Приглашаем посетить сайт

История немецкой литературы.
Анна Зегерс (Anna Seghers, p. 1909)

Анна Зегерс

(Anna Seghers, p. 1909)

Анна Зегерс принадлежит к числу выдающихся мастеров литературы социалистического реализма. Зегерс — псевдоним писательницы, ее настоящее имя— Нетти Рейлинг (Netty Reiling). Она родилась в Майнце, в обеспеченной семье владельца магазина антикварно-художественных изделий. Училась в Кельнском и Гейдельбергском университетах, где изучала филологию, историю искусств.

Литературные вкусы Зегерс формировались как на традициях немецкой классической, так и мировой литературы. В студенческие годы она увлекается Бальзаком и русской литературой—Тургеневым, Гоголем, Л. Толстым, Чеховым, Горьким.

На становление политических взглядов писательницы оказали влияние ее участие в студенческом движении, революционные события в России, Германии. Октябрьская революция, как говорит Зегерс, «имела для меня огромное значение... смысл справедливости по-настоящему открылся мне благодаря Октябрьской революции».

Начало литературной деятельности Зегерс относится к 20-м гг., когда в печати появляются ее первые произведения: «Грубеч» (Grubetsch, 1926) и «Циглеры» (Die Zieglern, 1927).

Первым крупным произведением Зегерс, принесшим ей литературное признание, была повесть «Восстание рыбаков» (Der Aufstand der Fischer von St. Barbara, 1928). За эту повесть она была удостоена одной из высших литературных премий веймарской Германии — премии им. Г. Клейста.

В повести писательница разрабатывает тему освободительного движения, борьбы народа за свои экономические и политические права, которая станет главной темой всего ее творчества.

Зегерс рассказывает о восстании рыбаков, вызванном невыносимыми условиями их жизни. Она умело и скупо передает суровый и мрачный колорит жизни рыбацкого поселка. Хорошо удались писательнице массовые сцены—-на сходке, в трактире, перед выходом в море.

В повести в полной мере выявилось стремление Зегерс разрабатывать наиболее жгучие социальные проблемы. При этом она проявляет большое мужество и честность. Зегерс против приукрашивания жизни, она стремится изобразить правду, какой бы горькой эта правда подчас ни была. Ее рыбаки малосознательны и неорганизованны, но в ходе восстания, во многом стихийного, проявляется мужество и отвага народных героев, таких, как Андреас Бруин и других.

Не все в этой книге удалось молодой писательнице. Она не избавилась от некоторых экспрессионистских тенденций, помешавших ей до конца реализовать важный и значительный замысел. Особенно это сказалось на образе вожака восстания Гулля, который оставляет неясное, противоречивое впечатление. Он отмечен печатью какой-то загадочности, недоговоренности, неясности.

По складу своего характера Гулль человек суровый и мужественный, и в то же время его преследует какой-то безотчетный страх. Ему явно не хватает цельности. Читатель почти ничего не знает о его взглядах и убеждениях. Трудно даже сказать, принадлежит ли он к какой-либо партии. Нет последовательности и ясности и в его действиях.

В изображении действующих лиц и обстановки также ощущается печать абстрактности и недоговоренности. Неясно даже, в какой стране и в какое время происходит действие в «Восстании рыбаков».

В повести дает себя знать и некоторый налет натурализма, особенно при изображении эпизодов, связанных со служанкой Марией.

Через четыре года после появления «Восстания рыбаков» вышел роман «Спутники» (Die Gefährten, 1932). Эти годы отмечены значительным идейным ростом Зегерс, которая в «Спутниках» выступает уже с последовательно революционных позиций.

«Спутники» посвящены изображению революционного движения, деятельности компартий разных стран — Венгрии, Болгарии, Италии, Польши, Китая.

Книга начинается с изображения событий, связанных с разгромом Венгерской революции' в 1919 г. Несмотря на то что в романе изображалось поражение пролетариата в ряде стран Европы, Зегерс проводила мысль о неизбежном торжестве дела революции.

