Приглашаем посетить сайт

История немецкой литературы.
Бернгард Келлерман (Bernhard Kellernianii, 1879—1951)

Бернгард Келлерман

(Bernhard Kellernianii, 1879—1951)

Крупным немецким писателем-реалистом XX в. по праву считается Бернгард Келлерман. Он выходец из семьи чиновника. В юношеские годы Келлерман переживает то увлечение техникой и посещает занятия в Высшей технической школе, то живописью, думая сделать ее своей профессией. Глубокий интерес к живописи Келлерман сохранит и в поздние годы. Но свое главное призвание он найдет в литературе, где довольно быстро получит признание.

Уже первый роман Келлермана «Йестер и Ли» (Jester und Li, 1904) принес ему успех. Вышедшие в дальнейшем романы «Ингеборг» (Ingeborg, 1906), «Глупец» (Der Tor, 1909), «Море» (Das Meer, 1910) закрепили его.

В ранних произведениях Келлермана довольно значительно влияние декадентской литературы. Ведущими чертами его мировоззрения- этой поры являются идеализм, индивидуализм.

Зрелое творчество Келлермана начинается с романа «Туннель» (Der Tunnel, 1913), принесшего ему мировую славу. Он был переведен на многие языки мира, экранизирован. В самой Германии роман выдержал небывалое число изданий.

Главным героем романа, действие которого происходит в Америке, является талантливый инженер Мак Аллан. Он выходец из шахтерской семьи и сам с раннего детства работает в шахте. Одаренному юноше удается получить образование инженера. У Аллана возникает дерзкий замысел построить туннель под Атлантическим океаном, который соединил бы Америку с Европой.

Для осуществления этого грандиозного проекта нужны огромные деньги. Он обращается к миллиардеру Ллойду, который в предчувствии большой прибыли соглашается принять участие в финансировании проекта и создает большое акционерное общество.

Прокладка туннеля ведется бешеными темпами, не считаясь ни с техникой безопасности, ни с жизнью рабочих. В результате через несколько лет строительства происходит страшная катастрофа, во время которой гибнут тысячи людей. Лишь через 26 лет после начала работ строительство туннеля удается довести до конца.

При всей фантастичности проекта в романе нарисована в основном реалистическая картина действительности. Особенно сильно и впечатляюще показана хищническая эксплуатация рабочих, циничное пренебрежение к безопасности их труда. «В своем романе «Туннель»,— писали В. Пик и О. Гротеволь в приветственном письме Келлерману в связи с его семидесятилетием,— вы дали потрясающее изображение безжалостной эксплуатации, присущей монополистическому капиталу» 1.

Большой заслугой писателя является то, что в центре романа поставлено изображение труда, современного индустриального труда, предоставляющего большие возможности в покорении природы человеком.

Однако рядом с захватывающими картинами труда встречаются эпизоды, свидетельствующие об ограниченности идеалов писателя. Он показал рабочих стихийной массой, которой движет лишь слепая ненависть к капиталистам. Необузданная стихия приводит порой к трагическим последствиям. Так, например, после катастрофы в туннеле возмущенная толпа, считая Аллана единственным виновником гибели рабочих, убивает его жену и дочь.

В пору создания «Туннеля» автор плохо знал рабочее движение, и попытка изобразить его оказалась явно неудачной. Роль народа вообще недооценивается писателем. Поэтому в центре его внимания находятся не рабочие, а инженеры, являющиеся решающими двигателями технического прогресса. Это сказалось и в трактовке образа Аллана, чрезмерно приподнятого над рабочей массой.

Противоречивость позиции писателя проявляется и в изображении капиталистов. С одной стороны, это беспощадные хищники, которые одержимы лишь страстью к приумножению своих богатств. Такими и изображены Ллойд, финансист Вульф. С другой стороны, автор невольно любуется могуществом, энергией, смелостью Ллойда, который... «шагал по земному шару, созидая и разрушая». Необычайная работоспособность и энергия подчеркиваются и в Вульфе.

