Приглашаем посетить сайт

История немецкой литературы.
Андреас Грифиус

Андреас Грифиус

(Andreas Griphius, 1616—1664)

Крупнейшим немецким поэтом и драматургом XVII в. является Андреас Грифиус, творчество которого отмечено печатью безысходного трагизма. Он был выходцем из семьи пастора, его юность связана с лишениями. Однако ему удалось получить хорошее образование, закончить Лейденский университет (Голландия). Он изучил несколько иностранных и классических языков и был широко эрудированным человеком. По-видимому, в образовательных целях он посетил ряд европейских стран.

С 1649 г. и до самой смерти Грифиус занимал должность синдика1 в родном силезском городе Глогау. Будучи натурой впечатлительной и правдивой, он болезненно воспринимает трагическую судьбу своей отчизны, опустошенной и разграбленной Тридцатилетней войной. Его мировоззрение окрашено в чрезвычайно мрачные и скорбные тона. Жизнь представляется ему нередко сплошным мучением и страданием. Всюду господствуют насилие и жестокость. Единственным утешением является то, что земная жизнь — временна и быстротечна.

Пессимистические мотивы с большой силой звучат в лирической поэзии Грифиуса, в которой он достиг высокого мастерства. Его сонеты, сатиры и эпиграммы являются вершиной в развитии немецкой поэзии XYII в. В сонете «Мирские радости», он утверждает, что «у каждого свой крест в жестокой жизни сей...»:

О мир, юдоль скорбей! Блаженны те, кто ввысь
из чрева матери сумели вознестись,
Коснуться не успев стопой земного праха.

(Пер. О. Pyмера)

В известном сонете «Слезы отчизны» (Tränen des Vaterlandes, 1636) нарисована мрачная картина поруганной Германии, где свирепствуют «пожар, чума и над телами тучи смрада». Здесь «мужей ждет смерть, покрыты девушки стыдом». Сонет завершается такой выразительной строфой:

Но я смолчал о том, что хуже смертной тьмы,
Чудовищней пожара, голода, чумы:
Что там сокровища души теряют люди.

(Пер. А. Сиповича)

Пессимистический характер носит стихотворение «Мертвый живому», написанное в форме обращения мертвеца к людям, пока еще остающимся в живых. В основу стихотворения положены мысли о скорой и неизбежной смерти, о суетности и тщете всего земного.

Один лишь шаг — и ты со мной,
твоя могила под ногой.

(Пер. Б. Лейтина)

В элегии «На гибель города Фрейштадта» (Über den Untergang des Stadt Freistadt, 1649) изображается мрачная картина города, разрушенного войной, и высказываются мысли о том, что земная жизнь — прах и тлен.

Но не вся лирика Грифиуса столь безысходна и мрачна. У него встречаются стихотворения, не лишенные оптимистического звучания. Впрочем, безмятежная радость едва ли возможна для поэта. Мысли о счастье нередко ассоциируются с мыслями о страдании и житейских невзгодах. В стихотворении «Постоянство любви» мотивы радости и наслаждения перемежаются с мыслями об окружающих человека невзгодах.

Важнейшую часть творческого наследия Грифиуса представляет драматургия. Им создано 5 трагедий и 3 комедии, занимался он и переработкой пьес иностранных авторов. Сюжеты его трагедий заимствованы большей частью из истории, но на историческом материале ставятся этические и философские проблемы, навеянные современностью. В его трагедиях, как и в лирике, отразилось мрачное, пессимистическое восприятие Действительности. Трагедии Грифиуса глубоко противоречивы в идейном и художественном отношениях. Писатель исходил частично из принципов классицизма, но одновременно испытывал сильное воздействие литературы барокко. В его трагедиях изображаются демонические страсти, герои находятся в состоянии экстаза, крайнего душевного напряжения. На сцене появляются всякого рода призраки, говорящие мертвецы, привидения.

Одной из первых трагедий Грифиуса является «Лев Армянин» (Leo Armenius, 1646). Написанная на материале византийской истории IX в., пьеса насыщена барочными мотивами (дворцовые перевороты, заговоры, цареубийства, титанические страсти, пророчества), хотя значительность идейного замысла трагедии возвышает се над барочной литературой.

Трагедия крайне противоречива в идейном отношении. В ней сильны тираноборческие, гражданские мотивы, их носителем выступает полководец Бальб. Когда-то он помог Льву Армянину захватить престол. Став монархом, Лев со временем превратился в деспота и тирана, которого окружают преступники и убийцы, проливающие невинную кровь. Бальб обличает тирана и организует заговор против него с целью его свержения. В условиях деспотических феодальных режимов Германии XVII в. гневные тираноборческие речи Бальба не лишены были злободневного звучания. Но тираноборчество Бальба носило отвлеченный, непоследовательный характер. Гражданские мотивы не являются главными в трагедии. В дальнейшем заговорщикам удалось убить Льва Армянина, императором становится Бальб, и ему самому предрекается в будущем роль узурпатора. Так, идея тираноборчества приглушается пессимистической философией о «суетности всего человеческого», выдвигаемой автором в предисловии к трагедии.