Автор создает образы мужественных революционеров: венгра Ковача, болгарина Дудова, поляка Янека, китайца Ляу Хан-чи и других. Они живут в разных странах, не знают друг друга, но их объединяют общие цели, общая борьба. Они являются товарищами, спутниками в освободительной борьбе человечества. Писательница изображает трудности этой борьбы, требующей крепкой воли, убежденности в правоте своего дела, целеустремленности. Она показывает, к каким истязаниям и утонченным пыткам прибегают враги, чтобы сломить волю коммунистов.

Красной нитью через весь роман проходит тема Советского Союза, стоящего в авангарде освободительной борьбы народов мира. Писательница показала огромное революционизирующее значение самого факта существования СССР, роста его могущества и успехов в различных областях хозяйственного и культурного строительства.

«Спутники» свидетельствовали об усилении реалистического мастерства Зегерс. Это проявилось в изображении характеров, окружающего мира. Автор, правда, и здесь всесторонне не показывает своих героев, а лишь рисует их эпизодически, в важнейшие моменты их жизни. Но у читателя уже не возникает ощущения неясности, недоговоренности. Зегерс по-прежнему уделяет много внимания изображению внутреннего мира своих героев, но избегает усложненности, излишней детализации психологического рисунка.

Роман «Путь через февраль» (Der Weg durch den Februar, 1935) посвящен изображению баррикадных боев венского пролетариата в феврале 1934 г. Зегерс показала предательство социал-демократических вождей, идейно разоружавших рабочих и всячески содействовавших расколу рабочего движения.

Изображение событий начинается с конца 1933 г. В стране свирепствовала безработица, правящие классы наступали на экономические и политические права трудящихся. В ответ на это рабочие, вопреки оппортунистической политике социал-демократических вождей, берутся за оружие и восстают. Один из социал-демократических руководителей Ридль все время внушает рабочим мысль о том, что в Австрии все обойдется мирно, без оружия, что опыт большевиков здесь не годится.

Власти с необычайной жестокостью подавляют восстание. Но кровавые события не прошли даром. Они отрезвили многих рабочих, обманутых правой социал-демократией. Юноша Фриц говорит Ридлю, который был его духовным наставником, о своем глубоком разочаровании в социал-демократической партии: «Все у нас было в корне неправильно... Учили так, что все может становиться лучше и лучше... Вы должны были нас готовить к казематам, к каторжным тюрьмам, к выстрелам, к нелегальному положению».

«Путь через февраль» и поныне сохраняет свою актуальность, помогая бороться с предательством социал-демократических лидеров.

Находясь в эмиграции (сначала во Франции, а с 1940 г. в Мексике), Зегерс ведет большую общественно-политическую работу. В 1935 г. она участвует в работе Международного конгресса в защиту культуры, в 1937 г. — в работе II Международного конгресса писателей и в ряде других антифашистских конгрессов. Она не устает разоблачать фашизм, указывая на его большую опасность для дела мира и свободы,

Мысль об СССР укрепляет ее веру в успех антифашистского движения. В статье «Мы думаем о Советской стране» (Wir denken an das Sowjetland, 1937) она пишет о значении нашей страны для мирового освободительного движения, о росте престижа и влияния СССР.

В годы Отечественной войны писательница с гордостью и надеждой следила за героической борьбой советского народа, верила в нашу победу над гитлеровской Германией.

После разгрома фашизма Зегерс возвращается па родину, включаясь в активную работу по строительству новой Германии, в борьбу против возрождения фашизма и милитаризма.

Как клятва, звучат слова Зегерс, сказанные ею во время посещения нашей страны в 1951 году: «Как коммунистка, писательница, мать, я сделаю все для предотвращения войны».

Из всех произведений Зегерс 40-х гг. наибольшую известность и популярность приобрели ее романы «Седьмой крест» и «Мертвые остаются молодыми».

«Седьмой крест» (Das siebte Kreuz) писался в 1937—1939 гг., тогда же частично был опубликован в СССР. В Америке он публиковался в 1942 г. В Германии в полном виде роман появился лишь в 1946 г.