Более проницательно и правдиво показан конфликт Аллана с капиталистами. Вначале он выступает смелым и жизнерадостным человеком, полным дерзновенных замыслов. Миллионеры использовали его ум и талант, нажили огромное состояние на туннеле. Судьба же самого Аллана искалечена. Он превратился в дряхлую развалину, инвалида. «Создатель туннеля, он стал его рабом... Почти все человеческие чувства притупились в нем». Выходец из народа, сам неутомимый труженик, Аллан невольно становится пособником капиталистов в эксплуатации рабочих.

Как отмечалось в критике, фантастическое начало в романе не противопоставлено действительности, а как бы вырастает из нее. В эпоху технического прогресса проект строительства туннеля не столь уж и фантастичен. Келлерман все время стремится связать элементы фантастики с фактами реальной жизни.

В «Туннеле» возобладала реалистическая манера письма, но элементы экспрессионизма в романе еще весьма ощутимы. Они проявляются в чрезмерном увлечении гиперболизацией, контрастами и отчасти мелодраматическими эффектами. Образы главных героев созданы в основном в духе реалистической типизации. Они показаны в развитии, разносторонне. В то же самое время образ Мак Аллана наделен чертами исключительной личности.

В романе «Девятое ноября» (Der 9. November, 1920) автору удалось преодолеть некоторые из противоречий, так резко проступавших в «Туннеле». За годы, прошедшие со времени написания «Туннеля», взгляды писателя во многом изменились. Особенно наглядно изменилось его отношение к войне. Дело в том, что в начале первой мировой войны Келлерман испытал определенное воздействие шовинистической пропаганды. Будучи военным корреспондентом, он пишет очерки о войне — «Война на Западе» (Der Krieg im Westen, 1915), «Война в Аргоннском лесу» (Der Krieg im Argonnerwald, 1916), в которых фронтовые жертвы и лишения оправдывались интересами защиты родины, а фронтовая жизнь героизировалась. Одной из целей очерков было, по-видимому, стремление поддержать боевой дух армии. Правда, автор и в это время относился критически к оголтелым милитаристам, и война как средство разрешения государственных конфликтов нередко вызывала его осуждение.

Годы военных испытаний и поражение Германии сделали Келлермана решительным противником войны, что нашло отражение в романе «Девятое ноября». Это произведение прежде всего антивоенное. Сам автор в предисловии к переизданию этого романа в 1945 г. четко определил антимилитаристский замысел своего произведения:

«В романе «Девятое ноября», написанном вскоре после окончания первой, мировой войны, я стремился прежде всего заклеймить позором милитаризм. Я считал своим долгом раскрыть немецкому народу глаза па опасности, таящиеся в милитаристском образе мыслей, изобличить его антинародный дух, вскрыть присущее милитаристам пустозвонное бахвальство, отталкивающее чванство, цинизм и грубость чувств, бездарность и растленность. Я ставил своей целью во весь рост показать кровавый призрак милитаризма, витающий на черном фоне войны; я хотел, чтобы он послужил грозным предостережением для немецкого народа».

Носителем духа милитаризма выступает главный герой романа генерал фон Гехт-Бабенберг, обрисованный ярко, правдиво. По своему происхождению он принадлежит к родовитой прусской военщине, веками выступавшей хранительницей самых реакционных, шовинистических и антинародных устремлений. Дух кастового чванства, брезгливое и пренебрежительное отношение к простому человеку характерны для генерала. Он думает лишь о войнах, завоеваниях, о том, чтобы немецкие снаряды рвались над французской столицей. Смерть тысяч людей, развалины разрушенных войной городов для него ничего не значат. Недаром его прозвали «кровавый Гехт».

Образ генерала показан глубоко и разносторонне. Читатель прослеживает его жизненный путь, начиная с детства и кончая его смертью. Он видит его и в служебной обстановке, и в частной жизни.

Судя по заглавию романа, в центре внимания писателя должна была находиться Ноябрьская революция 1918 г. в Германии, но она показана лишь в конце книги. Больше всего автор занят изображением последнего периода войны. При этом описанию фронтовой жизни уделено немного места, а основные события романа происходят главным образом в тылу, в Берлине.. Келлерман показывает те бедствия и лишения, которые война обрушила на гражданское население — гибель на фронте близких людей, голод, болезни, отчаяние.