Противоречивость тираноборческих взглядов в трагедиях Грифиуса проявляется и в том, что борьба с тиранией трактуется им не в социальном, а в этическом плане. Так она поставлена в «Екатерине Грузинской» (Catharina von Georgien, ок. 1647). Героиня ее — грузинская царевна, попавшая в качестве заложницы к персидскому шаху Аббасу. Влюбившийся в нее шах требует перехода ее в мусульманство, угрожая ей в случае отказа жестокой казнью. Екатерина предпочитает умереть мученицей за христианство, нежели капитулировать перед тираном. Она гибнет, но нравственная победа на ее стороне. Смерть не пугает ее, она даже желает ее: «О смерть! желанная смерть! О утешительный дар!» Екатерина— олицетворение нравственного величия, Аббас— носитель низких пороков и страстей. Так острая социальная проблема тираноборчества превращается в проблему нравственную.

Трагедия «Екатерина Грузинская» обращает на себя внимание четко выраженной идеей патриотизма, горячим сочувствием к судьбе завоеванного персами грузинского народа, который мужественно сопротивлялся своим поработителям.

В таком же духе тема тирании решается и в трагедии «Умирающий Папиниан» (Der sterbende Papinianus, 1659), в основу которой положено предание о римском юристе Папиниане, у которого потребовали оправдания императора, убившего своего брата. Папиниан гибнет по воле тирана, но он не сломлен и нравственно торжествует над насильником. Папиниан пассивен, такие герои одерживают лишь моральные, а не политические победы.

Трагедии Грифиуса статичны. При обилии внешних событий в них нет внутреннего движения, развития характеров, остающихся от начала до конца неизменными. Типична для них и односторонняя, однолинейная характеристика героев, идущая от классицизма.

В соответствии с эстетикой классицизма Грифиус изображал в своих трагедиях высокопоставленных героев, но в «Карденио и Целинде» (Cardenio und Celimie, изд. в 1657 г.) он отступает от этого правила. Героями здесь выступают простые люди, считавшиеся недостойными для изображения в трагедии. Поэтому эту пьесу рассматривают как своеобразную предшественницу «мещанской драмы», о чем, однако, можно говорить с большими оговорками, так как в ней проявляются основные черты драматургии барокко. Хотя герои ее и простые люди, но они одержимы демоническими страстями. Это в полной мере относится к студенту Карденио и к отвергнутой им красавице Целинде. Автор широко прибегает к эффектам барочной драматургии (призраки, колдуны, говорящие мертвецы, ужасные кровопролития). В 4-м действии, например, изображается встреча Карденио с Целиндой при совершенно исключительных обстоятельствах — ночью, на кладбище, у разрытой могилы. Целинда является сюда по совету колдуньи с целью вернуть утраченную любовь Карденио. Для этого она должна достать из могилы сердце мертвеца. Карденио видит Целинду рядом с полуразложившимся трупом:

Но что я нахожу? Увы! Бездушный труп
Стоит. О, страшный вид! О, судорога губ!
Он полусгнил уже, он весь иссиня-бледный.
(Пер. М. Замаховского)

Кроме трагедий, Грифиус написал три комедии, которые стоят ближе к обыденной жизни. В них чувствуется национальный колорит и явственно проступают реалистические тенденции. Так, «Нелепая комедия, или Господин Петер Сквенц» (Absurda comica, oder Herr Peter Squenz, 1650) навеяна мотивами из «Сна в летнюю ночь» Шекспира. В ней простоватые ремесленники разыгрывают представление о печальной любви Пирама и Гисбы. Весьма колоритна фигура полуграмотного Сквенца, который хочет всем внушить мысль, что он образованнейший и всезнающий человек. За одну ночь Сквенц берется «изготовить» пьесу, назвав ее «хорошее действо, веселое и печальное Для исполнителей и зрителей». Трогательная история о любви Пирама и Тисбы в трактовке людей недалеких и малосведущих получает грубоватое и фарсовое звучание. В комедии немало метко схваченных немецких бытовых черт.

Самая удачная и сценичная комедия Грифиуса — «Любимая Роза» (Die geliebte Dornrose, ок. 1660), весьма живо и правдиво изображающая деревенскую жизнь. В ней выводятся крестьянский парень Грегор Корнблюме и сельская красавица Лиза, прозванная Розой. Они любят друг друга и мечтают пожениться. Но их родственники перессорились, и это мешает осуществлению намерений молодых людей. В результате вмешательства судьи Вильгельма события завершаются традиционной счастливой развязкой.

Своими комедиями Грифиус подготавливал появление бытовой драмы XVIII в.

Примечания.

1 Синдик — старшина гильдии, цеха.

© 2000- NIV