«Седьмой крест» — это роман о подпольном антифашистском движении в Германии, о его трудностях и перспективах. Он написан суровым и мужественным реалистом, который рассказал читателю горькую правду. В книге показан разгром революционного движения в Германии. Многие тысячи лучших борцов были замучены или расстреляны в концлагерях вскоре после фашистского переворота. В дальнейшем немецкий народ оказался неспособным на широкое подпольное антифашистское движение.

Было бы неверно отрицать существование народного сопротивления фашизму в Германии. Оно, безусловно, было. И там, где велась борьба против гитлеризма, во главе ее стояли уцелевшие коммунисты.

В основу сюжета романа положена история бегства семи заключенных из концлагеря Вестгофен. Небывалый случай массового побега всполошил фашистов, которые не без основания рассматривают это как вызов всему нацистскому режиму. Начальник лагеря садист Фаренберг дал клятву переловить всех беглецов и распять их на крестах. Но довести это до конца ему не удалось.

В разработке антифашистской темы Зегерс шла своим путем. Она сравнительно мало места уделяет описанию зверств нацистских палачей, что уже до нее было с большой силой сделано в книгах Бределя («Испытание»), Лангхофа («Болотные солдаты») и в некоторых других. В них изображалась только одна сторона немецкой жизни — концлагерь, мужество антифашистов в условиях тягчайших испытаний фашистского режима. Немецкая действительность в целом оставалась, как правило, вне поля зрения этих книг.

Зегерс выводит повествование в основном за пределы концлагеря.

Она поставила своей задачей создать широкое, многоплановое полотно Германии в целом. Ей нужно было показать, как различные слои немецкого народа относились к фашизму, насколько глубоко гитлеровцам удалось морально растлить немецкий народ, на кого можно было опереться в антифашистской борьбе.

Первые впечатления Георга Гейслера, бежавшего из Вестгофеиа, были обескураживающими. Он думал встретить людей, охваченных горечью и стыдом за свою родину, но увидел другое. Вот он наблюдает за улицей, по которой идут различные люди: «Сидя в Вестгофене, он представлял себе улицу совсем иной. Тогда ему казалось, что на каждом лице, в каждом камне мостовой отражается стыд, что скорбь должна приглушить каждый шаг, каждое слово, даже игры детей. А на этой улице все было мирно, люди казались довольными».

Зегерс показала, как одна часть немецкого населения поддерживала политику Гитлера, другая — запуганная и деморализованная— примирилась с нацизмом, отказалась от борьбы. Но какой бы мрачной ни была картина, нарисованная в романе, Зегерс не делает пессимистического вывода. Она показывает, что и в этих труднейших условиях антифашистская борьба велась, хотя масштабы ее и были невелики.

Коммунисты Гейслер и Валлау изображены в романе как подлинные герои антифашистского Сопротивления. Из них с наибольшей полнотой и разносторонностью обрисован Гейслер, менее обстоятельно и полно раскрыт образ Валлау. Валлау— профессиональный революционер, депутат рейхстага, человек большого ума и железной воли, оказавший значительное влияние на Гейслера, который считает его своим идейным учителем и вдохновителем. Недаром в наиболее трудные минуты жизни Гейслер всегда мысленно обращается к своему другу, стараясь представить, как бы в этом случае поступил Валлау. Привезенный обратно в лагерь, Валлау показал себя сильнее своих палачей, которые никакими зверствами не смогли сломить воли борца.

Образ Георга Гейслера является особенно большой творческой удачей Зегерс. В предыдущих произведениях писательница неоднократно изображала вожаков и организаторов революционного движения. Эти образы не всегда удавались ей. В обрисовке Гейслера она избежала схематизма, достигла большой правдивости. Благодаря введенным в роман эпизодам из прошлой жизни Гейслера Зегерс удалось показать его характер в развитии. В юности он мало отличался от других подростков из рабочей среды. Однако ни озорство, ни спорт не могли занять его полностью. Служение делу революции возвышает, облагораживает, делает целеустремленным и мужественным характер Гейслера. Многим он обязан Валлау, оказавшему на него глубокое воздействие. «Кто мог предвидеть, — говорит Франц Марнет,—что Георг окажется таким? Наша честь, наша слава, наша безопасность очутились вдруг в его руках. Все прежнее — его романы, его проделки, все было вздор, не главное».