Показаны и виновники войны, те, кто наживался на ней, — биржевики, спекулянты, заводчики. Роскошь и изобилие их жизни изображены по контрасту с нищетой и страданиями простого люда.

В романе резко противопоставлены два лагеря — милитаристский и демократический, но изображение их далеко не равноценно. Автору несомненно удались отрицательные образы, особенно представители прусской военщины. Но при всем демократизме взглядов Келлермана образы народа, прогрессивных деятелей выглядят схематичными, неживыми. Самая серьезная неудача постигла автора при создании образа Аккермана, больше похожего на библейского пророка, чем на революционера.

Аккерман, бывший студент, рядовой солдат выступает в романе антагонистом генерала. Он произносит антивоенные речи, проклинает виновников войны и призывает к низвержению существующего строя. Но в действии он не показан. Насколько жизненным и ярким выглядит Гехт-Бабенберг, настолько же вялым и бесплотным — Аккерман. Но симпатии писателя к нему несомненны, недаром он нередко выступает рупором его мыслей.

Большой заслугой Келлермана является неоднократно подчеркнутая им мысль об огромном революционизирующем влиянии Октябрьской революции на освободительное движение народов всего мира. «Свет с Востока», как говорит о русской революции Аккерман, достиг Запада. «Жаром горит на небе молодое солнце. Оно поднялось из далекой России, омытое кровью и слезами. Оно перешагнуло Вислу. Оно перешагнет Рейн. Омытое кровью и слезами, оно перешагнет Ламанш... Придет день, и оно, это молодое солнце, поднимется над водами Тихого океана, на берегах которого обитают желтокожие народы».

Однако глубокого проникновения в суть революционных событий в Германии, показа их сложности, противоречивости в романе нет. Далеко не все было ясно в этих событиях и самому писателю.

В целом роман, однако, был заметным явлением в немецкой прогрессивной литературе.

После прихода Гитлера к власти Келлерман остался в Германии, однако, сотрудничать с нацистами отказался. Ничего не дала и попытка запугать его (он был исключен из Академии искусств, власти запретили и сожгли его роман «Девятое ноября»).

Не имея возможности высказать всю правду о фашистском рейхе, писатель осторожно, косвенно порицал идейные основы нацистской идеологии. В романе «Песня дружбы» (Lied der Freundschaft, 1935) он воспевает мирный труд, дружбу людей.

Разгром фашизма придал новые силы уже немолодому писателю. С небывалой для его возраста энергией он пишет публицистические статьи, роман, занимается общественной деятельностью. Находясь на посту вице-президента «Культурбунда», Келлерман многое сделал для демократического обновления немецкой культуры, для налаживания новых дружеских связей между немецким и советским народами.

Келлерман придавал большое значение завершению своего романа о фашизме «Пляска смерти» (Totentanz, 1948), начатого еще в последний период войны.

Место действия романа — один из крупных промышленных городов. То, что происходило в этом городе, имело место и в других городах. Он в миниатюре представляет собой всю Германию. В книге ярко описаны будни фашистского рейха, атмосфера страха, выслеживания, доносов, арестов, концлагерей, еврейских погромов. «Горожане обезумели от страха. Они не решались даже перемолвиться словом с лучшими друзьями: а вдруг те состоят на службе в гестапо? С этого дня все ушли в себя».

Роман значителен по своему идейному замыслу. В нем затрагивается ряд важнейших тем и прежде всего дается изображение фашистского режима и его неизбежного крушения.

Писатель показывает, что фашизм не был случайным явлением. Его возникновение вызвано социальными причинами, и Келлерман ставит вопрос о том, кому был нужен фашизм, на кого он опирался. Его финансировали крупные промышленники, представленные в романе братьями Шелльхаммер. Они в свое время оказали денежную поддержку готовившимся к захвату власти нацистам. Теперь они пожинают обильные плоды. Военные заказы приносят братьям колоссальные доходы. «Крупная промышленность не зря пожертвовала миллионы, чтобы помочь партии сесть на коня», — говорит баронесса фон Тюнен, фанатически преданная нацизму. Она же достаточно откровенно судит о заслугах фашистов перед правящими кругами Германии: «... Новому движению мы обязаны тем, что коммунисты не зажгли еще крыши над нашими головами... Судите сами, дорогой мой... могло бы так продолжаться? Сегодня бастует трамвайный парк, завтра электростанция, и мы сидим без света. До чего же наглели эти мастеровые! Немного социализма — это еще куда ни шло, но так — благодарю покорно! Сейчас с этим покончено... Необходимо было положить конец диктатуре рабочих и профсоюзов с их мерзкими лидерами».

