонациями, патетической риторикой. Речь же «человека-функции» характеризуется «телеграфным», «механическим слогом»..

Творчество Эрнста Толлера (Ernst Toller, 1893—1939) относится к периоду наивысшего подъема экспрессионизма (1914— 1923). Война и революция сформировали его как писателя и определили характер его драматургии. Ненависть к империалистической войне и прусскому милитаризму привела Толлера в ряды Независимой социал-демократической партии и сделала активным участником революционных боев. В 1918—1919 гг. Толлер был одним из руководителей правительства Баварской Советской республики. Он последовательно отстаивал идею политического искусства и свои драмы рассматривал как орудие политической борьбы. Отсюда и насыщенность его драм злободневными проблемами, их социально-философская направленность, открыто выраженная тенденциозность.

Драматургический дебют Толлера «Превращение» (Die Wandlung, 1919) явился страстным осуждением войны, призывом к молодым людям Германии выступить против империалистической бойни. Отдельные сцены пьесы Толлера печатались как антимилитаристские листовки. Название пьесы передает ее основное содержание — это внутреннее превращение, происшедшее с главным героем, который перешел от ура-патриотических настроений к антимилитаристским взглядам.

В отличие от других экспрессионистов, Толлер был убежден в том, что только пролетарская революция сможет защитить человечество и избавить его от социальных бедствий. Писатель возлагал надежды на пролетариат, который должен, по его убеждению, стать творцом будущего. Однако классовую борьбу Толлер понимает субъективистски-идеалистически и видит в обществе не антагонистические классы, а массу и человека, между которыми находится в трагическом противоречии политический деятель. Этика и политика находятся у Толлера в непримиримом противоречии. Это особенно рельефно отразилось в пьесе «Человек — масса» (Masse — Mensch, 1921)

В драме, посвященной «пролетариям», изображается революционерка София Ирен Л. (Женщина); она самоотверженно предана революции и искренне желает отдать свою жизнь освобождению народа. Но она отвергает насилие как средство борьбы, ибо оно, по ее мнению, порочит светлое дело революции. Женщина находится в тюрьме, ей грозит смертная казнь. Народ во главе с Безымянным хочет ее освободить, но она отказывается, так как для ее освобождения необходимо убить одного из тюремщиков. И ее расстреливают.

Устами Женщины Толлер гневно осуждает контрреволюцию, мир насилия. Однако конкретное изображение классового конфликта заменяется столкновением идей Женщины и убеждений Безымянного, олицетворяющего суровую и непреклонную волю восставшего народа.

«Человек — масса» — типичная экспрессионистская драма-проповедь, герои которой схематичны, плакатны; они — рупоры идеи автора. Но такова сознательная художественная установка Толлера.

В лучших произведениях левых экспрессионистов было много неподдельной боли и гнева, яростного бунта против империализма и мещанской сытости. Экспрессионисты пытались уловить и передать основной конфликт эпохи и быть глашатаями Своего времени.

Некоторые художественные завоевания экспрессионизма были использованы искусством социалистического реализма. По мысли Ф. Вольфа, немецкий театр XX в. проходит путь от «экспрессионистско-пацифистской драмы к эпическо-политическому театру». Важным было также то, что экспрессионисты в лице «нового человека» утверждали образ положительного героя, стремившегося активно воздействовать на мир. Экспрессионизм активизировал восприимчивость к нравственным и социальным проблемам. И все же в экспрессионистских произведениях остается разрыв между искусством и конкретной общественной жизнью.

Творческие достижения левых экспрессионистов оказали влияние на развитие немецкой и других литератур после второй мировой войны. Ярко выраженная контрастность, обнаженность идейной проблематики, искусство монтажа, усиление роли пантомимы — все эти выразительные средства творчески используют в своей художественной практике М. Вальзер, П. Вайс, Р. Кипхардт, М. Фриш, Ф. Дюрренматт и другие современные писатели.

Примечания.

1 Павлова Н. С. Экспрессионизм. — В кн.: История немецкой литературы, т, 4, с. 537.

© 2000- NIV