Воля к борьбе и победе, большая находчивость и выносливость обеспечили Гейслеру успех в побеге из концлагеря. Этот успех меньше всего объясняется удачей. Один из бежавших, Фюльграбе, оказался еще более удачливым, но, вырвавшись на свободу, перетрусил, решил, что от гестапо все равно не уйти. Он добровольно возвращается к нацистским палачам в надежде на то, что они учтут его раскаяние. В сцене встречи после побега Георга с Фюльграбе Зегерс очень рельефно показала столкновение двух различных мировоззрений. Один из бежавших был живым воплощением духа борьбы, другой был сломлен и уже капитулировал перед врагами.

Писательница показывает величие подвига Гейслера, но она не приукрашивает героя и в самые трудные и критические моменты его жизни. Вырвавшись из лагеря, преследуемый по пятам нацистами, Георг испытывает чувство страха. Но он преодолевает страх, он ежедневно и ежечасно одерживает верх над проявлениями собственной слабости.

При создании образа Гейслера ярко проявилось писательское мастерство, реализм Зегерс. Она использует самые разнообразные художественные средства для раскрытия его внутреннего мира, для убедительной и достоверной обрисовки его характера.

Подвиг Гейслера не был напрасным. Он пробудил сознание тех честных немцев, которые по разным причинам отошли от борьбы, от политической жизни. Это Франц Марнет, Герман, Пауль Редер, в свое время принимавшие участие в рабочем движении. Побег Гейслера всколыхнул их, заставил снова включиться в антифашистскую борьбу. Это и инженер Кресс, и его жена, укрывавшие Гейслера. Они испытали чувство страха перед возможными преследованиями и в то же время чувство благодарности к Георгу, который помог им стать лучше, нравственно чище. К этим же людям относятся и священник, скрывший от полиции арестантскую одежду Гейслера, и перевязывавший его врач, и женщина, которая подвезла его на машине.

Среди рядовых немцев, по-разному причастных к судьбе Георга, выделяются образы обойщика Миттенгеймера и ученика сельскохозяйственной школы Гельвига. Миттенгеймер — типичный филистер, законопослушный немец, готовый подчиняться любой власти. Но этот далекий от политики человек возмущен грубым обращением с ним нацистских чиновников. Он начинает задумываться над вопросами, мимо которых недавно проходил равнодушно. А юный гитлеровец Гельвиг очень раздосадован тем, что Георг переоделся в его куртку, и хочет, чтобы беглеца поскорее поймали. Но садовник Колер осторожно помогает юноше иначе подойти к этой истории, пробуждает сочувствие к смельчаку. И когда куртка была найдена, Гельвиг не опознал ее и тем самым намеренно направил поиски по ложному пути.

Связь Георга с лучшими сынами своего парода помогла ему выйти победителем в поединке с гитлеровцами. Недаром один из них—Фаренберг — в бессилии признается, что он «гоняется не за отдельным человеком, лицо которого он знает, силы которого имеют предел, а за безликой и неиссякаемой силой».

Седьмой крест, на котором хотели распять Гейслера, стал символом бессилия фашистов, намеком на их грядущее поражение.

Своеобразие композиции романа состоит в том, что Гейслер стоит в центре повествования, с. ним связано много других действующих лиц, часто изображенных эпизодически. Писательница с большим искусством, двумя-тремя штрихами умеет создать живой, яркий образ. Отношение к побегу Гейслера сразу же выявляет сущность того или иного персонажа.

Зегерс великолепно овладела повествовательным искусством, она создает очень динамичный, драматически острый сюжет, за развитием которого читатель следит с неослабевающим интересом. В зависимости от характера изображаемых явлений Зегерс умело использует различную стилевую манеру. Так, например, драматически напряженные раздумья заключенного в прологе сменяются плавным, неторопливым, лирически окрашенным повествованием о прошлом рейнского края.