Главным героем романа является Франк Фабиан. Типичный буржуазный интеллигент, юрист по образованию, он разыгрывает из себя человека независимых, самостоятельных суждений.

Он не сразу переходит на сторону нацистов, поначалу критически воспринимает некоторые их действия. Но Фабиан — беспринципный человек, и возможность сделать карьеру в условиях нового режима заставляет его пойти на сближение с заправилами города. Он становится нацистом и довольно быстро продвигается по служебной лестнице. Но убежденным членом фашистской партии он не стал. Недаром гаулейтер Румпф говорит, что «всей душой он нам не принадлежит».

Фабиан не лишен шовинистических и милитаристских устремлений, и военные победы нацистов в начале войны вскружили ему голову. Он просится даже добровольцем в армию. Но последовавшие затем военные поражения Германии отрезвляют его. В предвидении начавшейся катастрофы он кончает жизнь самоубийством.

Образ Фабиана— несомненная удача писателя. Он живой человек со своеобразным характером, а не шаблонный нацист, какие иногда встречаются в антифашистской литературе.

Столь же своеобразен и неповторим образ нацистского фанатика, гаулейтера Румпфа.

Менее удался автору лагерь антифашистов. Спорна сама по себе трактовка немецкого Сопротивления. В понимании его Келлерман был довольно близок Фалладе, тоже не видевшему организованного антифашистского движения и сводившему его к борьбе одиночек.

В качестве антифашистов у Келлермана выступают интеллигенты Глейхен, Фале, Вольфганг Фабиан. Из них лишь о Глейхене можно говорить как о человеке, в какой-то мере участвующем в антифашистской борьбе. Но и его нелегальная деятельность фактически не показана.

Келлерман по существу далек от мысли, что подлинной основой антифашизма является революционное, пролетарское движение.

К пониманию этой мысли он придет несколько позже (роман писался на основе впечатлений военных лет), а именно в послевоенной публицистике, имеющей большое значение для понимания идейной эволюции Келлермана в последние годы его жизни.

Роман «Пляска смерти» достойно завершает большой и сложный путь писателя. Он является значительным вкладом в современную прогрессивную реалистическую литературу.

После войны Келлерман принимает деятельное участие в культурно-политической жизни своей страны. Он стал вицепрезидентом «Культурбунда», одним из зачинателей возрождения Академии искусств, членом Германского комитета борьбы за мир. Он избирается депутатом Народной палаты ГДР.

Весьма интенсивной после войны была публицистическая деятельность Келлермана. Ведущей темой его публицистики стала тема защиты мира. В тесной связи с ней ставится вопрос об исторических судьбах Германии. Его волнуют проблемы нравственного возрождения немецкого народа («Десять заповедей демократии» — Zehn Gebote der Demokratie), установления новых, дружественных отношений с советским народом («Мы возвращаемся из Советской России»—Wir kommen aus Sowjetrupland), борьбы за мир и воссоединение Германии («Воззвание к западногерманским писателям»— Aufruf an die Schriftsteller im Westen), литературы и искусства («Роман или драма»—Roman oder Drama, «Мы — писатели ГДР»—Wir Schriftsteller in der DDR).

В 1949 г. был отмечен 70-летний юбилей писателя. В приветствии В. Пика и О. Гротеволя Келлерман характеризовался как «соратник в борьбе за миролюбивую, демократическую и единую Германию».

Творчество Келлермана — значительный вклад в немецкую литературу 10—40-х гг. нашего века.

Примечания.

1 Цит. по кн.: Бергельсон Г. Бернгард Келлерман. М. — Л., 1965, с, 49.

© 2000- NIV