В романе ярко ощущается национальный колорит. «Седьмой крест» отмечен исключительным разнообразием и изобилием деталей в воспроизведении быта, нравов, неповторимого облика немецких городов и деревень. Живая национальная специфика ощутима и в языке романа, богатом и красочном, широко вмещающем в себя, наряду с литературной, книжной речью, и разговорное просторечие...»1.

К роману «Седьмой крест» примыкает новелла «Саботажники» (Die Saboteure), которая является своеобразным эпилогом. В ней писательница снова возвращается к проблемам, затронутым в романе. В новелле изображена неудачная попытка нескольких коммунистов организовать саботаж на военном заводе в дни второй мировой войны. Эта попытка не дала нужных результатов, так как запуганные рабочие не поддержали коммунистов.

В новелле действуют уже знакомые по роману Франц Марнет, Герман Шульце, Кресс, которые в свое время помогли Гейслеру скрыться за границу.

«Седьмой крест» — вершина творчества Зегерс, одно из лучших произведений немецкой антифашистской литературы.

«Транзит» (Transit, 1943)—одно из волнующих произведений, посвященных трагической судьбе эмигранта-антифашиста. Оно закончено Зегерс в годы эмиграции в Мексике. В нем нашли отражение горестные впечатления, пережитые самой писательницей в последние мучительные и тревожные месяцы пребывания во Франции, в Марселе, накануне отъезда в Мексику, когда значительная часть французской территории была оккупирована нацистами, и немецких эмигрантов ожидала тяжелая участь.

Повествование в романе ведется от имени главного героя, антифашиста Зайдлера, рассказывающего свою мрачную историю.

Оказавшись в лагере для интернированных, он ежеминутно ожидал выдачи гитлеровцам. С огромными трудностями ему удается совершить побег, достигнуть Марселя и, получив визу, уехать в Мексику.

Зайдлер — средний человек, охваченный чувством смятения. Он измучен испытаниями, обрушившимися па него, и мечтает о маленьком тихом счастье. Он честен, искренен, но он не борец. Дух борьбы, столь характерный для произведений Зегерс, в «Транзите» ощутим менее всего. В то же время это наиболее лиричное произведение писательницы.

Значителен по своему идейно-художественному замыслу роман Зегерс «Мертвые остаются молодыми» (Die Toten bleiben jung, 1949), в котором поставлены коренные вопросы социально-политического развития Германии на протяжении четверти века. В широком эпическом полотне воскрешаются важнейшие события в жизни немецкого народа от конца первой мировой войны до разгрома гитлеровской армии под Сталинградом.

Перед читателем проходят яркие картины жизни всех слоев немецкого общества, начиная от промышленников, прусских юнкеров и кончая крестьянами, рабочими, берлинской беднотой.

Вдумчивый художник, Зегерс убедительно изображает социально-исторические предпосылки захвата власти фашистами, приведшими Германию к национальной катастрофе. Автор показывает подлинных хозяев фашистской империи — рурских промышленных магнатов. Именно они были заинтересованы в демагогии Гитлера, в его псевдосоциализме. С циничной откровенностью об этом говорит Кастрициус: «Рабочий класс теперь клюет только па социализм, а на капитализм не клюет». Или: «Нам нужно найти подходящего человека с хитрой программой, чтобы мы по-прежнему держали рабочих в руках». Поэтому Кастрициус демагогически советует: «Нужно объявить социализм государственной религией, чтобы он не уничтожил нас снизу, как в России».

Рядом с Кастрициусом стоит образ другого промышленника, Клемма, который не только финансирует нацистскую партию, но и является ее деятельным членом.

Зегерс опровергает легенду, созданную в кругах реакционной прусской военщины, согласно которой прусские офицеры и генералы были якобы противниками гитлеровского режима. Писательница показывает необоснованность подобных взглядов. Выведенные в романе представители вильгельмовского офицерства Венцлов и Штахвиц были непосредственными проводниками политики Гитлера.

Отталкивающее впечатление производит бывший офицер Эрнст Ливен, человек совершенно аморальный, нравственно опустошенный, ненавидящий и презирающий народ, беспринципный, продающий себя всем, кто платит. Именно он оказывается подходящей личностью на пост одного из заправил в нацистской партии.

В образе крестьянина Надлера выведены те слои, которые являлись опорой фашизма в деревне.

Много внимания писательница по-прежнему уделяет жизни простых людей, рабочих, ремесленников, которые всегда были главными героями ее произведений. Среди них выделяется образ рабочего, рядового социал-демократа Тешке, так и не преодолевшего реформистских иллюзий, и его жены Марии, простой женщины, временами напоминающей горьковскую Ниловну. Всю жизнь она стояла в стороне от политики, отдавшись заботам о семье, детях. Но этой женщине, политически мало развитой, свойственно стремление к справедливости, честности. Вначале она питает лишь недоверие к нацистам, в дальнейшем оно перерастает во враждебность к гитлеровскому режиму. Она боится за жизнь своих детей, которые оказались во власти нацистской идеологии.

Мария постепенно отрешается от аполитичности и апатии, понемногу включается в антифашистскую борьбу. Этот переход ее к активным действиям показан Зегерс убедительно и правдиво.

В романе изображены образы коммунистов, самоотверженно борющихся с ненавистным режимом — Мартии, Лемле, Штробель и др. Многие из них погибали, но их дело продолжали представители молодого поколения. Так, на место расстрелянного участника Ноябрьской революции 1918 г. Эрвина встанут его сын Ганс и другие юноши. Мысль о преемственности революционных традиций своеобразно подчеркнута в названии романа.

Однако коммунисты описаны в романе бегло, они мало показаны в практической подпольной работе. Читатель не знает, чем, кроме споров с социал-демократами, занят Трибель, почти не показана подпольная работа Мартина. Это тем более удивляет, что порой мелкие, незначительные переживания таких ничтожеств, как Эрнст Ливен и ему подобные, описаны куда более обстоятельно.

Зегерс не удалось в полной мере показать деятельность германской компартии, возглавляемой Тельманом, которая была одной из самых влиятельных политических партий в дофашистской Германии. Столь существенные просчеты помешали более полно и убедительно раскрыть замысел романа.

В 50-х гг. Зегерс написала несколько циклов рассказов, различных по своей тематике. Здесь и рассказы о ведущей роли коммунистов различных стран, росте их влияния и тесной связи с народом (сборник «Линия»), и рассказы о новой, послевоенной Германии (сборник «Мир»), и рассказы о борьбе за мир (сборник «Первый шаг» — Der erste Schritt, 1952).

«Мир» (Friedensgeschichten, 1950)—это сборник небольших зарисовок, посвященных теме мирного созидательного труда немецкого народа. Писательница рассказывает главным образом о послевоенной перестройке в деревне, о трудностях на пути создания нового миролюбивого государства.

Изображению послевоенной немецкой действительности посвящена повесть «Человек и его имя» (Der Mann und sein Name, 1952). В ней затрагиваются острые вопросы, вставшие перед молодым демократическим государством. Одним из них явилось отношение к бывшим нацистам.

Правительство ГДР заявило о том, что оно считает своим долгом возвратить в общественную жизнь в качестве полноправных граждан бывших членов нацистской партии, если они не отбывают наказания за свои преступления.

Герой повести бывший эсэсовец Вальтер Рецлов рвет со своим прошлым, становится честным тружеником, гражданином ГДР.

Зегерс испытывает известные трудности в освоении новой тематики, поэтому в повести не все ей удалось.

Глубокую и всестороннюю разработку темы строительства новой жизни Зегерс дает в романе «Решение» (Die Entscheidung, 1959), который стал первой частью дилогии.

Действие романа происходит в послевоенной Германии, Восточной и Западной, затем в ГДР и ФРГ, а также в США, Мексике, Франции. Но в центре внимания писательницы — изображение жизни в ГДР, строительства нового общества, трудностей, возникающих па этом пути.

Одна из первых трудностей — всеобщая разруха: разрушены дома, заводы, школы. Надо все начинать заново, а самое главное— нужно вселить веру в души отчаявшихся людей.

Читатель знакомится с самыми различными людьми, представляющими все слои общества послевоенной Германии. В числе персонажей романа мы видим коммунистов, партийных и хозяйственных руководителей. Но как и в предыдущих романах, писательница выдвигает на первый план людей простых, «средних немцев», порой несознательных, нередко ошибающихся.

В сущности все творчество Зегерс — это прежде всего борьба за душу «среднего немца». Писательница хочет как можно лучше познать эту душу, «чтобы помочь ей очиститься и окрепнуть...»2.

В центре ее внимания — дела и люди Коссинского металлургического завода, успехи и трудности в становлении нового человека, в утверждении сознательного отношения к труду. В связи с этим интересен образ одного из центральных героев романа Роберта Лозе. Внешне он сумрачный и замкнутый человек, но честный и принципиальный, в прошлом активный участник антифашистского движения. Он добросовестно работает слесарем, но его влечет желание быть воспитателем рабочих подростков, инструктором производственного обучения. На этой почве у него возникает конфликт с профсоюзным организатором Штруксом, человеком ограниченным, усмотревшим в желании Лозе чуть ли не проявление карьеризма.

Как всегда, много внимания Анна Зегерс уделяет молодежи, становлению ее характера в новых условиях. Сразу же вспоминается Томас Хельгер, бывший беспризорник, нашедший свое призвание на заводе, Лиза Цех, Тони Эндрес.

В романе показано, как враждебные силы всячески тормозят строительство нового общества, устраивают всевозможные диверсии, переманивают специалистов на Запад и создают дополнительные трудности.

Время от времени действие романа переносится в Западную Германию, где читатель встречается со знакомыми ему по роману «Мертвые остаются молодыми» образами Кастрициуса, Шпрангера, Бентхейма, сыгравших роковую роль в национальной трагедии страны. Они по-прежнему процветают, им покровительствуют оккупационные власти. Бентхейм не теряет надежды вернуться в Коссин, снова стать хозяином завода, объявленного народным предприятием.

Антифашист Герберт Мельцер еще до войны эмигрировал в Америку. Став известным писателем и журналистом, он приезжает в Западную Германию, видит, как представители американских властей поддерживают милитаристов и реваншистов. Он пишет об этом правдивую книгу, однако, она не устраивает владельцев американских издательств, и Мельцера перестают печатать. Но он делает свой выбор, снова возвращаясь к активной антимилитаристской деятельности, от которой одно время отошел.

В эпоху обостренной борьбы, утверждает писательница, не может быть нейтральных. Каждый человек стоит перед выбором, перед решением, каждый должен ответить на вопрос: на чьей он стороне, что защищает, против кого сражается. С этой точки зрения ее прежде всего и интересуют многочисленные герои романа.

В нем немало живых, запоминающихся образов, но не все они удались писательнице. Порой персонажи, играющие важную роль в идейном замысле (коммунисты Мартин, Рихард, Хаген, Фогт), недостаточно полно и глубоко охарактеризованы. Некоторые описания, связанные с Коссинским заводом, напоминают сухой репортаж.

Композиционно роман «Решение» построен иначе, чем «Седьмой крест», где повествование было сконцентрировано вокруг главного героя. В «Решении» нет такого героя, и повествование перемещается от одного персонажа к другому.

Вторым томом дилогии Анны Зегерс является роман «Доверие» (Das Vertrauen, 1968), который служит продолжением «Решения». В нем в основном те же персонажи, то же место действия.

Но жизнь изменилась, она выдвинула перед людьми новые проблемы, иные возможности их решения. В зависимости от этого меняются писательские акценты. На первом плане оказываются другие герои. Место Роберта Лозе, игравшего одну из главных ролей в «Решении», занимает Томас Хельгер, молодой слесарь Коссинского завода, второстепенный персонаж в предыдущем романе.

При становлении нового общества с большой остротой встают нравственно-этические проблемы. Одна из них — проблема доверия, понимаемая широко и поставленная в разных аспектах. Зегерс и в этом романе проявляет большое мужество и смелость в изображении наиболее острых и волнующих тем общественного развития ГДР.

В условиях обострившейся международной обстановки тема доверия тесно связана с вопросом о бдительности. Верить людям— это не значит быть благодушным, утратить бдительность к вражеским проискам. Зегерс показывает, к каким ошибкам и неудачам приводят проявления беспечности, благодушия, ловко используемые врагом. Но бдительность не означает недоверия, которое отравляет взаимоотношения людей, мешает им жить.

В центре романа критический момент в жизни ГДР — события 17 июня 1953 года, когда силы реакции попытались совершить контрреволюционный переворот. Для успеха этой авантюры ловко были использованы отдельные ошибки и просчеты хозяйственного руководства, вызвавшие недовольство части рабочих. Врагам ГДР удалось перетянуть на свою сторону менее сознательных рабочих, таких, как Яиауш, Хейнер Шанц, Вебер и других.

Но передовая часть немецкого народа, молодежь, оказала доверие своему правительству, и контрреволюционная авантюра потерпела поражение. Среди тех, кто отражал натиск реакции, мы видим и Томаса Хельгера, жизненный путь которого был не безошибочен, но который в час труднейших испытаний без колебаний нашел свое место. «Они хотят, чтобы все у нас замерло,— говорит он,— черта с два! Мы будем работать!»

Зегерс любит изображать своих героев в такие критические моменты, когда лучше всего видно, чего стоит человек. Особенно примечателен образ Эллы Буш, веселой, производившей даже впечатление немного легкомысленной женщины, В решительный момент она оказывается способной на подвиг. Она пытается остановить погромщиков, жертвуя собой и своим еще не родившимся ребенком.

В ходе острых социальных конфликтов проходят испытание и руководители, причем и они не всегда выдерживают жизненную проверку. Так случилось с партийным работником Паулем Меезебергом, который мыслил слишком догматически и сектантски, хотя субъективно был предан делу социализма. Нечто подобное произошло и с молодежным вожаком Линой Заксе. Не случайно эти руководители перестают оказывать влияние на ход событий и утрачивают доверие коллектива.

Далеко не все безупречно в поведении партийного руководителя завода Рихарда Хагена, честного и принципиального коммуниста. Он недостаточно вникал в повседневную жизнь рабочих, в их запросы, требования, мнения. И он сам себя осудил за это: «Может быть, я сам виноват? Конечно... Ты был далек от них. Ты мало знал. О жизни этих людей, об их работе».

Иного склада директор завода Ульшпергер, человек большого жизненного опыта, сложной судьбы. Он убежден в правоте своего дела, его глубокую принципиальность не поколебали суровые испытания в прошлом. Твердость Ульшпергера сочетается с человечностью, он умеет найти путь к сердцам. Он критически анализирует свое поведение, свои просчеты, которые дали возможность вражеской пропаганде сбить, пусть на время, немало рабочих с правильного пути.

- Важную идейную функцию выполняет в романе Карл Вальдштейн, учитель и директор интерната, мужественный революционер и удивительно душевный человек. Те, кому посчастливилось учиться у него, жить рядом с ним, никогда не забудут его. Его вспоминают с благодарностью и его давние ученики, и вчерашние беспризорники, которых он вывел в люди. В трудную минуту они всегда обращаются к Вальдштейну, словам которого верят.

Дилогия Зегерс имеет большое познавательное и художественное значение. Она дает читателю богатый материал для размышлений и помогает ему лучше разобраться в политических и нравственных процессах, происходящих в ГДР.

Анна Зегерс ведет большую общественно-политическую работу. Она член Всемирного Совета Мира и Международного Комитета по Ленинским премиям, несколько раз избиралась председателем Союза писателей ГДР. За выдающиеся заслуги в литературной и общественной деятельности Зегерс в 1951 г. была удостоена Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами», а также Национальных премий ГДР

Примечания

1. Мотылева Т. Л. Анна Зегерс. М., 1953, с. 135.

2. Мотылева Т. Л. Послесловие к роману А. Зегерс «Решение». М., 1961, с. 641.

© 2000- NIV